Мокументари — псевдодокументальный фильм. Технически мокументари порой не отличишь от настоящей документалистики. Сюжетная же составляющая состоит из вымысла, объем которого обычно зависит от фантазии авторов. T&P выбрали для примера те редкие случаи, где сложнее всего отличить реальность от фэйка.

«Я все еще здесь: потерянный год Хоакина Феникса»

Документальный дебют Кэйси Аффлека о том, как звезда фильмов «Гладиатор» и «Таинственный лес» уходит из кино, чтобы петь хип-хоп. Для этого он перестает стричься и бриться, днем и ночью не снимает солнцезащитных очков и здорово злоупотребляет наркотиками. Тем не менее Хоакина Феникса мало кто в его новом амплуа воспринимает всерьез, отчего новоявленный рэппер впадает в нешуточную депрессию. Когда сольный альбом Хоакина отказывается продюсировать Пафф Дэдди, и без того тупиковая ситуация принимает совсем уж скверный оборот — с музыкой не клеится, а в кино обратной дороги нет. То, что все это на самом деле розыгрыш, стало известно только в прошлом году на Венецианском кинофестивале, где и состоялась премьера «Я все еще здесь». Критики и зрители к затянувшейся шутке отнеслись с раздражением, что в общем-то не отменяет выдающего актерского таланта Хоакина Феникса, лучшей ролью которого, возможно, так и останется злая пародия на самого себя.

«Забытое серебро»

Отметился в мокументари и Вуди Аллен, снявший в 1983 году комедию «Зелиг» — рассказ о жизни человека-хамелеона Леонарда Зелига, способного перевоплотиться в кого ему только взблагорассудится — от китайца до Адольфа Гитлера. История такой личности, разумеется, не знает.

Питер Джексон, тогда еще только мечтающий перебраться из Новой Зеландии в Голливуд, обнаруживает в соседском сарае сундук, набитый фильмами некоего Колина Маккензи. На 35 мм-пленках — сенсационный материал, изменяющий представление об истории мирового кинематографа. Все, что будет рассказано дальше, может показаться печальной историей о гениальном неудачнике, если не знать, что объект исследования «Забытого серебра» — плод фантазии будущего экранизатора Толкиена.

Маккензи раньше всех изобрел звук, но забыл перевести речь героев с китайского на английский, и затея не имела успеха. Первым придумал, как сделать изображение цветным, но, когда делал пробы на Таити, не заметил, как в кадр попали обнаженные таитянки, и за свою неосмотрительность получил по возвращении домой тюремный срок. Наконец, задолго до «Рождения нации» и «Нетерпимости», Маккензи решил снять свой первый полнометражный крупномасштабный эпос «Соломея» и окончательно на нем и надорвался под тяжестью собственной неуемной фантазии и исторических потрясений первой четверти прошлого века.

Вымышленную историю о самом главном пионере кино можно рассматривать и как комедию, учитывая обилие гомерически смешных моментов, и как драму — иллюстрацию того, во что может превратиться жизнь режиссера-автора, если ему, обладателю таланта и бараньей упрямости, не соизволит оказать милость кто-нибудь свыше.

«Гитлер в Голливуде»

Актриса Мария ди Медейруш, сыгравшая девушку Брюса Уилиса в «Криминальном чтиве», снимает на пару с оператором документальный фильм о важной для нее актрисе — Мишлин Прель, чьи первые роли датируются 30-ми годами прошлого века. Постепенно процесс исследования с опросами очевидцев и работой с архивами превращается в опасное для жизни расследование. Прель упоминает в одном из интервью режиссера Луи Арамчека, автора запрещенного и потерянного в 1939 году фильма «Гитлер в Голливуде», а за ним скрывается мировой заговор: американцы в военные годы имели связи с гитлеровской Германией и пытались изничтожить европейское кино.

Остроумная попытка скрестить при помощи мокументари документальное кино и параноидальный триллер пришла в голову бельгийскому режиссеру Фредерику Сойшеру, ныне проживающему во Франции. Впрочем Сойшер не столько пытается позабавить зрителя таким скрещиванием, сколько пропитать своей любовью к объекту исследования героини Медейруш — европейскому кинематографу как неотъемлемой части европейской истории.