8 сентября в институте «Стрелка» прошла публичная дискуссия бизнесмена Александра Мамута с бывшим министром финансов Алексеем Кудриным на тему инвестиций в человеческий капитал и возможности его развития в России. T&P побывали на лекции и записали наиболее интересные цитаты спикеров о российской ментальности, модернизационной программе и о том, что нам мешает ее осуществить.

Алексей Кудрин

председатель Комитета гражданских инициатив, декан факультета свободных искусств и наук СПбГУ, бывший министр финансов России

«Человеческий капитал — это богатство, которое мы создаем, ценность, которая прирастает, поэтому мы и называем это капиталом. Еще это среда, в которой человек живет, ведь капитал не растет сам по себе, плюс некие права, свободы и достоинства. Самое главное, что наша страна сейчас открытая, открыт интернет, что дает возможности, которых у нас в 17–20 лет в Советском Союзе не было. Проблема в том, что в России чрезвычайно низкая культура дискуссий, критического мышления: все боятся быть политически некорректными. В этом смысле страна должна быть более свободной для студентов. В качестве примера можно взять систему студенческих клубов в Великобритании и в США, в которых людей учат спорить.

«Власть, по крайней мере на какое-то время, отказывается от модернизационной программы»

Всеобщее соревнование по поддержке образования — это то, что существенно отличает западные страны от нашей. Большинство университетов на Западе частные, они содержатся на частные деньги. Другое важнейшее свойство современной западной системы в том, что она предусматривает возможность сменить профиль и найти новое место в жизни. Это важнейшая вещь, которая является еще и требованием рынка. Все также соревнуются в инновациях и технологиях. Правительство России вкладывает в науку и инновации больше, чем Япония и Великобритания. Но почему эти страны оказываются успешнее? Потому что у них в четыре раза больше инвестиций приходит со стороны бизнеса. Наши компании почему-то не ощущают свою зависимость от вложений в науку.

Давление советского прошлого мы еще не до конца оценили: нам кажется, что мы можем просто прописать стратегию и следовать ей. Но сейчас мы захлебнулись в желании модернизационного рывка. Я считаю очень важным, чтобы кто-то, какой-нибудь политический лидер — пусть это будет оппозиционный лидер, — сформулировал цели, задачи, хотя бы видение этого процесса, поскольку сегодня все его аналоги очень слабы. В 2011 году, когда я уходил из правительства, я понял, что власть отказывается, по крайней мере на какое-то время, от модернизационной программы».

Александр Мамут

бизнесмен, финансист, владелец SUP Media

«О человеческом капитале хочется сказать максимально просто: на сегодняшний день это главный потенциал для развития общества. Зачастую вопросы инвестиций в образование и культурные практики находятся на периферии общественного интереса и государственного участия. Эти вопросы могут быть решены путем глубокой общественной дискуссии о приоритетах — что, собственно, главное? А главное — это производство человека. Развить общество можно, только развивая человека индивидуально. Сюда относится любая деятельность, направленная на раскрытие именно индивидуальности. По опыту могу сказать, что не вижу ни одного другого источника, сопоставимого по эффективности и благодарной отдаче. В меня вложились семья и родина: для родины это были портфельные инвестиции, для семьи — прямые.

«Развить общество можно, только развивая человека индивидуально»

Речь идет не только о науке и искусстве. Инвестиции в человеческий капитал — это история с небыстрой, но чрезвычайно эффективной отдачей. Надо создавать живые институции, которые будут интересны любому человеку, чтобы каждому была предоставлена возможность новой практической реализации. Когда мне пришла идея поучаствовать в изменении градостроительного и архитектурного ландшафта, ничего, кроме большого желания, для этого не понадобилось. В этом дворе („Стрелки“. — Прим. ред.) не было никаких сооружений, ничего специального, но за пять лет через здешние воркшопы, лекции, презентации прошли миллион человек.

Инвестиции в человека начинаются с детского сада, поэтому средняя школа является звеном колоссальной важности. На мой взгляд, недооценено значение директора школы: эта группа педагогов нуждается в специальной поддержке, увеличении престижа их роли. Мне кажется, с точки зрения распространения лучших директорских практик здесь есть над чем работать.

Подходя к возможностям радикального модернизационного роста, мы почему-то возвращаемся на несколько десятилетий назад. Ответ лежит в цивилизационной, культурологической плоскости. Разработанные программы зачастую несут в себе оттенки правового и экономического фетишизма: у нас есть хорошая логическая полностью профондированная программа. Но когда начинается реализация, что-то нам мешает, невидимая сила возвращает нас в исходное положение. Этот феномен можно назвать константой массовой ментальности, которая тяжелее всего поддается изменению. Это долгая работа, а не как у сказочника Ершова — „Поцеловал, она стала красивая“. Это нигде не было чудом — ни в Южной Корее, ни в Сингапуре. Это произошло после того, как они 30–40 лет долбили в одну точку».