У любой эпидемии есть точка старта — момент, когда человек вступает в контакт с природным источником заражения, чтобы затем передать болезнь другим людям. В популярной культуре этих больных называют «нулевыми пациентами», в медицине — «первичными случаями». Журнал Quo опубликовал статью, посвященную этим несчастным жертвам случая, а «Теории и практики» выбрали из нее самое интересное.

Брюшной тиф: Мэри Маллон

Самым знаменитым нулевым пациентом на планете остается Мэри Маллон, или Тифозная Мэри — повариха, которая жила и работала в штате Нью-Йорк в первой половине XX века. Мэри была первым в США здоровым носителем брюшного тифа, но яростно отрицала свою причастность ко вспышкам болезни. За свою «карьеру» она успела заразить 47 человек, трое из которых умерли.

Мэри Маллон эмигрировала в США из Ирландии в 1884 году. Ее мать болела брюшным тифом во время беременности, однако Мэри родилась здоровой, так что ни она, ни ее родные ничего не опасались. С 1900 по 1907 годы женщина работала поваром в организациях и частных домах, и почти в каждом месте после ее трудоустройства появлялись тифозные больные. В одной из семей Маллон даже провела несколько недель, ухаживая за пострадавшими, что только усугубило ситуацию.

В 1906 году на вспышку тифа в одной из семей обратил внимание специалист в области санитарной профилактики Джордж Сопер. Любопытный, дотошный и старательный исследователь начал подозревать повариху и развернул целое детективное расследование, которое позволило связать появление тифозных пациентов с послужным списком мисс Маллон. Тем не менее Соперу не удалось заставить Мэри сдать анализ мочи. Женщина с возмущением отрицала свою причастность ко вспышкам болезни, — вероятно, отчасти потому, что Сопер был недостаточно тактичен, напирая на то, что она является эмигранткой из Ирландии.

В конце концов полиция обязала повариху пройти медицинский осмотр, который выявил присутствие в ее организме возбудителя брюшного тифа. Мэри отвезли в больницу на острове Норт-Бразер, где она провела три года в карантине. Затем она повторно сдала анализы, которые оказались «чистыми». Мисс Маллон отпустили под присягой обязав больше не работать на кухне. Она устроилась на место прачки, но такая должность оплачивалась ниже, так что уже в 1915 году Мэри сменила фамилию и пошла работать поваром в женскую больницу Слоан, вновь заразив тифом 25 человек. Один из заболевших умер. После этого Тифозную Мэри нашли, арестовали и опять отвезли на Норт-Бразер, поместив в пожизненный карантин и со временем разрешив работать лишь техником в местной лаборатории. Маллон умерла там 1938 году в возрасте 69 лет. Вскрытие показало, что в ее желчном пузыре были бактерии Salmonella typhi, которые вызывают брюшной тиф.

Атипичная пневмония: Хуан Синчу

Тяжелый острый респираторный синдром (ТОРС, или SARS), также известный как атипичная пневмония, впервые был зарегистрирован в Китае. Его первой жертвой стал фермер из провинции Гуандун, который умер в больнице, а нулевой пациент, Хуан Синчу, остался в живых и до сих пор страдает от своего статуса. «Я избегаю большинства своих старых друзей и коллег, с которыми общался много лет, и редко приезжаю в родной город», — рассказывает Синчу. После того как он ощутил первые симптомы атипичной пневмонии, болезнь успела распространиться на 29 стран и унесла жизни 750 пациентов. ТОРС передается воздушно-капельным путем, как и грипп. Хуан Синчу сейчас здоров, но все еще боится своих бывших соседей из-за того, как они относятся к нему.

«Я сделал все, что мог, чтобы мир обо мне забыл», — говорит Хуан. Но внимание публики не ослабевает. Как и Мэри Маллон, Синчу тоже работал поваром и после заражения продолжал трудиться на кухне. Специалисты, которые исследуют атипичную пневмонию, уверены, что он получил вирус после того, как ел или готовил мясо циветты — хищного млекопитающего из семейства виверровых, которое традиционно употребляют в пищу на юге Китая. Хуан, однако, продолжает отрицать свои контакты с этим животным.

Вирус Бас-Конго: дети из Мангалы

Надавно открытый вирус Бас-Конго (BASV), или вирус Нижнего Конго, относится к разряду рабдовирусов, как бешенство. Он вызывает чудовищную геморрагическую лихорадку, которая может оказаться смертельной. Тем не менее первая эпидемия вируса Бас-Конго не состоялась: из-за внимания к распространению Эболы, среди симптомов которой есть кровотечения, вспышку успели купировать.

Нулевыми пациентами, получившими этот вирус из природного резервуара, стали двое детей из деревни Мангала (Демократическая Республика Конго): 15-летний подросток и 13-летняя девочка. Оба заболели в 2009 году и погибли за два и три дня соответственно. Дети ходили в одну школу, но не общались между собой. С чьей кровью они контактировали перед тем, как заразились, врачи пока выяснить не смогли.

Медбрат, который ухаживал за нулевыми пациентами с вирусом Бас-Конго, заболел через девять дней после того, как девочка умерла. Мужчина остался в живых, однако двое медицинских работников, которые, в свою очередь, заботились о нем, заразились, хотя и не выказывали никаких симптомов. Уровень антител к вирусу Бас-Конго в их крови был очень высоким. Это позволило доказать, что вирус может передаваться от человека к человеку. Пути его передачи и природный источник заражения, однако, пока остаются неизвестными.

ВИЧ: поддельный пациент

Бортпроводник Air Canada Гаэтан Дугас стал первым в истории «вымышленным» нулевым пациентом. Журналист Рэнди Шлитс и его редактор Майкл Деннеми в начале 80-х годов использовали его имя и биографию, чтобы выпустить книгу о том, как ВИЧ-инфекция попала в США. Опираясь на сведения американских центров по контролю и профилактике заболеваний, а также на слухи, газетчики создали миф о том, что Дугас практиковал беспорядочные половые связи и «принес» ВИЧ и СПИД в США. Книга популяризовала термины, но разрушила репутацию бортпроводника.

Позже было доказано, что Гаэтана Дугаса обвиняли безосновательно. Научные исследования позволили выяснить, что вирус ВИЧ-1, ответственный за заражение большей части пациентов в Европе и Северной Америке, явился сюда из Киншасы (Демократическая Республика Конго). И на самом деле это произошло в начале 20-х годов XX века.

Эбола: ребенок из Мельянду

Современная эпидемия Эболы тоже началась с одного случая заражения. Нулевым пациентом в этом случае стал двухлетний ребенок, который погиб от этой болезни и был похоронен в деревне Мельянду (Гвинея) 2 декабря 2013 года. Из-за специфических местных традиций погребения, которые предполагают объятия и прикосновения к умершему, трое женщин, пришедших на похороны, заразились и распространили Эболу.

«Нужно учитывать природу болезни, когда подтверждаешь ее первичный случай, — говорит представитель организации «Врачи без границ» Фернанда Мендес, посетившая местность, где началась эпидемия. — Если это зооноз (инфекция позвоночных, передающаяся человеку. — Прим. ред.), первичный случай должен иметь контакт с каким-то животным». Сегодня нам известно, что Эбола — это зооноз: ею болеют летучие мыши, обезьяны, свиньи и другие животные, которые могут заразить человека. Долгое время считалось, что виновниками современной эпидемии стали крыланы, мясо которых едят в Гвинее. Однако в начале этого года немецким эпидемеологам удалось выяснить, что «лесная дичь» ни при чем. По данным специалистов, умерший ребенок заразился Эболой, когда играл с насекомоядной летучей мышью в дупле большого дерева, неподалеку от дома. Дерево было излюбленным местом сборищ для местных детей, но через четыре месяца после начала эпидемии оно сгорело после удара молнии.