Впервые официально зафиксированный в 1988 году синдром хронической усталости до сих пор вызывает у многих врачей скепсис и подозрения в симуляции. Недавно американский Медицинский институт выпустил подробный доклад, где заявил, что СХУ действительно существует. T&P перевели из посвященной этому статьи The New Yorker самое главное.

Как утверждают сами авторы, главная мысль этого доклада в том, что СХУ — серьезное, хроническое, сложное, мультисистемное заболевание, которое довольно часто ощутимо снижает деятельность пораженных пациентов. Также они предлагают ввести для него новое название: болезнь систематической непереносимости усилий (systemic exertion intolerance disease).

Доклад указывает на органическое, а не психологическое происхождение СХУ с проявлением явных физиологических симптомов: замедленной работы сердечно-сосудистой системы даже после физических упражнений, замедленной обработки информации мозгом, ортостатическими коллапсами (головокружение, потемнение в глазах и другие симптомы, проявляющиеся, когда пациент встает). Люди с СХУ более «физически ослаблены», чем больные с диабетом второго типа, рассеянным склерозом и застойной сердечной недостаточностью.

Авторы работы уверены, что в США живет как минимум два с половиной миллиона больных СХУ. Среди них девять из десяти, возможно, так и не были верно диагностированы.

Новое название было предложено для того, чтобы отразить всю серьезность заболевания. Слово «усталость» может ввести в заблуждение: нам кажется, мы понимаем, что оно означает, но усталость при СХУ так же отличается от привычной, вечерней усталости, как Эбола отличается от обычной простуды. Ее сила может варьироваться от недомогания как при тяжелом гриппе до ощущения, что каждая клетка тела потеряла свою энергию и нет возможности набрать достаточно воздуха, чтобы попросить о помощи. Даже с такими ярко выраженными симптомами больные часто не могут получить нужный диагноз — неврологи ссылаются на психосоматику и диагностируют конверсионное расстройство, вызванное давно забытой травмой.

Неспешность, с которой врачи осваивают информацию о СХУ, отчасти объясняется отсутствием эффективных тестов и недоверием к показаниям пациента. В своей книге «Наша сегодняшняя жалоба» гарвардский историк Чарльз Розенберг утверждает, что с XIX века, после разрушительных пандемий холеры и возникновения микробной теории болезней, медицина сосредоточилась на измеримых показателях — температуре и пульсе, рентгене, микроскопах, лабораторных анализах. Подобный способ мышления, обычно обеспечивающий блестящие результаты, сформировал непреднамеренный скептицизм к заболеваниям, чья этиология все еще плохо изучена.

Но то, что мы мало знаем о таких заболеваниях, еще не означает, что их не существует.

Подробнее прочитать об опасностях синдрома хронической усталости можно на сайте The New Yorker.