Появившийся в начале 90-х термин «эмоциональный интеллект» (Emotional Intelligence) постепенно перестает быть темой тренингов исключительно для топ-менеджмента глобальных корпораций. T&P спросили у преподавателя курса «Эмоциональный интеллект в креативном бизнесе» Татьяны Страшненко, с чем связана нынешняя популярность EI, почему людям творческих профессий он также необходим и этично ли манипулировать окружающими.

Татьяна Страшненко

директор по стратегическому планированию рекламного агентства TBWA\Moscow, преподаватель курса «Эмоциональный интеллект в креативном бизнесе» в БВШД

Эмоциональный интеллект — это, прежде всего, способность понимать свои эмоции и уметь с ними работать. Часто мы пытаемся их игнорировать или подавлять, но таким образом мы лишь откладываем решение проблемы, которая возвращается к нам позже с более серьезными последствиями. Любая возникающая эмоция — сигнал, сообщение. Если мы его не замечаем, значит, интеллект не считывает какую-то часть коммуникации, о которой сигнализирует подсознание. Помимо этого, эмоциональный интеллект — это умение распознавать и считывать эмоции окружающих. Ну и высший пилотаж — способность работать с ними, воздействовать, влиять.

Психологи, которые ввели понятие эмоционального интеллекта (EI), соотносят его появление с развитием нейронаук и исследованиями бизнес-среды. До появления EI общество много лет жило во власти стереотипа о том, что IQ — главный показатель успеха. Но сейчас ученые, в частности Дэниел Гоулман, автор нескольких книг на эту тему, говорят об эмоциональном интеллекте как о новом стандарте ума. Это означает не то, что владение академическими знаниями вдруг стало менее важно, а то, что один высокий IQ совершенно ничего не гарантирует. Быть умным в интеллектуальном ключе несомненно важно, но, если мы проанализируем современные истории успеха, например, в бизнесе (кто выходит в лидеры, кто успешно устраивается на работу), то увидим, что на первый план сегодня выходят такие качества как адаптивность к переменам, умение работать в команде, стрессоустойчивость, способность справляться с конфликтами, работать под давлением. А это и есть признаки развитого эмоционального интеллекта.

Эмоциональный интеллект и постиндустриальное общество

Традиционное деление на физиков и лириков в современной культуре уже не наблюдается так остро, как раньше. Но представление о том, что бизнес создан исключительно для строгих рациональных людей в серых пиджаках, а творчество — для экзальтированных растрепанных художников, по-прежнему живо. К сожалению или к счастью, это заблуждение. Чтобы быть конкурентноспособными на современном рынке, творческим людям наряду с креативными умениями требуются и навыки ведения бизнеса. Сейчас играет роль не только то, что вы делаете руками, но и как вы можете презентовать себя и свою работу, способны ли вы понять нужды заказчика (что ему от вас на самом деле нужно, а не что произнесено вслух), умеете ли вы правильно использовать свои эмоции и направлять их в творческое русло, знаете ли, как убедить окружающих поддерживать и помогать вам.

© Eiko Ojala

© Eiko Ojala

Тема эмоционального интеллекта пока в основном поднимается в бизнес-среде: в больших корпорациях и преимущественно для топ-менеджеров, для которых вопрос управления эмоциями является одним из ключевых. На самом же деле развитый эмоциональный интеллект требуется любому человеку. Профессий, где полностью отсутствует работа в команде, осталось не так много, и эта тенденция продолжает нарастать. Мы живем и работаем в постиндустриальном обществе, где уровень неавтоматизированного производства снижается с каждым годом, и все больше товаров и услуг являются продуктом деятельности кросс-дисциплинарных команд.

Еще одна особенность сегодняшнего мира, в том числе рынка труда, — подход к образованию. Я застала время, когда мы поступали в институт ради получения вполне конкретной специальности, то есть перспектива рабочей карьеры просматривалась уже в юности. Сегодня человек поступает в университет и, возможно, даже сразу понимает, что, скорее всего, работать он будет по другой специальности, сменит несколько областей, что все время что-то придется доучивать, приобретать новые навыки. Интересный факт: в списке десяти наиболее востребованных профессий 2014 года нет ни одной из такого же списка 2004-го. Ни одна корпорация не может гарантировать вам постоянное рабочее место, даже если вы отлично справляетесь. Возможно, в какой-то момент работа, которую выполнял ваш отдел, будет целиком отдана сторонним подрядчикам, потому что так выгоднее для компании. И в этом не будет вашей вины, просто в данный момент времени так устроен бизнес и рынок труда. Для людей старой закалки это огромный шок. И тут гибкость и адаптивность, которую дает развитый EI, совершенно необходима.

Эмоциональный интеллект и успешность бизнеса

От уровня эмоционального интеллекта сотрудников напрямую зависит успех компании. Сторонники этой теории (и я в их числе), даже считают, что высокий уровень EI в некоторых случаях важнее IQ. Мой личный опыт показывает, что проблемы, имеющие одно единственное решение, в бизнесе встречаются редко. Вариантов всегда несколько и ваша задача — сделать выбор, обосновать его причину, донести идею до команды и реализовать проект. Все это задачи не столько из когнитивной, сколько из эмоциональной сферы, и умение убедить, вдохновить, организовать, поддержать и так далее оказываются часто более важными для лидера, чем правильно рассчитанное решение, оставшееся на бумаге. Не поймите меня неправильно: конечно, академические знания важны, но в большинстве видов деятельности в современном мире, чтобы применить их на практике, необходимы развитые навыки общения и влияния. Важнейший ресурс любого лидера — люди. Если вы условный Григорий Перельман и решаете сугубо абстрактные задачи, которые могут понять несколько человек на планете, то, наверное, ваши навыки коммуникации не так и важны. Но это, скорее, исключение из общего правила.

Мир меняется, технологии развиваются стремительно, и сегодня практически невозможен сценарий успешного одиночки, который придумал нечто уникальное, запатентовал и живет остаток дней на прибыль от своего изобретения. Главные прорывы сейчас происходят на пересечении наук, что подразумевает взаимодействие с людьми, открытость, умение создать разнопрофильную команду при четком понимании своей цели.

Людям кажется, что они станут как все: серыми и скучными кафкианскими чиновниками

В сервисных бизнесах EI — требование номер один. В рекламной индустрии, например, о которой я могу говорить на основании собственного почти 20-летнего опыта, уж точно не существует одного правильного сценария, в любой ситуации их множество. С точки зрения коммуникации бренда выигрывает не тот, кто без конца проводит какие-то исследования, каждые полгода по-новому выстраивает коммуникационную стратегию или делает ребрендинг (что есть IQ-подход), а тот, кто умеет подбирать правильный язык общения с аудиторией, вдохновлять ее по-новому, разделять с ней определенные ценности (что есть подход EI). Потребитель, реальный человек, в первом подходе совершенно теряется. Пусть лучше ваша стратегия не будет так блестяще математически просчитана, зато она создаст эмоциональную связь между вашим брендом и людьми, к которым он обращается, ведь брендинг на самом деле — категория эмоциональная.

Эмоциональный интеллект и творчество

У творческих людей более развиты эмпатия, умение наблюдать за другими и другие подобные качества. Это традиционные составляющие творческой личности. Но когда дело доходит до взаимодействия с собственными эмоциями, часто мы получаем реакцию в стиле: «Никто не понимает мою тонкую художественную натуру». В целом, у творческих людей часто возникают сложности с восприятием обратной связи, любой, порой даже самый доброжелательный отзыв воспринимается как критика, очень близко к сердцу, потому что зачастую творческие люди не умеют отделять себя от своей работы.

© Eiko Ojala

© Eiko Ojala

Также весьма распространенным среди креативщиков является представление о том, что их эмоциональность является источником их творческой энергии: «Вы хотите, чтобы я надел костюм, галстук и стал серьезным? Так я потеряю себя». Но речь, конечно, не о том, чтобы лишить человека эмоциональности. Речь о том, чтобы научить его правильно с ней взаимодействовать. «Отрезал ухо, значит, творческая личность» — стереотип. Это называется ограничивающим убеждением. Часто люди держатся за него, потому что на каком-то уровне, скорее даже неосознанном, им кажется, что иначе они станут «как все»: серыми и скучными кафкианскими чиновниками. Один из моих учителей подарил мне замечательную формулировку: «Только когда ты можешь быть как другой, ты можешь быть и самим собой». Именно в этом случае у вас появляется эмпатия и понимание более широкого спектра эмоций, присущих другим людям и не присущих обычно вам. Так, в рекламном мире существует стереотипное разделение на бизнесменов, серьезных людей, которых называют suits («костюмы»), и на креативщиков, безбашенных людей в разного цвета носках. Но ценность осознанного подхода к эмоциям в том, что сегодня я могу быть «костюмом», а завтра — с дредами, и в этом не будет противоречия. Настоящая свобода наступает тогда, когда появляется выбор. Людям часто страшно узнать, кто они есть на самом деле. Но страшно только потому, что в нас культурой заложены стереотипы «хорошо» и «плохо». Это рождает установку вести себя так, «чтобы никто не узнал, какой я скучный, глупый, фрик» — подставьте что хотите. Такое сражение с самим собой отнимает очень много энергии, ведь человек начинает видеть окружающий мир сквозь призму переживаний вроде «догадываются ли все, какой я на самом деле?».

Эмоциональный интеллект и порядочность

Не стоит путать эти понятия. С одной стороны, человек, который хорошо считывает окружающих, безусловно получает инструменты для манипуляции. Но если окружающие умеют наблюдать и понимать других, они могут легко отличить искренние намерения от игры. Да, конечно, EI дает способы воздействия, но моральный кодекс каждого человека — все-таки этическая категория, психологи с этим не работают. И уж точно это не повод не заниматься развитием EI.

Да, развитые навыки влияния в руках негодяя могут быть опасны, собственно, именно этим пользуются мошенники из категории «вор на доверии», но, с другой стороны, высокая эмпатия помогает нам почувствовать другого человека, влезть в его шкуру. В системе нацистской пропаганды врага нужно было «расчеловечить», внушить, что он «недочеловек», «низшая раса», потому что в такого же человека как я, у которого есть мама, который когда-то был маленьким и играл в такие же игрушки, гораздо тяжелее выстрелить. Так запрограммирована наша психика. В этом смысле EI дает некую человеческую зрелость: ты осознаешь, что вокруг тебя такие же люди, которые делают те же ошибки, у которых, как и у тебя, есть достоинства и недостатки. Эмоциональный интеллект помогает принять и себя, и других.

Все мы сталкиваемся с ограничениями и стереотипами социума вроде «мальчики не плачут» или «девочка всегда должна быть ласковой»

Безусловно, было бы замечательно, если бы развитие EI стало частью школьной программы. Во многом наше образование и воспитание — это наслоение лишнего и ненужного на чистое человеческое восприятие друг друга. Мы узнаем и учимся многим навыкам работы с эмоциями с детства, наблюдая за окружающими нас взрослыми, которые радуются или сердятся в зависимости от ситуации. Но со временем мы сталкиваемся с ограничениями и стереотипами социума вроде «мальчики не плачут» или «девочка всегда должна быть ласковой». Человек забывает, какой он есть, и помнит о том, каким он должен или не должен быть. Без умения слышать и понимать себя, выражать свои эмоции экологичным образом, слышать других и позволять им тоже быть собой, груз соответствия чужим ожиданиям может стать непомерно тяжелым и сделать человека очень несчастным.

Эмоциональный интеллект и работа над собой

Развивать EI никогда не поздно. В любом случае мы так или иначе занимаемся этим всю жизнь: обычно зрелость — это результат того, как человек методом проб и ошибок без всяких тренингов и психологов постепенно узнает и начинает понимать себя. EI — это универсальная и важная тема, о ней нужно говорить, ее нужно разъяснять. Мы, например, часто называем разные эмоции одними и теми же словами. Знакомый диалог: «Ты на меня злишься?» — «Да нет, я не злюсь» — «Я же вижу, что ты злишься». Зачастую у нас даже нет языка, чтобы обсудить свои эмоции. У большинства людей в запасе не так много слов и определений, объясняющих, что они переживают. Есть еще тема невербальной коммуникации — позы, интонации, тембр голоса, дыхание, мимика, жестикуляция, осанка. Как вы сами воспринимаете окружающий мир в зависимости от того, в какой позе стоите? А как ее считывают окружающие? Тут нет правильных и неправильных ответов, есть лишь процесс наблюдения и самопознания, которым тоже нужно учиться.

© Eiko Ojala

© Eiko Ojala

Все понимают, что развитие технологий делает нас более автономными. Свежий пример: палка для селфи. Выглядит несколько комично, правда? А ведь раньше не было проблемы попросить прохожего на улице щелкнуть вас на фотоаппарат. Теперь другие люди не нужны. Конечно, это мелочь, но она имеет прямое отношение к динамике развития социума. По природе мы социальные существа, и подобные вещи лишают нас еще одной возможности контакта, который нам совершенно необходим. Отсюда депрессии, состояния гнева, злости, неумение общаться. Но ведь столь важный гормон окситоцин, который иногда называют гормоном любви, мы получаем именно от доброжелательного общения. Поэтому прожить автономно в наушниках перед экраном наверное можно, но, боюсь, это будет очень грустное существование.