«Теории и практики» выбирают пять самых интересных ответов ученых на вопросы на сайте The Question: почему россияне переодеваются в спортивные костюмы в поездах дальнего следования, правда ли, что все члены королевских семей уродливые и что из современной русской музыки войдет в учебники по истории культуры.

Виктор Вахштайн

Профессор факультета социальных наук МВШСЭН

«Поезд дальнего следования — очень специфический фрейм коммуникации. Правила поведения здесь близки к правилам поведения в коммунальной квартире, но существенно от них отличаются. Объединяет их то, что в обоих случаях мы имеем дело с полупубличным пространством — пространством, которое не является ни публичным (улица), ни приватным (квартира) в полном смысле слова. Поведение в купе поезда дальнего следования предельно ритуализировано и регламентировано: есть распространенные способы вступления в коммуникацию (предложение присоединиться к трапезе) и допустимые возможности ее избегания (которых у обитателей верхних полок всегда больше). В отличие от купе, пространство плацкартного вагона требует куда больших «инвестиций» для поддержания фрейма полуприватного взаимодействия».

Александр Шеповальников

Главный научный сотрудник лаборатории нейрофизиологии человека ИЭФБ им. И.М. Сеченова РАН

«Это привычная для жителя современного мегаполиса иллюзия: на самом деле, самый продуктивный сон — с 12 до 4 утра. Так могут говорить (и ощущать) только те люди, кто привык к ночному образу жизни и кто всегда встает не раньше 10 утра. Таким людям действительно невыносимо вставать в шесть — вне зависимости от того, когда они легли. Но сейчас уже достоверно известно, что самый «правильный» сон с полуночи до четырех утра: в это время в организме вырабатывается максимальное количество мелатонина, гормона сна, благодаря чему восстановление получается наиболее быстрым и эффективным».

Юрий Сапрыкин

Журналист, главный редактор журнала «Афиша» (2003—2008), шеф-редактор компании «Рамблер-Афиша» (2011—2014).

«Музыкант, который как культурное явление стоит в одном ряду с Ахматовой — это Егор Летов. Глобальный по масштабу, уникальный по содержанию, грандиозный культурный феномен. Летов связан с мировой традицией панка и психоделии, по масштабу личности его можно сопоставить с любым рок-героем 60-х. При этом «Оборона» — явление очень русское, едва ли переводимое на другие языки».

Пол Фридман

Американский историк, профессор департамента истории Йельского университета

«Формально это так, но несмотря на эту чудовищную цифру, у людей были хорошие шансы дотянуть до старости, если они дожили до подросткового возраста. Около половины детей умирало еще до наступления 2-летнего юбилея. Если средневековый человек переживал детство, вероятная продолжительность жизни была выше тридцати».

Мария Михантьева

Журналист

«Все дело в жутких перепетиях династических браков, доходящих до инцеста. Сын Филиппа III и Маргариты Австрийской, Филипп IV женился вторым браком на своей племяннице Марианне Австрийской. Вообще-то она была невестой его сына (от первого брака), но сын умер — не пропадать же добру. После нескольких мертворожденных детей на свет появился Карл II. Мало того, что этот несчастный с детства страдал от эпилепсии, диареи, рвоты, так еще и нижняя челюсть была столь деформированной, что он не мог ни нормально говорить, ни нормально жевать. Его коэффициент инбридинга (показатель, характеризующий гомозиготность потомства, появившегося от близкородственного спаривания) составлял 25% — как если бы он родился в результате настоящего инцеста».