Вы начинали в конце 90-х. Что изменилось в русском вебе за 10 лет?

Он перестал быть набором веб-страничек. Уже тогда мы понимали, что интернет будет мобильным, но не могли представить, как именно все это будет выглядеть. С появлением коммуникаторов, планшетов, скоростей беспроводной связи, достаточных для просмотра видео в хорошем качестве, веб перестал быть просто страницами сайтов. Мы потребляем уже не сайты, а каналы, к которым себя приучили. Блоги, приложения из [appstore](http://store.apple.com/us) и [android market](http://www.android.com/market). Мне кажется, 10 лет назад мы открывали для себя больше новых сайтов в год, чем сейчас. ##Почему продали свою долю в Mail.ru?
Хотя я был тогда молодым и задорным, мой консерватизм в управлении компанией в какой-то момент стал пугать остальных акционеров. Совладельцы забрали у меня штурвал. Было непонятно, кому дальше управлять компанией. Совет директоров склонился к тому, чтобы отдать большую часть компании за понятный им менеджмент и немного инвестиций. Я не считал это правильным и захотел продать свою долю. Тут же получил устраивающее меня предложение.
С появлением коммуникаторов, планшетов, скоростей беспроводной связи, достаточных для просмотра видео в хорошем качестве, веб перестал быть просто страницами сайтов.

Вещание через интернет нарушает чьи-то авторские права?

Не больше, чем вещание по проводам. Но если оно происходит без явного или молчаливого согласия автора — конечно, нарушает. Тут давний трехсторонний конфликт — между потребителями, посредниками и авторами. Посредники — в самом трудном положении, но именно они больше всего заинтересованы в том, чтобы потребители получали контент, а авторы оставались довольны. Мне кажется, что компромисс уже близок и появляется все больше способов распространения, устраивающих всех участников. Ожидания правообладателей и желания пользователей постепенно сближаются. Думаю, вот-вот настанет полная гармония. ##Что сейчас самое главное в интернете?
Facebook, Apple, Google. Социальные сети: 10 лет назад у большей части наших друзей интернета не было. Теперь, когда он у всех, поменялся способ коммуникации. Теперь, все знакомые — перед глазами каждый раз, когда ты открываешь Facebook. Люди стали ближе, появились новые способы общения — легче поделиться мнением, спросить совета, обсудить идею. Видео: 10 лет назад видео не влезало ни в какие каналы. Теперь телевизор стал окончательно старомоден. Передачи и сериалы мы смотрим тогда, когда нам удобно и столько, сколько хотим. Мы становимся более капризными в выборе, производители — более изощренными в предложении. Способы доставки близки к совершенству — мы можем получать любое видео и смотреть его в любой момент в любом месте. Геосервисы: глобальный интернет становится локальным. Поисковые системы учитывают город, из которого приходит запрос. GPS, онлайн-карты, приложения знают все про место нашего обитания. Пробки, транспорт, рестораны. Уже оправдано делать какие-то вещи даже для маленького города, или района, потому что и там много тысяч жителей уже в интернете. Игры: пользователи подсели на казуальные игры, тратят на них кучу времени. Монстры индустрии все изощреннее отнимают зрителей у кино, слушателей у музыки, читателей у газет. Платежи: самое приятное для интернета. Все меньше и меньше остается препятствий для того, чтобы люди оплачивали всевозможные мелкие услуги в интернете, платили за контент, игры, услуги.
10 лет назад у большей части наших друзей интернета не было. Теперь, когда он у всех, поменялся способ коммуникации.

Западный веб и восточный: что происходит в Китае, Индии?

Я очень мало знаю про китайский интернет. Знаю, что у них там все очень сильно свое, своя поисковая система. Сайты, которые я видел из-за спины людей в интернет-кафе — абсолютно незнакомы и чудовищно выглядят по большей части. С Индией должно быть все совсем по-другому, они по-английски читают и лучше интегрированны в англоязычную среду. В общем, для меня восточный интернет — абсолютно неизвестная территория.

Существует идея сервисного государства — страны, где удобно жить и работать. Например, Гонконг. Что об этом думаете?

Может быть, это все-таки не страна, а способ, модель отношения между

государством и гражданами? Тогда в скандинавских странах воспринимают государственные услуги именно так. Удобно жить и работать можно во множестве разных стран, мне кажется. В Гонконге, как раз, тесновато и горизонт плохо видно.