Человеческая психика оснащена механизмами, которые помогают нам инстинктивно защищать собственное Я. Их использование помогает делать наш опыт менее травматичным, но при этом снижает наши шансы на успешное взаимодействие с реальностью. По мнению автора книги «Психология Я и защитные механизмы», дочери Зигмунда Фрейда Анны Фрейд, каждый из нас применяет около пяти подобных стратегий ежедневно. T&P объясняют, почему сублимация не всегда связана с творчеством, как проекция заставляет нас критиковать ни в чем не повинных людей и почему аутоагрессия связана с семейными проблемами.

Отрицание: без признания проблемы

Отрицание — один из самых простых защитных механизмов психики. Это полный отказ от неприятной информации, который позволяет достаточно эффективно отгородиться от нее. Классическим примером здесь может служить ситуация, когда вы на протяжении долгого времени ежедневно выпиваете по несколько бокалов вина или пива, однако при этом сохраняете уверенность, что в любой момент сможете отказаться от своей привычки. Для отрицания характерна острая реакция на постановку проблемы: если кто-нибудь в таком случае намекнет вам, что вы стали зависимы от алкоголя, этот человек, скорее всего, пострадает от вашего приступа гнева.

Отрицание часто становится первой реакцией на боль потери и является первой «стадией переживания горя» по мнению ряда специалистов (впрочем, в этом случае его также называют «этапом недоверия»). Человек, неожиданно потерявший работу, скажет: «Не может быть!» Свидетель автокатастрофы, пытавшийся помочь пострадавшим, может не сразу смириться с тем, что один из них перестал дышать. В таком случае этот механизм не защищает никого, кроме человека, который его бессознательно использует, — однако в ситуациях, когда необходим холодный рассудок, отрицание опасности или собственного шока может быть очень полезным для всех участников событий.

Проекция: вынос вон

Проекция позволяет нам перенести свои разрушительные или неприемлемые мысли, желания, черты, мнения и мотивы на других людей. Цель — защищаться от себя самого или отсрочить решение проблемы. Например, человек может думать, будто партнер критически относится к его заработкам, — в то время как на самом деле со стороны партнера ничего подобного нет. Если такой человек преодолеет свою проекцию и осознает ситуацию, он увидит, что критика исходит от него самого, а в ее основе лежит, скажем, негативное мнение родителей, настаивавших на его несостоятельности.

Негативным следствием проекции может стать желание «исправить» объект, который якобы служит носителем неприятных черт, или вовсе избавиться от него. При этом такой внешний «носитель» иногда не имеет ничего общего с тем, что на него спроецировано. В то же время механизм проекции лежит в основе эмпатии — нашей способности разделять с другими их чувства, глубоко вникать в то, что происходит не с нами, и достигать взаимопонимания с окружающими.

Аутоагрессия: обвинить себя

Аутоагрессия, или поворот против себя, — весьма деструктивный защитный механизм. Она часто бывает свойственна детям, переживающим непростые моменты в отношениях с родителями. Человеку может быть тяжело признать, что его родитель ведет себя с ним пренебрежительно или агрессивно, и вместо этого он предполагает, будто это он сам плохой. Самообвинение, самоунижение, нанесение себе физических повреждений, саморазрушение за счет наркотиков или алкоголя, чрезмерное увлечение опасными аспектами экстремальных видов спорта, — все это результаты работы этого механизма.

Аутоагрессия возникает чаще всего тогда, когда от внешнего объекта, обусловившего ее появление, зависит наше выживание или благополучие. Но, несмотря на множество негативных последствий этого процесса, с эмоциональной точки зрения он может переноситься лучше, чем агрессия, направленная на первоначальную цель: родителя, опекуна или другую важную фигуру.

Сублимация: основа поп-культуры

Сублимация — один из самых широко применяемых защитных механизмов психики. В этом случае энергия нежелательных, травмирующих или негативных переживаний перенаправляется на достижение социально одобряемых конструктивных целей. Его часто используют люди творческих профессий, в том числе знаменитые. Песни о неразделенной любви или книги о темных периодах жизни нередко становятся плодами сублимации. Именно это делает их доступными для понимания — и в конечном итоге популярными.

Тем не менее сублимация может быть не только литературной или «изобразительной». Садистские желания могут сублимироваться в ходе хирургической практики, а нежелательное (например, с точки зрения религии) сексуальное влечение — в создание гениальных произведений архитектуры (как это было в случае Антонио Гауди, который вел крайне аскетичный образ жизни). Сублимация также может быть частью психотерапевтического процесса, когда клиент выплескивает свои внутренние конфликты через творчество: создает тексты, картины, сценарии и другие произведения, позволяющие привести личность в равновесие.

Регрессия: возвращение в детство

Механизм регрессии позволяет приспособиться к травмирующей ситуации конфликта, тревоги или давления за счет возвращения к привычным с детства практикам поведения: крику, плачу, капризам, эмоциональным просьбам и др. Это происходит, поскольку мы, как правило, рано усваиваем, что именно они гарантируют поддержку и безопасность. Демонстрация беззащитности, болезненности, ущербности очень часто приносит психологические «дивиденды» — ведь люди, как и другие живые существа, на нейрофизиологическом уровне склонны защищать слабых и маленьких — то есть потомство, и не только свое собственное.

Регрессия позволяет сбросить с себя бремя ответственности за происходящее: ведь в детстве вместо нас за многое отвечают родители. Этот защитный механизм можно назвать весьма эффективным и достаточно беспроблемным. Трудности возникают, когда он работает слишком долго. Злоупотребление регрессией приводит к появлению психосоматических заболеваний, ипохондрии, отсутствию успешной жизненной стратегии, разрушению отношений с окружающими людьми.

Рационализация: объяснения для всего

Рационализация — это способность тщательно отбирать подходящие разумные причины возникновения негативной ситуации. Цель здесь — самоубеждение в том, что мы не виноваты, что мы достаточно хороши или значимы и проблема не в нас. Человек, который получил отказ на собеседовании, может убеждать себя и окружающих в том, что ему не нужна была такая работа или компания оказалась слишком «скучной», — тогда как в действительности он испытал сильнейшее сожаление. «Не очень-то и хотелось», — классическая для рационализации фраза.

Пассивное поведение может быть рационализировано осторожностью, агрессивное — самозащитой, а равнодушное — стремлением дать окружающим больше самостоятельности. Главный результат работы этого механизма — мнимое восстановление равновесия между желаемым и реальным положением вещей и степени самоуважения. Тем не менее рационализация часто не полностью снимает негативные эффекты травмирующей ситуации, так что она еще долго продолжает причинять боль.

Интеллектуализация: теоретические чувства

Интеллектуализация позволяет нам нейтрализовать гнев, горе или боль за счет перенаправления внимания на совершенно постороннюю область. Человек, которого недавно бросила супруга, может все свободное время отдавать изучению истории Древнего Рима, — и это позволит ему «не так много думать» о потере. Этот механизм психологической защиты основан на стремлении абстрагироваться от чувств и интеллектуализировать их, превратив в теоретические понятия.

Поведение интеллектуализирующего человека часто воспринимается как взрослое и зрелое, и это делает такую форму защиты социально привлекательной. У нее есть и другой плюс: интеллектуализация позволяет снизить зависимость от собственных эмоций и «очистить» от них поведение. Тем не менее длительное применение этого механизма чревато разрушением эмоциональных связей с окружающим миром, снижением способности к взаимопониманию и обсуждению чувств с другими людьми.

Реактивное образование: драка вместо объятий

Реактивное образование — это своего рода поведенческая магия. Такая стратегия защиты позволяет превращать негативное в положительное — и наоборот. Мы часто сталкиваемся с ее эффектами, безобидными и не очень. Мальчики дергают за косы девочек, которые им нравятся; люди старшего поколения с осуждением говорят о распущенности юнцов и стремятся унизить их, тогда как в действительности открытая одежда и провокационный стиль вызывает у них влечение. Реактивное образование часто выдает его неадекватность ситуации и периодические «прорывы» истинного чувства сквозь маску.

Гомофобия, антисемитизм и другие формы неприятия социальных и национальных групп также иногда становятся следствием реактивного образования. В таком случае с помощью механизма защиты нейтрализуется собственное влечение или собственная связь с национальной группой, которая по какой-то причине рассматривается как неприемлемая. Такое применение защитного механизма наносит вред другим людям, но при этом никак не устраняет внутренний конфликт у человека, который применяет его, и не повышает уровень его осознанности.

Замещение: перенос гнева

Замещение позволяет перенести нежелательные чувства (в особенности гнев и раздражение) с одного объекта на другой с целью самозащиты. Человек, на которого накричал шеф, может ничего ему не ответить, но накричать вечером на своего ребенка дома. Ему необходимо выместить возникший гнев, однако делать это в общении с начальником опасно, а вот ребенок вряд ли может дать достойный отпор.

Объектом замещения может стать и случайный объект. В таком случае следствием работы этого механизма защиты становятся, к примеру, хамство в транспорте или грубость на рабочем месте. Порванный в гневе незаконченный рисунок — это тоже форма замещения, впрочем, намного более безобидная.

Фантазии: дивный новый мир

Фантазии позволяют временно улучшить эмоциональное состояние за счет работы воображения. Мечты, чтение, компьютерные игры и даже просмотр порно дают нам возможность перенестись из сложной ситуации туда, где нам будет комфортнее. С точки зрения психоанализа, возникновение фантазий обусловлено стремлением к исполнению, удовлетворению и осуществлению желаний, которые пока не получается удовлетворить в реальном мире.

Фантазии амортизируют страдания и способствуют успокоению личности. Тем не менее психика не всегда способна до конца распознать, где заканчивается реальность и начинается воображаемый мир. В эпоху развития информационных технологий человек может вступить в отношения с медиаобразом, мечтая о любимой актрисе или взаимодействуя с понравившимся персонажем компьютерной игры. Разрушение таких отношений из-за неудачного контакта с реальным наполнением образа или неприятных ситуаций будет переживаться как реальная потеря и принесет эмоциональную боль. Фантазии также могут отвлекать человека от реального мира. В то же время они часто становятся плодотворной почвой для творчества и ложатся в основу удачных произведений, принося положительные плоды и в реальности.