Академический мир часто не успевает за трендами и новейшими трансформациями в культуре — тем не менее, обсуждение актуальных тем современности в стенах классических университетов всегда вызывает живой интерес студентов. В декабре 2014 года в Берлинском университете искусств началась серия лекций и конференция под общим названием «Techno studies. Эстетика и историография электронной танцевальной музыки». T&P встретились с куратором программы Маттиасом Падчерни и поговорили с ним о том, как «Бергхайн» объединил запад и восток Берлина.

Маттиас Падчерни

Професор Берлинского университета искусств, профессор музыковедения

Техно в свете академического интереса

Не думаю, что эта конференция первая в своем роде. В начале девяностых случился первый техно-бум и вскоре после него появились научные разработки на эту тему — статьи и книги. После того, как популярность прошла и интерес к техно немного угас, никого в научном мире эта тема больше не интересовала. Сейчас, на протяжении последних 5–6 лет, идет вторая или даже третья волна популярности техно, связанная с историографией направления. Существует множество книг об истоках этого жанра электронной музыки — особенно в Берлине и Германии. И естественно, есть немеркнущий интерес к Берлину, который, по-моему мнению, напрямую связан с интересом к техно.

Первые лекции по этой теме, которые прошли в ноябре, были на удивление популярны — не всем хватило места, люди даже сидели на полу. Пришли те, кого нечасто можно встретить в стенах университет — к примеру, уже совсем взрослые люди, имевшие отношение к клубной сцене в восьмидесятых, или школьники. На первых лекциях было около 90-110 людей — берлинцы, а также гости из всех уголков Германии, которые приехали специально ради мероприятия. Среди студентов не только те, кто имеет отношение к музыке, но и культурологи, специалисты по медиа, искусству. Также множество художников, видеохудожников, людей из киноиндустрии, кино- и видеопродюсеры, творческие агенты.

Техно как объект исследования

Методы исследования, которые можно применять к техно, — одна из основных тем конференции. Как анализировать актуальную музыку? Мне это делать более-менее просто, поскольку я музыкальный историк и в основном работаю с архивами. В Берлине находится довольно большой архив — Архив молодежной культуры, где собраны фанзины, флаеры, и другие документы. Поэтому я в основном работаю с текстом, изучаю дискуссии в 90-х. А вот изучение техно с точки зрения музыки — довольно сложная задача. Поскольку, если применять методы, которым нас научили в музыкальной институтах, мы придем к выводу, что техно — ужасно скучная музыка, в ней ничего не происходит: нет ни развития гармонии, ни сложного контрапункта, ни мелодической трансформации. Но разумеется, виной будут неправильные методы. В техно интересно другое — к примеру, саундшейпинг или микроритмические структуры.

https://www.flickr.com/photos/ewarwoowar/

https://www.flickr.com/photos/ewarwoowar/

Иная составляющая техно-сцены, которая, вероятно, является наиболее важной — это исполнение само по себе. Все самое важное происходит в зале: появляется некая связь между диджеем и толпой, происходит что-то среднее между сочинением музыки и импровизацией. И при анализе этого «перформанса» возникает множество сложностей. Один из методов изучения представления — съемка диджея за работой на сцене в клубе, наблюдение за его/ее действиями, работой с ноутбуком. Другая идея — транскрипция музыки. Но тут также возникает вопрос — как ее записывать? С помощью обыкновенной нотной грамоты? И другой вопрос — как записать саундшейпинг? Однако, работа в этой области началась в середине 90-х, тогда научились анализировать MIDI-треки. Сейчас технологии гораздо более развитые, программы и утилиты для работы с такой музыкой совершенно иные.

Я вел курс о техно год назад и спросил студентов, что они изучают, как часто ходят в клубы, какие лейблы им знакомы. И ответы были очень интересными. Половина студентов изучала музыку, а другая половина была с программ вроде цифровых коммуникаций. И те, кто изучали музыку, в большинстве своем ничего не знали о клубной сцене — их просто интересовала тематика курса. Другие ребята, напротив, были в теме — они устраивали собственные вечеринки или писали музыку сами. Мне было очень интересно узнать, что музыкальные студенты в действительности очень мало знают о современной музыке, а другие студенты оказались активно в нее вовлечены. Проблема в том, что современную танцевальную музыку до сих пор не считают чем-то, что можно изучать. Хотя в некоторых частных университетах появляются программы по исследованию этой области.

Электронная музыка как характерная особенность Берлина

Берлин уже многие годы является клубной столицей Европы, и я не думаю, что это изменится в скором времени. В городе огромное количество лейблов звукозаписи, здесь живут многие диджеи, некоторые из наиболее известных клубов по-прежнему находятся тут. Сюда все так же продолжают ехать люди со всего мира, многие их которых заинтересованы, в том числе и в местной клубной сцене. Стоит отметить, конечно, и идею свободы: в Берлине ты можешь создать свой образ, не зависящий от любых стереотипов. Я регулярно читаю о том, что берлинский бум закончился, что все переезжают в Стамбул или Бухарест. Но об этом говорят уже 10 лет, а в Берлине по-прежнему происходит много всего. Если пройтись по городу ночью, можно увидеть огромные очереди перед клубами. Мне кажется, в среднем около 10 000 человек приезжает в Берлин на выходные, чтобы потусоваться.

https://www.flickr.com/photos/kelemen_viktor/

https://www.flickr.com/photos/kelemen_viktor/

Берлин — замечательное место для того, чтобы изучать музыку. С работой в этой сфере все обстоит иначе, хоть и не так уж плохо. Цены на жилье по сравнению с другими европейскими столицами достаточно низкие. Здесь довольно легко обзавестись профессиональными связями. По моему мнению, главной проблемой области является web 2.0 — демократизация производства. С этой профессией все сложнее и сложнее зарабатывать деньги — очень много людей занимаются такой музыкой, рынок переполнен, стать заметной фигурой очень сложно. Есть сайты, на которые можно загрузить свои треки, но так как музыкантов слишком много, выделить кого-то из общей массы — непросто.

Думаю, раньше, в середине 90-х во времена техно-бума, среднестатистический диджей зарабатывал достаточно. Сейчас есть горстка звезд с большими гонорарами, которые гастролируют по миру. Но большинство современных диджеев вынуждено работать в магазинах, чтобы заработать на жизнь. Поэтому музыка становится в большей степени хобби. Есть статья диджея Стефана Голдмана, который описал актуальное положение в области, как сложно пробиться, особенно новичкам. Возможно, следует искать более узкую нишу — к примеру, дабстеп или что-то подобное, где конкуренция несколько ниже.

Техно как способ пережить нацистское прошлое

«Звук семьи» рассказывает о том, как ...

«Звук семьи» рассказывает о том, как восточный и западный Берлин после падения стены объединило техно-движение.

Немецкая история и историография сильно связаны с идеей организации конференции «Techno studies. Эстетика и историография электронной танцевальной музыки». Существует книга «Звук семьи», написанная Феликсом Дэнком и Свеном фон Тюлленом, которая была издана на английском языке в ноябре этого года. Это огромный сборник интервью: авторы опросили несколько десятков людей и соединили их ответы в одной книге. Многие из героев говорят о том, что именно техно сделало возможным появление нового позитивного образа Германии. Люди устраивали вечеринки на улице 17 июня — бывшей нацисткой улице. В 90-х они организовали там Парад Любви — тысячи людей там танцевали и никто больше не думал о Гитлере.

Многие считают, что падение Берлинской стены и конец холодной войны стали истинным окончанием послевоенной эры. Только после этого стало возможным преодоление «культуры памяти» (вид идентификации Германии, основанный на преодолении нацистского прошлого, построении стратегий по борьбе с ним, некая обратная идентификация). Сейчас, по мнению многих, после падения стены техно помогло преодолеть эту часть истории и добавить что-то новое — танцы, вечеринки, позволило начать позитивно воспринимать самих себя; своего рода построение нации на основе Берлинской Республики.

Техно как культурный феномен

В конце 80-х-начале 90-х годов такие движения, как эйсид, хаус и рэйв, стали, пожалуй, последними крупными молодежными направлениями популярной музыки в XX веке. До этого на их месте были рок-н-ролл, хиппи и панки. Итак, это было последнее движение, к которому могли присоединиться или с которым могли себя ассоциировать молодые люди. И дело было не только в музыкальных группах — там была своя мода, своя визуальная эстетика. Была во всем этом и большая идея — изменить мир при помощи движения. Эта «рейвующая» нация, «рейвующее» общество, которое танцевало на Параде Любви, — думало о том, как изменить мир, они хотели гармонии. Сейчас этот концепт практически исчез.

Сегодня существуют некие утопичные идеи. К примеру, Holzmarktprojekt, строящийся на набережной Шпрее. Этот район всегда обсуждался в контексте джентрификации, крупные компании скупают там недвижимость и строят скучные отели. Именно там располагался известный клуб Bar 25, который был закрыт из-за преобразований в районе. Теперь есть план построить совершенно новый квартал с техно-клубом в центре, вокруг которого будут находится жилые дома, хостелы, творческие резиденции — своего рода коммуна. Что это, как не утопичная идея об открытом пространстве, где каждый может реализовать себя? Holzmarktprojekt планируют строить из временных конструкций, что связано с историей Bar 25. Этот клуб с точки зрения эстетики создавался в качестве противовеса другому легендарному месту — клубу Berghain. Это огромный промышленный комплекс, очень темный, очень закрытый.

Bar 25, наоборот, был очень открытым. Разумеется, не тогда, когда дело касалось пропуска в клуб, а в плане внешнего вида — он был построен из деревянных, натуральных материалов. Я весьма заинтересован в проекте Holzmarktprojekt, потому что, мне кажется, такого в Германии еще не было — техно-клуб, построенный архитектором. Не было такой идеи и самой по себе: жить, работать, ходить на вечеринки — все в одном месте; клуб по соседству с детским садом — это что-то абсолютно новое. Но наряду с утопичностью проекта, здесь можно разглядеть и довольно умный способ заработать денег.

Holzmarktprojekt

Holzmarktprojekt

Другая сторона вопроса — профессиональный уровень техно. Сегодня создание музыки находится на высоком уровне, клубы располагают профессиональным звуковыми системами. В начале 90-х все было иначе, это было ближе к импровизации и эксперименту. Сейчас написано очень много программ конкретно для этой области, развиваются технологии, эстетические концепции. Можно сказать, что техно сегодня значительно более разнообразно.

Электронная музыка как пространство для творчества

Техно появилось в Германии в 90-е годы не внезапно, это был результат развития других направлений. Тут можно говорить о связях с классической музыкой или о влиянии афроамериканской музыки. Корни жанра лежат в музыке Детройта и Чикаго, где техно считалось некоторым ответом на хип-хоп. Об этих корнях, кстати, часто забывают в Германии, здесь эту музыку связывают преимущественно с группой Kraftwerk или электро. Авторы техно-музыки сегодня располагают предысторией, они знают, что происходило раньше, и могут, к примеру, «цитировать» определенные синтезаторные партии. Эстетика также развивается. Сегодня можно сказать: «Я пишу минимал-глитч-техно», что-очень узкоспециальное.

Две недели назад на первых лекциях конференции Стефан Голдман говорил, к примеру, о программных пресетах. Многие вещи сегодня настроены изначально, так что можно просто сесть и писать музыку, не отвлекаясь на ненужные моменты. Сейчас теоретически возможно все что угодно, за последние 20 лет область развилась очень сильно. Можно делать многое, но кто-то боится как раз этих возможностей — ведь при таком разнообразии выбора иногда сложно решить, где начать: границы очень размыты. Ведь когда есть какие-то рамки, с ними можно работать, раздвигать их, создавая оригинальные решения, а сейчас в цифровой сфере возможно все и артисты думают: «Я легко могу сделать что угодно, но я боюсь начать». Поэтому многие компании и производители создают пресеты, их цель — помочь музыканту, показать ему, что хорошо звучит. И получается, с одной стороны, он может делать что угодно, а с другой — у него есть искусственные ограничения.

Звуковое сопровождение: 12 альбомов, 6 радиостанций и 3 музыкальных микса для создания рабочей атмосферы

Современные музыканты могут быть очень юными, и возможно, это связано с тем что они представители цифрового поколения, которое выросло со смартфоном в руках. Они привыкли играть с электроникой, они с ней на ты. Поэтому и идея создания музыки с ее помощью кажется им очень естественным — как подойти к пианино и наиграть что-нибудь. Здесь — в университете — мы по-прежнему живем в другом мире, в XX веке. Сюда нельзя прийти изучать музыкальную информатику или что-то в этом роде. Правда, я думаю это возможно в Технологическом университете Берлина, но при этом связь с актуальной клубной сценой все равно отсутствует.