Я всегда была рада открытости и общедоступности информации, связанной с биологией и медициной. Кто еще может похвастаться международной базой статей, обновляющейся еще до того, как выходят новые журналы? Опять же, всегда приятно знать, что можно написать на публичный мейл любому самому серьезному ученому, и он ответит — потому что мы, вроде как, коллеги. Но даже в такой «чистой» области, как биология, есть свои темные углы. Связаны они, конечно, с политическим приложением науки, и я рада, что таких приложений, по крайней мере пока, не так много.

В конце прошлого года на нашумевшем сайте Wikileaks появилась информация о политических играх, связанных с самыми публичными областями науки — генетикой и экологией. Можно расценивать ее не как работу пиарщиков, а как повод увидеть тенденции в науке, которые, в той или иной форме, уже влияют на современное общество.

Во имя помощи американской разведке дипломаты должны собирать отпечатки пальцев, изображения лиц, сканы радужной оболочки и даже образцы ДНК.
По данным Wikileaks, в июле 2009 года Госдепартамент США проинструктировал своих международных дипломатов собирать биометрическую информацию представителей стран северной Африки, среднего востока, Китая и Кубы. Во имя помощи американской разведке дипломаты должны собирать отпечатки пальцев, изображения лиц, сканы радужной оболочки и даже образцы ДНК. Также представители США в ЕС должны были предоставить такие данные, вместе с данными об [общественных связях](http://www.guardian.co.uk/world/us-embassy-cables-documents/219058), про своих коллег. Государственный департамент не опроверг эти данные, но отметил, что это была инициатива спецслужб, и дипломаты могли свободно отказаться от выполнения таких обязанностей.
Другой слух из Wikileaks [посвящен ГМО](http://213.251.145.96/cable/2005/08/05VATICAN514.html). Предполагается, что в 2008 году США давили на Ватикан чтобы они смягчились в отношении производства и потребления ГМО. Причем, опасения Ватикана связаны не с безопасностью ГМО, а с тем, что широкое использование ГМО в развивающихся странах может стать способом обогащения транснациональных корпораций за счет подчинения своим стандартам фермеров. Есть еще одна история про ГМО. Посол США во Франции [призвал к «возмездию»](http://213.251.145.96/cable/2007/12/07PARIS4723.html) из-за использования в Европе генетически модифицированной кукурузы YieldGard, которая, [как оказалось](http://www.independent.co.uk/environment/nature/gm-maize-has-polluted-rivers-across-the-united-states-2091300.html), производит инсектициды, загрязняющие реки США. Тогда же, в 2007 году, он пытался развязать торговую войну между США и Европой, но, насколько можно судить сейчас, у него ничего не вышло.
В 2008 году Далай Лама просил помощи у США из-за ужасной экологической ситуации в Тибете.

Также в Wikileaks активно обсуждаются экологические проблемы. Например, стало известно, что еще в 2008 году Далай Лама просил помощи у США из-за ужасной экологической ситуации в Тибете, которую замалчивает Китай.

Или оказалась на поверхности подноготная казалось бы хорошего дела — защиты Великобританией огромного архипелага в Индийском океане с самыми отдаленными и хорошо сохранившимися коралловыми рифами в мире. Когда в 60-70-х годах Великобритания разрешила американским ВВС и флоту проводить на этих островах учения, оттуда было депортировано 2000 человек. Сейчас, когда они подали петицию в суд по правам человека, у них уже практически нет шансов вернуться на свои острова, которые с августа 2010 года стали природоохранной зоной.

Совсем недавняя история, подробно разобранная в Guardian от 6 января, связана с долгими дипломатическими переговорами между США и Японией, связанными с китобойным промыслом. США предлагали продвинуть закон о «гарантии безопасности на морях», если Япония понизит квоты на убитых китов. Дело в том, что активисты гринписа — группа «Морской пастух» — успешно мешает китобойному промыслу Японии, и, видимо, их можно подписать под «угрозу безопасности». Однако из-за сопротивления ЕС, Австралии и Великобритании, США не смогли продвинуть такие законы.

Обнародованные истории довольно грустные — в основном из-за того, что показывают, как благие намерения и разработки даже если получают огласку, застревают в политических играх. Остается уповать только на то, что для большинства политиков наука — темный лес, а большинство ученых не хотят иметь никакого отношения к политике, лишь бы были условия заниматься самым интересным в мире — наукой. С таким подходом мы увидим еще много революционных работ, а что с ними будет в «большом мире» уже зависит от нас.