Прозвище «графоман» — это всегда обидно. Создателей некачественных текстов терпеть не могут редакторы и читатели, журналисты и коллеги по писательскому делу. Что же такое графомания? Что делать, если вам приписывают этот недостаток? T&P попытались выяснить, как из графомана превратиться в автора книги.

Для человека книга всегда несла в себе сакральный смысл: ее хранили бережно и долго, читали аккуратно, — и гордились своим авторством, если что-нибудь удавалось написать самостоятельно. Вот почему стремление излагать свои мысли на бумаге присуще множеству, если не большинству людей. Тех, кто пишет обильно и плохо, сегодня называют графоманами.

Словари определяют графоманию как «болезненное пристрастие к сочинительству у бездарного в литературном отношении человека». Однако в современной культуре этот термин давно стал намного шире и превратился в своего рода клеймо, обидное слово, которое то и дело бросают пользователи в социальных сетях, авторы на различных библиотечных ресурсах, редакторы в СМИ, издатели и другие люди, так или иначе соприкасающиеся с текстом.

Простое желание писать у человека, который не занимается этим профессионально, конечно, еще не означает графоманию. Такая оценка применима, только если он пишет по-настоящему дурно, — и все же, даже она может стать толчком к развитию способности создавать хорошие тексты вместо плохих. Проще говоря, если у вас есть привычка учиться и адекватная самооценка, вы можете постепенно перестать быть графоманом и, в конце концов, издать свою книгу, которая многим понравится.

© Burnt Toast Creative

© Burnt Toast Creative

В современном мире писатель — это уже не элитарная роль, которой недостоин простой смертный. Между двумя полюсами: «графоман» и «хороший писатель» — сегодня существует третья точка: «хороший автор». Это человек, который не зарабатывает на жизнь писательским трудом, но при этом успел «издаться». Зачастую его работы — это не романы и не проза, а произведения в жанре non-fiction. Для создания таких текстов нужно хорошо разбираться в своей профессии, быть способным рассказать что-то новое и сделать это хорошо. Иногда самостоятельно, иногда — с помощью редактора.

Чтобы обнаружить у себя графоманию, необходимо прислушиваться к словам других людей, в особенности профессионалов. Если вам отказали четвертый раз подряд, вероятно, что-то не так с главой, которую вы присылали издателям. В такой ситуации имеет смысл попросить редактора объяснить причину отказа и попытаться (хотя бы просто ради эксперимента) исправить в тексте все, что он посчитает неправильным.

Важно понимать и то, что если, получив обидное прозвище графомана, вы всерьез задумались, хорошо ли написан ваш текст, вы уже имеете шансы перестать им быть. В таком случае можно обнаружить, что вы слишком многословный, чересчур зацикленный на себе или не очень умелый, но при этом готовый учиться автор. А это повод просто поработать над собой и сделать все как следует.

«Человек словно пишет для себя, а не для других»

Юлия Потемкина

ведущий редактор издательства «Манн, Иванов и Фербер»

На практике графомания в «МИФе» отсеивается по очень простому критерию (рецепт Анастасии Креневой, руководителя направления развивающих книг для детей; тот же принцип работает и со взрослыми книгами): при ознакомлении с рукописью читается выборочно несколько абзацев или страниц. Если читать дальше не хочется, если нет ни свежих идей, ни оригинального взгляда на привычные вещи, ни даже хорошего образного языка, никакой изюминки, то рукопись к изданию не принимается. А таких рукописей 90%.

Что до меня лично, то я в отборе книг «МИФа» не участвую, но, как всякий редактор, нередко сталкиваюсь с просьбами «оценить книжку». Обычные ощущения от графоманских текстов таковы:

— человек пишет словно для себя, а не для других: не оставляет чувство, что он любуется собой в роли писателя;

— в тексте нет внутреннего стержня, это просто нагромождение слов и мыслей;

— все написанное как-то безлико и вторично;

— попытки «написать красиво» выглядят натужными, потому что в лучшем случае совсем не затрагивают читательских эмоций, а в худшем просто не читаются;

— наконец, бывают вещи, написанные просто психически нездоровыми людьми.

Писательство — это разновидность коммуникации, причем в идеале коммуникации между целыми поколениями. Но чтобы вас издавали и читали, нужно писать интересно.

«Главный критерий — способность рефлексировать»

Ольга Соломатина

журналист и автор учебных программ по писательскому мастерству

— Я думаю, что графоманы читать этот материал не будут. Ведь если брать классическое определение графомании — это получение удовольствия от самого процесса писанины, вне зависимости от результата. Графоману даже все равно, опубликуют его или не опубликуют. Бывают, конечно, случаи, когда человек претендует на то, чтобы его публиковали разные издательства, но это клинические проявления.

Еще одно важное различие — если графоман получает удовольствие от письма, то профессиональные авторы или те, кто может ими стать, обычно мучаются над текстами. Кроме того, графоман не воспринимает критику, никогда не спросит, что можно улучшить.

Люди, склонные рефлексировать, могут себя постоянно спрашивать: «А могу ли я, а есть ли у меня талант, а не графоман ли я?». Но если человек задает себе такой вопрос, он уже не графоман. Для меня главные критерии — адекватность человека и его обучаемость, способность развиваться.

Графоман всегда пишет только про себя, весь сюжет книги или поста фокусируется только на нем. Есть еще такая примета, как незаконченная логика. Каждое последующее предложение опровергает предыдущее, например. Но для меня вообще писательство начинается с того момента, когда человек снимает фокус внимания с себя, и обращает его на окружающих.

Над материалом работали: Дарья Варламова, Наталия Киеня