Совсем скоро человечество достигнет отметки в 10 миллиардов человек. Кто определяет будущее еды — биоинженеры или фермеры? Как прокормить постоянно растущее население Земли? Захватила ли генная инженерия сельское хозяйство? В разных частях света специалисты по генной инженерии, владельцы птицефабрик, ученые и фермеры отвечают на эти вопросы в фильме Валентина Турна «10 миллиардов», который будет показан в рамках Фестиваля кино о науке и технологиях 360°. Немецкий журналист и режиссер фильма рассказал, что нас ждет в будущем и как прокормить человечество XXI века.

О настоящем

Ежедневно человечество выкидывает тонны съедобной пищи. Я обратил на это пристальное внимание, когда работал над материалом для газеты. Это меня разозлило, и я спросил себя: что это за нездоровая система? Почему люди выбрасывают в помойку то, что может прокормить целую маленькую страну? Миллионы евро уходят в урну. Почему так?

Это просто соревнование, конкуренция. Потребители сегодня привыкли получать все что угодно в любое время. И ни один уважающий себя супермаркет не будет специально оставлять полки магазина полупустыми. Чем больше выбор, тем больше люди покупают. И в этом виноваты не только супермаркеты и поставщики, но и сами люди, привыкшие к изобилию.

И здесь не работает закон «поделись с тем, у кого ничего нет». Отправляя еду в бедные африканские страны, мы просто-напросто разрушаем их экономику. Постоянные подачки не исправят ситуацию с голодом. Все эти государственные договоренности уже подавили собственное производство бедных стран. Теперь импортные продукты в африканских странах стоят даже дешевле их собственных. Это напрочь убивает их экспорт. Если раньше мы ели бананы из Эквадора и пили кофе из Эфиопии, то теперь все не так. Цены на локальные продукты внутри бедных стран стремительно растут — соответственно, ни о каком импорте уже практически не идет и речи. Гораздо важнее дать этим странам возможность наладить собственное производство.

http://www.10milliarden-derfilm.de/

http://www.10milliarden-derfilm.de/

Да, в Греции тоже кризис и многие продукты местного производства заменяются на привозные, но это не такая большая проблема, все-таки это Европа. Если, например, мы будем экспортировать сухое молоко куда-нибудь в Китай — ничего страшного, потому что у них не так все плохо и они могут обменять это молоко на что-то другое, то есть экспортировать, например, чай. Но в Малави, например, нужно развивать собственное производство. 20–30 лет назад Африка была важным экспортером, сегодня они импортеры почти всего. И это как раз очень плохое, отрицательное развитие, деградация, за которую ответственны отчасти и мы.

О ГМО

Я не за и не против ГМО. Ведется очень много споров, насколько это безопасно. Но меня больше волнует, помогает ли это избежать голода. И мой ответ на сегодня — точно нет. Фермерам нужно больше химических добавок, и все компании, которые занимаются семенами, как раз выходцы из химической индустрии. И это большой плюс для фермеров из богатых стран, но не для стран третьего мира. Но это вовсе не значит, что ГМО не могут помочь победить голод. Если есть высокая производительность, это помогает, конечно, но если присмотреться к ситуации, новые продукты производятся, только когда в их развитие вкладываются деньги. Но это происходит не всегда. Возможно, эту отрасль надо развивать с помощью общественных организаций, на деньги университетов, но это не всегда возможно, так как университеты, например, часто живут на частные деньги. Но теоретически этот сектор, конечно, можно развивать — если фермерам не придется каждый год тратить большие деньги на семена и пестициды. Если посмотреть критично, то очевидно, что финансовые интересы больших корпораций нисколько не помогают развитию новых семян, а соответственно, и новых продуктов. Также агрикультура снижает обороты, и есть одна очень важная вещь в моем исследовании: фермеры не могут производить больше продуктов на маленькой территории. Поэтому, если у вас есть меньшее количество земли, вам нужна большая продуктивность. Они могут сажать гораздо больше, но это возможно только при ежедневной кропотливой ручной работе: нужно, чтобы кто-то ходил в поля.

О будущем

Чтобы что-то изменить, нужно защищать местную экономику и фермеров, ввести большие налоги на импорт продуктов. Чем больше производится внутри страны, тем лучше. Если в европейских странах все не так страшно, то в Африке это уже вопрос жизни и смерти.

Фермерам приходится тяжело: агрикультура неустойчива; глобальные корпорации, которые используют химикаты в большом количестве, поглощают все. Никто не задумывается о том, что скоро (примерно к концу XXI века) природные ресурсы закончатся. Можно, конечно, перейти к локальному производству, эта модель вам знакома, Россия выживала таким образом в советские годы, но, кажется, никому это не приносило особенного удовольствия. Но большие компании и мелкие хозяйства могут сосуществовать, и это идеальный вариант развития событий.

Мы покупаем пакет молока и платим в два раза больше, потому что часть денег идет на расходы на переработку. Для мелких фермеров налоги еще больше. Да, отчасти поэтому фермерские продукты дорогие. Зато качественные. Но всегда в мире богатые получали дорогое, а бедные — дешевое. Около миллиона потребителей в Корее, например, поддерживают фермеров не только из солидарности, но также потому, что большая прослойка общества с маленьким доходом хочет покупать качественную пищу у фермеров.

В целом сильно дорожает мясо. Если ограничить его потребление, то можно легко обойтись овощами. Одна моя подруга, мать-одиночка, когда потеряла работу, отлично прожила в таком режиме какое-то время.

Нет одного простого большого решения вроде ГМО. Нет. Все начинается с маленьких локальных инициатив. Нужно помогать фермерам, при этом развивая генную инженерию, чтобы это все работало в комплексе.