Совместная работа Ильи Ильфа и Евгения Петрова продолжалась 10 лет и в результате сделала их имена неотделимыми друг от друга. Смогли бы эти писатели стать известными, если бы работали поодиночке? T&P связались с писателями, художниками и журналистами, чтобы выяснить, как найти соавтора и написать книгу вместе.

«Есть писатели, которые созданы для соавторства»

Олег Лекманов

писатель, профессор факультета филологии ВШЭ

Я много книг и текстов писал в соавторстве. Среди них — биография Есенина с Михаилом Свердловым и комментарий к роману Валентина Катаева «Алмазный мой венец» с Марией Котовой. Также я успел поработать с большой группой авторов: изначально это было интернет-проект, комментарий к «Египетской марке» Мандельштама. В блоге я вывешивал комментарии к фрагментам этой повести, люди в комментариях высказывали свое мнение, и затем некоторые участники дискуссии стали моими соавторами.

Когда речь идет о коллективной работе, нужен координатор: кто-то, кто задает направление. В случае с «Египетской маркой» координатором был я. Однако если вы работаете вдвоем, а не впятером, становится важна адекватность и добрая воля. Есть писатели, которые созданы для соавторства. Я чувствую себя таким человеком, поскольку ощущаю, что у меня есть умение слушать другого человека. С другой стороны, у меня был и опыт неудачного сотрудничества, хотя человек оставался мои другом. Одно дело, когда с человеком общаешься в повседневности, и совсем другое — когда люди вместе занимаются творчеством.

Поскольку я всегда работал только со своими друзьями, людьми, которым я доверяю, и которые доверяют мне (для меня это принципиально), с юридической точки зрения проблем у нас никогда не возникало. Обычно все оформлялось на меня, а деньги и права собственности мы делили между собой. Самое главное в работе с другим автором — умение слушать; стилистическая разница, которая может проявиться в процессе, не так страшна. Например, в биографии Николая Олейникова, которую мы только что написали, главы отличаются друг от друга со стилистической точки зрения. И все же, не сильно: ведь работая над ними, мы держали в голове манеру письма друг друга.

«Семь авторов под одним псевдонимом — это ад»

Андрей Жвалевский

писатель

Почти все свои книги я писал в соавторстве. Первые были написаны в соавторстве с Игорем Мытько: это четыре книги из серии «Порри Гаттер» и две из серии «Страшно смешно». Потом мы встретили Александра Мурашко и еще одну книгу — «Дураки и дороги» — попытались написать втроем. Затем я переключился на соавторство с Евгенией Пастернак и большинство книг написал именно с ней; мы сотрудничаем до сих пор.

В рамках одного из проектов я попытался объединить семь авторов под одним псевдонимом, но это был ад. Книга называлась «Кот да Винчи» (пародия на «Код да Винчи»). Работа шла очень тяжело. Как выяснилось, гораздо проще написать книгу самому, чем согласовать работу семи талантливых писателей так, чтобы казалось, будто все написал один человек. Ведь в этом случае нужно согласовать стили, литературные установки.

Когда мы работали всемером, много времени пришлось потратить на то, чтобы распределить, кто что будет делать и в каком объеме. Но когда люди работают вдвоем, все просто. Здесь есть два способа сотрудничества. В первом случае каждый пишет свою часть книги, и эту схему использовали мы с Евгенией Пастернак. Наша первая книга называлась «М+Ж», и в ней мы описывали одни и те же события, с точки зрения мужчины и женщины. Я писал мужскую «партию», Женя — женскую. Фактически каждый из нас написал свою книгу, а потом мы просто сложили их вместе. Думаю, это самый простой способ работать в соавторстве. Во втором случае все намного сложнее, поскольку тут нужно работать как двухголовый автор. Один начинает, может бросить посредине главы или абзаца и отослать соавтору, который перечитывает, правит и дальше продолжает писать сам. Вот почему стилистическая целостность, которая достигается в соавторстве,— это всегда годы тренировок.

С юридическими правами в плане соавторства есть два аспекта. Во-первых, — личные неимущественные права: право на подпись, изменение текста, публикацию, — которые никому не передаются и принадлежат только автору. В таком случае они принадлежат обоим соавторам одновременно. Такая схема требует полного взаимопонимания и огромного доверия друг к другу, поскольку соавторы не могут реализовывать свои права по отдельности. Во-вторых, существуют имущественные права — то, что продается по договору. И тут мы с соавторами решили раз и навсегда, что просто все деньги делим пополам.

«Главный плюс соавторства — здоровая критика»

Артем Траханов

художник комиксов

Я работал как художник в соавторстве с несколькими американскими сценаристами комиксов: Стивом Орландо (шесть выпусков серии «Undertow»), Куртом Пайрсом (короткая история «Life on Mars»), Брайаном Фанком и Крисом Ирвином (эти проекты мы пока не анонсировали). Кроме того, задолго до этого в России я работал над веб-комиксом на игровую тематику «Теория Спарка» со сценаристом Олегом Гаврилиным.

Самым продолжительным проектом был «Undertow», который недавно вышел на русском под названием «Прибой». Мы делали по одному выпуску раз в два месяца, — а это довольно сложно, когда вас всего двое. Основные права мы делили поровну, но финальное слово в вопросе принятия важных решений я отдал Стиву. А прибыль от продаж мы в процентном соотношении делили между Стивом, мной и нашим дизайнером Томасом Мауэром.

Конечно, когда начинаешь работать с кем-то в соавторстве, можно оказаться «в одной упряжке» с некомпетентным, самоуверенным, просто неподходящим вам по темпераменту человеком. Может оказаться, что он вас не понимает или его представление о том, как должна выглядеть работа, важнее ее объективных качеств. С другой стороны, таким же кошмаром можете для кого-то оказаться и вы. Как художник-фрилансер я сталкивался с разными ситуациями, но в комиксной работе мне пока везет и со сценаристами, и с редакторами. Главный плюс соавторства — постоянная поддержка и здоровая критика.

«Соавторство дает четкость в работе»

Евгений Бабушкин

писатель, журналист

Я сейчас пишу в соавторстве краткую историю русских профсоюзов. Когда я начал эту работу, ко мне пришел парень из Конфедерации труда России — мой будущий соавтор — и бухнул на стол огромную стопку бумаг формата А4. Это был крайне подробный и совершенно неудобоваримый доклад по истории профсоюзов с 1905 года до наших дней, гигантский труд. Тот человек написал его сам, а моя задача теперь состоит в том, чтобы превратить все в красивый, бодрый и легкий для чтения текст.

Как мы делим работу? На первый взгляд — никак. Пишу все я, редактирую тоже я. Но именно мой соавтор задал изначальную структуру текста. И, конечно, он вторгается с неизбежными ремарками вроде: «Надо бы отдельно отметить такого-то товарища». Я — писатель, он — идеолог. В таком сотрудничестве есть огромный плюс, поскольку в противном случае можно годами оттачивать один рассказ. А тут — четкие сроки, четкие указания, четкая структура.

3 знаменитые пары писателей (и сценаристов), работавших в соавторстве:

Аркадий и Борис Стругацкие — знаменитые советские и российские фантасты, авторы книг «Трудно быть богом», «Пикник на обочине», «Понедельник начинается в субботу» и других.

Ларри (Лана) и Эндрю Вачовски, получившие известность как «Братья Вачовски» — американские режиссеры, продюсеры и сценаристы, прославившиеся после создания культовых фильмов «Связь» и трилогии «Матрица».

Дмитрий Громов и Олег Ладыженский — популярные украинские писатели-фантасты, больше известные под совместным псевдонимом: Генри Лайон Олди. Их псевдоним составлен по двум первым буквам имени каждого из писателей: Олег и Дима.