Филантроп и популяризатор еврейского образования в России Давид Розенсон 15 лет руководит представительством крупного благотворительного фонда «Ави Хай» в странах СНГ. Фонд поддерживает и создает образовательные проекты, посвященные традиционной и современной еврейской культуре по всему миру. Так в России появились кафедры иудаики в МГУ и СПбГУ, а также известный edutainment-проект — «Эшколот». Давид рассказал T&P, почему фонд существует по законам бизнеса, а все его участники работают медленно и никогда не влюбляются в собственные проекты.

О бизнесе и благотворительности

Давид Розенсон

Давид Розенсон

Мы сами определяем свою работу как business of philanthropy — благотворительный бизнес. Есть фонды, которые работают как коммерческие организации: у них есть капитал, который они вкладывают, например, в банки, с этого зарабатывают проценты и существуют бесконечно. У нас все устроено по-другому. Фонд «Ави Хай» большой, но нам запрещено зарабатывать деньги. Более того, фонд задумывался как организация, которая просуществует ограниченное время и закроется в год, когда его основателю исполнилось бы сто лет. Основатель Залман Бернштейн хотел, чтобы люди, которые возглавляют фонд, знали его лично. Для него было важно, чтобы фонд на протяжении всего своего существования был эффективным, с крепкой командой, способной выбирать или создавать современные и актуальные проекты, которые оставят след в истории. Бернштейн очень верил, что в каждом поколении есть свои проблемы, свои лидеры и свои методы решения этих проблем. Фондом руководят девять человек — это известные в сфере бизнеса, образования, политики и филантропии люди. Никто из них не получает за свою работу вознаграждение и не выделяет средства фонду, а также никто не распоряжается средствами фонда единолично: все вопросы решаются коллегиально. Трижды в год штатные сотрудники фонда, к коим отношусь и я, подробно докладывают, что уже сделано и что еще предстоит. То, что у фонда ограниченный срок существования, накладывает дополнительную ответственность на каждого из нас.

Мы действуем как бизнесмены, используя те же принципы. Создатель фонда Залман Бернштейн заработал свое состояние сам, будучи одним из лучших аналитиков и успешных инвесторов на Wall Street. Он всегда следовал главному принципу: прежде чем сделать вложение в какое-то дело, тщательно проанализируй его перспективы и только после этого вкладывай свои деньги. Фонд «Ави Хай» работает по этой же системе. Нельзя вслепую прыгнуть в бассейн и просто плавать там с проектами и ждать, что какой-нибудь из них выплывет. Мы очень тщательно все анализируем, прежде чем начинаем развивать какую-то идею. Существует целый штат сотрудников, занятых исследованиями, мы также привлекаем компетентных консультантов, когда это требуется. Мы ничего не делаем просто так.

3–6 декабря 2015 года «Эшколот» проведет д...

3–6 декабря 2015 года «Эшколот» проведет десятый Фестиваль медленного чтения «Камень на камне: как читать архитектуру». Участники фестиваля уедут на несколько дней в Подмосковье, чтобы рассмотреть архитектуру в качестве «пространственного текста», средства коммуникации и знаковой системы. Преподаватели, архитекторы и искусствоведы из России и Израиля представят свои прочтения памятников архитектуры от древнего Ближнего Востока до современного Берлина. Для участия нужно оставить заявку до 1 ноября на сайте проекта.

От бизнеса нас отличает и терпение. Предприниматели хотят, чтобы у них все происходило быстро. Для нас же благотворительный бизнес означает, что надо работать тщательно. Многих это раздражает. Работать тщательно равно находиться в уважении к естественному темпу и сути самого процесса, это глубокое понимание того, что ты делаешь, осознанность. То, что мы создаем, должно остаться будущим поколениям, поэтому тут не может быть никакой спешки. Мы живем очень быстро и иногда теряем за скоростью осмысленность, а именно она дает человеку ощущение полноценности. Все мы смотрим в телефоны, мы всегда на связи, и многие вещи мы теперь можем сделать быстрее — это великолепно, но я не уверен, что это «быстрее» всегда нам помогает. Когда были письма, на них нужно было отвечать вдумчиво: их можно было отложить и ответить через какое-то время. А телефоны и СМС, ускоряя коммуникацию, оставляют нам меньше права на обдумывание. Есть компании, которые это поняли и сегодня ввели внутреннее правило для своих работников: отвечать на e-mail не быстрее, чем через четыре часа. И в этом есть смысл. Залман Бернштейн считал, что его сотрудники обязательно должны час в день посвящать себе, просто куда-то уходить, садиться и думать том, что и зачем они делают. И если сотрудник не способен на такую рефлексию, то он не очень интересен. Поэтому для нас очень важно, чтобы каждый проект, каждое действие были осмысленными.

Об успешных проектах

Для нас важно, чтобы проект был живым и осмысленным. Не все, что мы задумываем, получается, но мы не боимся ошибок и экспериментов. Мы стараемся никогда не повторяться, и это каждый раз риск. Еще очень важно благословение. Это не связано с религиозностью. Благословение — это когда проект зажигает людей и люди готовы сидеть над ним ночами, придумывать что-то, добиваться, чтобы все получилось так, как задумывалось. А потом проект оживает и начинает жить своей жизнью и отдавать всем, кто над ним работал, свою энергию. Мне кажется, что нечто подобное получилось в проекте «Эшколот».

Мы живем очень быстро и теряем осмысленность, а именно она дает человеку ощущение полноценности

Самая простая вещь, как и в любом бизнесе, — это сказать, что не работает в проекте. Показать пальцем на человека и сказать, что он нам не нужен или что эта вещь мешает. Самое сложное — сказать, кто и что проекту помогает, чего ему не хватает, чтобы изменить все к лучшему. Это требует много терпения и внимания. Конечно, очень важно, чтобы вокруг были правильные люди, с которыми за круглым столом все эти вопросы обсуждаются. Очень нужно видение, для какой аудитории ты работаешь, надо хорошо ее себе представлять. Как и в маркетинге: если ты не понимаешь тех, кому ты хочешь продать, — ничего не получится. Есть еще одна менее очевидная вещь: нельзя влюбляться в проект, мы все этого боимся. Для проекта это опасно, потому что, когда человек влюбляется в проект, он не видит его слабых мест. А наша работа — немножко отойти, посмотреть со стороны на проект с холодной головой и увидеть, в чем мы ошиблись и что можем улучшить.

О медленном чтении и смысле жизни

На Фестивале медленного чтения участники изучают классические и современные тексты, посещают экскурсии, музыкальные, гастрономические и культурные мероприятия. Принцип, заложенный в основу фестиваля, взят из традиционной еврейской практики изучения сакральных текстов и ориентирует читателя на творческую работу — добывание смыслов из текста и на чтение как создание своего комментария на полях. Спикеры, преподаватели, экскурсоводы — эксперты из России, Израиля, Германии, США. Возраст, пол, вероисповедание или национальность участников значения не имеют.

Существует множество образовательных проектов, смысл которых сводится в основном к тому, чтобы быстро научить конкретным ноу-хау. Например, как быть успешным или как выступать на публике. После таких занятий у человека появляется некоторый набор знаний, которые он тут же может применить. На наш взгляд, это очень ограниченный подход. Я не верю в быстрые достижения, образование — это долгий процесс. Фестиваль медленного чтения сделан с уважением к этому процессу, и этот проект не может быть массовым. Для нас важно, чтобы темы были серьезные, чтобы люди читали вдумчиво, переживая каждое слово, чтобы внутри групп был диалог, чтобы возникала живая интеллектуальная среда, чтобы участники формировали фестиваль так же, как и организаторы. Для нас важно не только мероприятие, но и то, что происходит после него. Для нас важно, чтобы мы подталкивали людей к самообразованию, ведь образование дает многообразие и смысл. Важно, чтобы человек был всегда в диалоге, переосмысливал что-то. В традиционных еврейских поселениях и по сей день есть бейт мидраш — это дом, где учатся люди разных возрастов, и человек, которому 25 лет, садится рядом с тем, кому 65–70 лет и кто провел очень много лет в учебе. Они читают один и тот же текст вместе, идут к общему смыслу.

Я думаю, реализованные в профессии люди с достойной зарплатой разочаровываются не из-за того, что они делают, а потому, что в своих действиях они не видят смысла. Удовольствие от работы, конечно, очень важно, но это скорее не причина, а следствие. Я думаю, отчасти это происходит из-за того, что в данный момент недооценивается гуманитарное знание, а в университетах более популярны бизнес-направления. Человек, у которого небогатый внутренний мир, для которого не важна его семья, отношения, который зависит только от процветания бизнеса и увеличения личных доходов, не может быть успешным по-настоящему и не может ощущать полноту жизни. Если человек занят бизнесом, понятно, что он должен зарабатывать деньги, но смысл жизни совсем другой. Как сказал Сократ, жизнь, которую мы не стараемся понять, не стоит жить.