В 2009 году в Казани был основан «ИТ-парк» — технологический комплекс с дата-центром, бизнес-инкубатором, коворкингом, центром интеллектуальной собственности и своими учебными программами. T&P поговорили с директором Антоном Грачевым о том, каких изменений требует российская система образования и как они происходят в Татарстане.

Антон Грачев

директор технопарка в сфере высоких технологий «ИТ-парк»

Чиновники и рыночная экономика

Стратег, вовлеченный в управление страны, должен понимать, что существует цикличность: люди стареют, на их смену приходят молодые поколения. Так что нельзя не учитывать процессы, которые происходят в образовании. В Республике Татарстан пристально смотрят на Сингапур с тех пор, как Рустам Минниханов в бытность премьер-министром познакомился с теперь уже покойным Ли Куан Ю. Последний убедил его начать перемены с перестройки системы мышления госслужащих, которые отвечают за развитие региона. С 2007 года почти все чиновники прошли стажировку в Сингапуре, где за 30-40 лет в конце 20 века система действительно была перевернута с ног на голову. Понятно, им было проще это сделать, они меньшее по численности населения государство, но, в принципе, можно брать их за пример и делать. Во многом аппарат управления Татарстана изменился и обновился за эти 8 лет, но самое важное то, что люди просто начали по-другому думать. Образованию в этом процессе теперь уделяется абсолютно иное внимание, подходить к нему стали с новой стороны, не так, как сегодня, к сожалению, происходит в России в целом.

В структуре экономик большинства развитых стран мира преобладают технические специальности

Начиная с определения психотипа личности существует много методов выяснить, к чему человек больше склонен: к творчеству, точным наукам или он, может быть, спортсмен. В первую очередь наша проблема в том, что со времен СССР существует универсальная система школьного образования. Она была хороша, но тогда работал и плановый подход: после школы выпускников распределяли в вузы, были квоты, лимиты и система саморегулирующейся экономики, которой можно было манипулировать. В рыночной экономике так делать нельзя, потому что в любом случае возникнет перекос, который мы имеем сегодня: очень много экономистов, юристов, людей, стремящихся на госслужбу. Технарей осталось мало. А в структуре экономик большинства развитых стран мира преобладают именно технические специальности.

О школьном образовании

В каких-то вещах азиаты стали пионерами, и сейчас их подход мультиплицируют другие страны. Основной принцип заключается в том, что на образование надо смотреть с детских лет, то есть не после школы человек определяет, что ему делать в жизни, а раньше. В Азии процесс профориентации был поставлен на поток, и теперь, грубо говоря, школьники уже в 10 лет знают, что им интересно. Понятно, что это означает не выбор конкретной специальности, а направления развития. Но таким образом человек начинает идти по выбранной линии, а не скачет вправо-влево и не тратит на это время и силы.

«IT-парк» работает со школами, средними специальными учебными заведениями, то есть мы как раз стараемся заниматься профориентацией с детского возраста. У нас есть свои программы по подготовке ребят, которые хотели бы связать себя с отраслью информационных технологий. Наша ключевая задача — еще в школе объяснить человеку, что такое IT, показать, как это работает, почему это интересно, объяснить перспективность и доступность образовательной среды. Языки программирования упрощаются, программы обучения рассчитаны и для дошкольного возраста: есть язык программирования робототехники, которые может освоить пятилетний ребенок.

школьники в Сингапуре

школьники в Сингапуре

На наших курсах для школьников учатся ребята 10-15 лет. Кроме того, мы показываем им свой бизнес-инкубатор, где есть примеры, мотивирующие в том числе и их: один из проектов был основан десятиклассниками, другой — восьмиклассниками. Это полноценные бизнесы, только зарегистрированные на имена родителей, так как их создатели еще не достигли совершеннолетия. Одни, например, писали продающее мобильное приложение: на момент выпуска из бизнес-инкубатора им было по 15 лет, выручка компании составляла больше 1,5 миллиона рублей в месяц. Школьники, которые их видят, понимают, что это не миф, что деньги можно зарабатывать своим умом, а не только таская мешки, то есть традиционным способом подработки.

Эффективность среднего образования

Мы так же пытаемся восстановить среднее образование в стране на своем примере, и это очень важная тенденция. Мы сотрудничаем с Казанским техникумом информационных технологий и связи, основанным в 1932 году, одним из старейших техникумов в России. Пару лет назад мы запустили программу среднего профессионального образования для IT-специалистов. То есть после 9 класса ребята учатся три или четыре года в техникуме и заканчивают его специалистами до 20 лет. Практика показала, что даже первые выпускники этой программы по факту лучшие специалисты, чем выпускники традиционных IT-специальностей в вузах.

Для того, чтобы начать программировать, не нужно учиться 6 лет. Курсы по одному из языков нашей «IT-академии» длятся от трех до шести месяцев, и этого времени вполне достаточно. После нужно искать себя, можно делать свой бизнес, работать в компании или на фрилансе. Даже на высоких должностях бывают нужны свежие молодые мозги.

Проблемы высшего образования

В 2011 году на базе Казанского федерального университета мы с нуля создали факультет ИТИС, в который включили фундаментальную базу по математике и физике и дополнили ее мощной практической частью — пригласили множество IT-компаний, чтобы они открывали свои лаборатории. Таким образом, первую половину дня ребята посещают лекции и семинары, после чего — живая работа над реальными задачами. Получается, что с четвертого курса они все уже трудоустроены: компании просто забирают их себе.

Мы не очень умеем делиться опытом и, если обретаем навык, считаем его своим конкурентным преимуществом, которое никому нельзя рассказывать

Отдельная проблемная точка касается профессорско-преподавательского состава. К сожалению, сегодня в большинстве вузов принцип работы профессоров до сих пор ориентирован на зарплату, в то время как в структуре доходов преподавателей ведущих вузов мира зарплата составляет около 15-20%, остальное — доходы от разработок, патентов, собственных проектов и бизнеса. Это нельзя запрещать ни в коем случае, это надо поощрять, чтобы была мотивация к развитию в профессиональной среде. Закаленному СССР поколению старше 50 непросто перестроиться в бизнес. Этим мы тоже пытаемся заниматься, точечно в отдельных вузах это работает, но решать проблему нужно массово, потому что большая часть интересных бизнесов все-таки рождается в вузах. Профессор приходит со своей инициативой, набирает группу аспирантов, лаборантов, которые участвуют в разработке и в идеале создают стартап, распределяют в нем доли, активно развивают и так далее. Классическая модель современного вуза — MIT, где разработки коммерциализируются, все мотивированы, есть собственные фонды, которые составляют львиную долю успеха начинающих проектов.

медиа лаборатория университета MIT, © Spencer L...

медиа лаборатория университета MIT, © Spencer Lowell

Недавно мы запустили Life accelerator, суть которого — искать интересные проекты в вузах, приглашать их к себе «на прокачку» до того, как они подают на заявку в бизнес-инкубатор. То есть это прединкубационная программа для тех, у кого есть идея, которую нужно выстроить с точки зрения бизнеса. Это неблагодарная инициатива, поскольку выхлоп будет небольшой: из 20 проектов в лучшем случае 2-3 пойдут на следующий этап. Но если будет больше, будем безумно рады. И дело не в качестве идей, идея — это лишь 20% успеха.

Дополнительные навыки

Нам не хватает желания учиться. Мы, наверное, в целом не очень умеем делиться опытом и, если обретаем навык, считаем его своим конкурентным преимуществом, которое никому нельзя рассказывать. Это касается и идей: многие боятся, что ее обязательно украдут, что не имеет ничего общего с реальностью: любому инвестору проще купить готовое решение.

В Татарстане так же работают программы, основная задача которых не просто научить программировать, но и работать в команде. Иногда даже очень хорошая идея не реализуется, потому что люди не умеют слушать, не хотят меняться, зацикливаются на чем-то. Особенно это свойственно технарям, которые очень много думают о технологиях, и очень мало — о бизнесе. Это ключевой момент, поэтому самое главное — научиться слушать. Существуют методологии, как сделать успешный проект, но получится у человека или нет зависит от того, услышит ли он их. Не обязательно рождаться предпринимателем, но нужно воспитывать в себе умение вести диалог. Это важно и для коллаборации между отраслями. Сегодняшний технологический прорыв связан с тем, что одна индустрия хочет и умеет коммуницировать с другой: химик с биологом, биолог с физиком, математик с литератором. Лучшие решения стоят на стыке.

Благодарим Calvert Forum Kazan за помощь в организации интервью.