В последние 20 лет нейробиологи и психологи из разных стран провели множество исследований, которые доказывают: склонность к насилию во многом определяется нарушениями в работе мозга. Однако ученые уверены, что биологическая предрасположенность — это еще не судьба, и состояние нервной ткани можно изменить — если знать, в чем проблема. T&P изучили эксперименты по этой теме и узнали, какие тренировки помогают снизить вероятность совершения преступлений.

Серийные убийства

Какие психические расстройства могут лежать в основе желания причинить смертельный вред другому человеку? Четкого ответа на этот вопрос пока не существует, — в том числе потому, что очень сложно собрать экспериментальную группу, состоящую исключительно из серийных убийц.

Тем не менее, сегодня мы знаем, что зачастую «преступным образом» проявляет себя, например, диссоциальное расстройство личности. В Международной классификации болезней (МКБ-10) среди его симптомов упомянуто пренебрежение к социальным нормам и равнодушие к окружающим людям, а поведение «с трудом поддается изменению на основе опыта (даже включающего наказания)». «Больные плохо переносят неудачи и легко поддаются агрессии, включая насилие, — добавляют составители МКБ-10. — Они склонны обвинять других или давать правдоподобные объяснения своему поведению, приводящему их к конфликту с обществом».

DSM-IV (американское руководство по диагностике и статистике психических расстройств) относит диссоциальное расстройство к так называемому кластеру B (театральные, эмоциональные, или колеблющиеся расстройства), вместе с нарциссическим, истерическим и пограничным расстройствами. Люди, которые страдают патологиями из этого раздела, могут отличаться большой харизмой и отсутствием эмпатии, проявлять склонность к манипуляции и запугиванию. Тем не менее, нужно помнить, что не все люди с расстройствами личности склонны к насилию.

Согласно исследованиям психолога Нью-Йоркского университета Майкла Ф. Лорбера, люди, страдающие расстройствами личности, в том числе, диссоциальным расстройством, демонстрируют сниженный ритм сердцебиения и слабую кожно-гальваническую реакцию — показатель электропроводимости кожи. Кроме того, психологу Пенсильванского университета Эдриану Рэйни и группе исследователей из Университета Южной Калифорнии (США) удалось выяснить, что на физиологическом уровне мозг пациентов с расстройствами личности заметно отличается от мозга людей со здоровой психикой: например, у них меньше серого вещества в предлобных долях коры больших полушарий, а гиппокамп ассиметричен. Коллега Рэйни из Королевского колледжа психиатров (Великобритания) Джеймс Блэр также обнаружил, что для пациентов с расстройствами личности характерны паталогические изменения миндалин, которые являются частью лимбической системы, ответственной за реакции выживания и эмоции. Всегда ли в основе серийного убийства лежит расстройство личности? На этот вопрос, конечно, нет однозначного ответа. И все же ученые уверены, что если изучить работу тканей мозга в случае такого преступника, с высокой долей вероятности можно обнаружить именно эти отклонения.

Пограничное расстройство личности, которое также относится к кластеру B, тоже может служить — хотя и не обязательно — основой для противоправных действий. Для него характерна эмоциональная нестабильность, тревога и психотические состояния. Как выяснил профессор психиатрии Аризонского университета Эндрю Э. Скудол, люди, страдающие пограничным расстройством, могут внезапно впасть в параноидальную подозрительность и импульсивную агрессию. Цель агрессивного поведения в этом случае может быть более или менее рациональной (например, призвать кого-то к порядку), но действия оказываются более жесткими, чем нужно. Как пишет американский психолог Леонард Берковиц в своей книге «Агрессия: причины, последствия и контроль», цитируя знакомого детектива из Далласа: «Убийства происходят оттого, что люди не думают… Взыграла кровь. Завязалась драка, и вот уже кто-то зарезан или застрелен». С физиологической точки зрения импульсивная агрессия связана с низким уровнен серотонина — одного из основных нейромедиаторов, так называемого «гормона счастья».

Специалист Национального института психиатрии в Мексике Рамон де ла Фуэнте также обнаружил, что при пограничном расстройстве меняется уровень метаболизма в передней поясной коре, которая участвует в выполнении когнитивных функций: ожидании награды, принятии решений, эмпатии, управлении импульсивными реакциями и, как предполагается, регулирует уровень кровяного давления и сердечный ритм (и тут мы снова можем вспомнить исследования Лорбера). Коллеги де ла Фуэнте, ученые из Гарвардской медицинской школы установили, что предлобная кора также страдает при пограничном расстройстве, — а ведь она тоже активно участвует в процессе принятия решений и обработке эмоций.

https://www.flickr.com/photos/leastwanted/

https://www.flickr.com/photos/leastwanted/

Известный психиатр, профессор Кембриджского университета (Великобритания) Саймон Бэйрон-Коэн включил пограничное расстройство в список патологий, которые приводят к так называемому «нулевому градусу эмпатии», когда человек не может понять и учесть чувства других. Рассуждения о том, какой процент серийных убийц страдает пограничным расстройством, разумеется, будут голословными, — однако если все факторы: эмоциональная нестабильность, нулевая эмпатия и импульсивная агрессия, — сходятся в одном момент времени, вероятность причинить вред другим людям для человека, конечно, возрастет.

Для еще одного представителя кластера B, нарциссического расстройства личности, по мнению Бэйрона-Коэна, также характерен «нулевой градус эмпатии». Это означает, что в этом случае должны присутствовать нарушения в работе лимбической системы и предлобных долях коры. Это делает нарциссическое расстройство похожим на диссоциальное и пограничное. Правда, психотические симптомы в этом случае отсутствуют (и это отличает нарциссизм от пограничного расстройства). А вот с диссоциальным расстройством его легче перепутать, поскольку к нарциссическому поведению могут быть склонны и люди с диссоциальным диагнозом.

Рецидив преступлений

Исследование, проведенное в лаборатории Mind Research Network в Альбукерке (Мексика), показало, что сканирование головного мозга помогает оценить вероятность рецидива после того, как совершивший преступление человек вышел из тюрьмы. Ученые пришли к такому выводу, исследовав работу передней поясной коры головного мозга — той же самой области, которую изучал Рамон де ла Фуэнте. В их эксперименте добровольно приняли участие 96 взрослых бывших правонарушителей в возрасте от 20 до 52 лет. Специалисты наблюдали за их поведением в течение четырех лет после окончания срока тюремного заключения. В ходе исследования участники прошли серию тестов, во время которых ученые следили за их мозгом с помощью МРТ. Они заметили, что люди с низкой активностью передней поясной коры в два раза чаще нарушают закон повторно, чем люди с высоким уровнем активности в этой области.

«Магнитно-резонансное сканирование дает возможность увидеть, что эта часть мозга работает неправильно, — что позволяет оценить, кто больше склонен к импульсивному антисоциальному поведению, ведущему к повторным арестам», — объяснил ведущий автор исследования, доктор Кент А. Кайл. В его работе говорится, что функции передней поясной коры «связаны с обработкой ошибок, отслеживанием конфликтов, выбором ответа и обучением избеганию» (форма обучения, при которой человек усваивает реакцию, позволяющую избежать вредного или болезненного стимула — прим. ред.). Если эта область повреждена, люди «начинают выказывать расторможенность и апатию, становятся агрессивными». «Пациентов с повреждениями передней поясной коры можно классифицировать как людей с приобретенным психопатологическим типом личности», — пишут ученые. И все же, доктор Кайл уверен, что с созданием препаратов, повышающих уровень активности в этой области мозга, проблемы таких пациентов могут быть решены.

Насилие и миндалевидные тела

Миндалевидные тела, или миндалины, — часть лимбической системы, которая отвечает за необходимые для выживания реакции, а также за эмоции — наряду с другими областями мозга. Миндалины «работают» со страхом и агрессией, помогая нам осознавать угрозы и выбирать, как мы будем реагировать на них: ударим или убежим. Исследования, проведенные психологами из Питтсбургского университета (США), показали, что у людей, склонных к насилию и агрессии и имеющих психопатические черты поведения, миндалевидные тела меньше нормы: вплоть до трети обычного объема. Другой эксперимент, проведенный в Алабамском университете (США), подтвердил эти выводы и позволил установить, что в случае, когда человек демонстрирует психопатические черты поведения, сокращается не только объем, но и работоспособность миндалин.

https://www.flickr.com/photos/leastwanted/

https://www.flickr.com/photos/leastwanted/

Еще одно необыкновенно продолжительное исследование, которое совместно с коллегами из Бруклинского колледжа (США) провел пенсильванский психолог Эдриан Рэйни (уже упомянутый в этом материале), позволило установить, что миндалины начинают работать неправильно задолго до того, как человек впервые демонстрирует склонность к насилию. В рамках эксперимента специалисты под руководством Рэйни изучили поведение 1795 трехлетних детей. Их попросили прослушать два типа звуков: за одним следовала тишина, а за другим — громкий неприятный сигнал. Одни дети реагировали на него с испугом, демонстрируя так называемое условно-рефлекторное замирание, за которое отвечают миндалины, — а другим было не страшно. Ученые 20 лет наблюдали за участниками этого эксперимента и обнаружили, что преступления, в основном, совершали те, кто не замирал от страха во время первого теста на работу миндалин.

Биология — это не судьба

Если «преступность разума» можно диагностировать, можно ли ее изменить — до совершения преступления или до его рецидива? Ученые уверены, что да. Эндриану Рэйни, например, удалось обнаружить, что специальная программа питания и система тренировок и когнитивных упражнений для детей, применяемая с трех лет, позволяет повысить функциональность мозга и к 23 годам на 34%, что больше чем втрое снижает склонность к насилию (по сравнению с участниками контрольной группы, которые не тренировались и не придерживались программы питания). Специалист из Университета штата Колорадо (США) Дэвид Олдс также обнаружил, что если будущих матерей с низким уровнем дохода посещают медсестры, которые просто беседуют с ними о здоровье, обучении и выполнении родительских обязанностей, то в подростковом возрасте их дети реже подвергаются аресту.

https://www.flickr.com/photos/leastwanted/

https://www.flickr.com/photos/leastwanted/

Простые программы по работе с заключенными также показали свою эффективность. Специалисты их Оксфордского университета (Великобритания) и Университета Неймегена (Нидерланды) в рамках исследования предложили правонарушителям, отбывавшим срок наказания в тюрьме, 10-недельную программу занятий йогой. В результате, участники эксперимента научились лучше контролировать свою импульсивность. Та же группа исследователей провела еще одно исследование в другой британской тюрьме, предложив заключенным курс витаминов, минеральных добавок и жирных кислот. При этом одни участники получали настоящие препараты, а другие — плацебо. В результате выяснилось, что люди из первой группы начали совершать нападения на сокамерников и оскорблять их на 26,4% реже, чем те, кто принимал «ненастоящие» витамины. Впоследствии эта цифра выросла до 35%, в то время как показатели второй группы остались стабильными. Позже исследование в голландских тюрьмах позволило подтвердить эти данные. Сейчас на их основе Эдриан Рэйни ведет разработку курса витаминов и минеральных добавок для детей и подростков, склонных к насилию. «Биология — это не судьба, — говорит Рэйни. — Мы можем изменить биологическую основу преступности и насилия, и в этом не приходится сомневаться».