Где, когда и почему появились современные знаки препинания? Блогер Кейт Хьюстон на страницах BBC Culture прослеживает всю историю точек, запятых и восклицательных знаков — от Александрийской библиотеки до появления эмоджи. «Теории и практики» публикуют основные тезисы.

Первые знаки препинания появились в III веке до нашей эры, а предложил их управляющий знаменитой Александрийской библиотекой, древнегреческий филолог Аристофан. До этого в текстах пренебрегали не только запятыми или тире, но и заглавными буквами или даже пробелами: гораздо больше в Древней Греции и Риме ценили хорошо подготовленную и убедительную речь. Беглое же чтение с листа даже на родном языке тогда выглядело чем-то невероятным. Не разграниченные ничем слова и предложения сливались в кашу, и незнакомый с текстом читатель неизбежно останавливался и запинался.

Аристофан

Аристофан

Аристофан предложил использовать три вида знаков: точку посреди строки (·), снизу (.) и наверху (·), которые он назвал их запятой («comma»), двоеточием («colon») и периодом («periodos»). Правда, по сути это были скорее не знаки препинания, а комментарии к текстам — они подсказывали читателям, какой длины паузы нужно оставлять между словами и предложениями.

Римлян не впечатлило новаторство Аристофана, и поэтому с началом их господства в Средиземноморье предвестники современных знаков препинания снова пропали из манускриптов. Цицерон, один из самых известных римских ораторов, даже говорил, что окончание предложения не должно определяться ни паузой, взятой говорящим, ни каким-либо символом, поставленным переписчиком, а только лишь «требованиями ритма». Позже римляне еще немного поэкспериментировали с разграничением·слов·точками, но тоже без особого энтузиазма — во втором веке нашей эры они были отменены. Культ публичных выступлений был слишком силен и произносимые там речи читались не по бумаге, а заучивались ораторами наизусть.

Знаки препинания вернулись в книги только с приходом христианской культуры в IV-V веках нашей эры: если язычники могли передавать свои традиции устно, то для христианской культуры книги стали центральной частью ее идентичности. Псалтырь, четыре Евангелия — слово Божье шло по миру и активно украшалось декоративными буквами, замысловатыми гравюрами и, конечно, разными знаками.

страница из Августовского Вергилия, IV век

страница из Августовского Вергилия, IV век

Христианские авторы начали использовать знаки препинания примерно в VI веке, чтобы расставлять в текстах акценты, помогавшие избежать двусмысленностей и недопонимания читателей. Еще позднее, уже в VII веке, Исидор Севильский, впоследствии канонизированный католической церковью, возвращается к системе Аристофана. При этом старые знаки он наделяет новыми дополнительными смыслами. Нижняя точка (.) теперь обозначает не только паузу между словами, но и получает грамматические функции первой в истории запятой, в то время как верхняя точка (·) обозначает конец предложения.

Вскоре после этого, в VIII веке, появляются и пробелы между словами. Их вводят ирландские и шотландские монахи, уставшие вычленять отдельные слова из бесконечной вереницы плохо знакомых латинских букв.

С тех пор система точек, предложенная Аристофаном, становится в средневековой Европе общепризнанной и постепенно развивается. Новые знаки приходят из нотной грамоты, вдохновленной григорианскими песнопениями. Это punctus versus, приостанавливающий предложение (предвестник современной точки с запятой), punctus elevatus, обозначающий изменения в тоне (на письме он выглядел как перевернутая точка с запятой, а со временем развился в современное двоеточие) и punctus interrogatives, использующийся для выделения восклицательных и вопросительных предложений (современный восклицательный знак появился только в XV веке).

The Luther Bible, 1534

The Luther Bible, 1534

В результате, аристофановские точки стали постепенно вырождаться. С появлением более специфических знаков различия между ними стали настолько тонкими, что авторам наскучили эти маленькие, средние и продолжительные паузы. Теперь точку можно было ставить в любом месте текста, а означала она нечто среднее между современной запятой, точкой с запятой и, соответственно, точкой.

Совершенно новую систему пунктуации в XII веке предложил итальянский писатель Бонкомпаньо да Синья. В ней было всего два знака: слэш (/) для обозначения пауз и тире (—) для завершения предложения. И если судьба последнего туманна — не факт, что именно он стал предком современного тире, то слэш сразу стал невероятно популярен. Компактный и хорошо заметный, он подходил для обозначения пауз гораздо лучше аристофановских запятых.

Окончательно система пунктуации сложилась с выпуском первой печатной Библии: в ней слэш Бонкомпаньо да Синья упал вниз, обзавелся хвостом и стал современной запятой, в компанию к средневековой точке с запятой и восклицательному знаку присоединились похожие на них двоеточие и знак вопросительный, а древнегреческая точка наконец нашла свое законное место в конце предложения. Для писателей этого набора было вполне достаточно, а печатный процесс зафиксировал его в качестве стандарта на многие века вперед.

И только сейчас, когда основным способом передачи информации стали уже не газеты с книгами, а интернет, система пунктуации снова ожила — с запятыми и точками, разбросанными по клавиатуре, абстрактный писатель XV века еще бы справился, но что делать с эмоджи и эмотиконами?