Расскажите про ваш самый важный проект в вебе

Если говорить об уже завершенных проектах, то это conclave.ru. В то время я работал в Студии Лебедева flash-технологом. Ко мне подошел Олег Пащенко и предложил помочь делать его сайт. Этот проект был и останется для меня очень важным. И дело не в том, сколько наград он собрал, а в том, что в этом проекте исполнилась моя мечта — поработать с Олегом, которого считаю просто гениальным художником. Но всегда самый важный проект — это тот, который делаешь сейчас. Это [Realaxy](http://www.realaxy.com). Мы создаем редактор ActionScript, революционный не только для этого языка, но и для отрасли в целом. Больше года назад, работая над другим проектом, мы столкнулись с целым рядом сложностей, вызванных недостатками языка и существующих редакторов. Евгений Потапенко предложил написать свой редактор на платформе JetBrains MPS. Мы рисковали, но не прогадали — в процессе открылся такой пласт возможностей, о которых мы даже не мечтали. Языково-ориентированное программирование ждет большое будущее.
Мы на пороге очередного витка развития: пользователи не привязаны к компьютеру, им понадобится актуальная информация об окружающем мире на их смартфоне: разовьются технологии дополненной реальности, смартфоны станут умнее и обзаведутся стереокамерой.

Что изменилось в русском вебе за последние 10 лет?

За десять лет произошли радикальные изменения. Как-то, в начале века, довелось поучаствовать в футурологическом мозговом штурме. Я высказывался в направлении того, что скорости интернета возрастут настолько, что мы сможем смотреть фильмы и телевидение в онлайне. На меня смотрели как на умалишенного и говорили, что для этого понадобится не один десяток лет. Сейчас мы на пороге очередного витка развития: основная масса пользователей не привязана к столу с компьютером, им понадобится актуальная информация об окружающем мире на их смартфоне. Как следствие, разовьются технологии дополненной реальности, смартфоны станут умнее и обзаведутся стереокамерой. А мы будем наблюдать мальчишек, бегающих за виртуальными монстрами, по своему вполне реальному двору. ##Почему уехали?
Когда мы планировали проект, сочли, что будет удобнее и дешевле делать это не в Москве, а в Черногории. В результате оказалось, что помимо этого мы получили массу других преимуществ. Не надо тратить по два-три часа на дорогу на работу. Пройдя десять минут пешком можно искупаться в море. А лето длинное — купаться можно до конца октября. Очень красивая страна. В таких условиях и работается лучше, и отдыхается. Но я не уехал. Во всяком случае, это не окончательная эмиграция. Я там, где я нужен. Вот и все. ##Существует идея сервисного государства — страны, где удобно жить и работать. Черногория может быть таким государством?
Вы вторите моим мыслям. Черногория — потенциально прекрасный вариант для этого. Это маленькая страна, живущая туризмом. Два месяца в году. Затем наступает тишина, в прибрежных городах закрывается большинство кафе и магазинов, пустеют отели и дома, многие люди теряют работу. Если в Черногории круглый год будут жить разработчики, будут тратить свои деньги, то этот жуткий дисбаланс выровняется, страна получит дополнительные доходы, а люди — работу. Но сейчас есть целый ряд проблем, которые осложняют такую возможность. И в моих ближайших планах говорить об этом на самом высоком уровне.
Роль пользователей увеличится и в качестве информационных источников — многие события мы сможем наблюдать вживую благодаря трансляциям участников.

Что сейчас самое главное в интернете?

Пользователь. Вокруг него все вертится. Что пользователь захочет, то и будет. Если говорить о направлениях развития, то, безусловно — отрыв пользователя от кресла перед монитором. Я говорил об этом выше. Роль пользователей увеличится и в качестве информационных источников — многие события мы сможем наблюдать вживую благодаря трансляциям участников.

Западный веб и восточный: что происходит в Китае, Индии?

Особенной разницы между западным и восточным интернетом я не вижу. Они проходят тот же путь, что проходили все, при этом разрыв постоянно сокращается.