Дэвин Фидлер возглавляет направление Workable Futures Initiative в Институте будущего и исследует влияние технологий на организационные модели компаний. Он рассматривает компании как системы, которые создают условия для самореализации сотрудников, и предлагает технологические решения, способные изменить трудовой пейзаж на планете и помочь нам избежать безработицы в будущем. В рамках форума «Открытые инновации» Фидлер выступил в Москве, а «Теории и практики» взяли у него интервью.

— Развитие технологий внесло свои коррективы во все аспекты нашей жизни. Какие элементы рынка труда исчезнут в будущем под их влиянием?

— Наши исследования позволяют предположить, что прежде всего изменится отношение компаний к рутинному труду. Рутинные элементы, вероятно, либо окажутся автоматизированы за счет использования искусственного интеллекта, либо переместятся на онлайн-платформы для фриланса. Это позволит передавать рабочие задачи из рук в руки, от работодателя к работнику напрямую, индивидуально, и откроет доступ в развитые компании людям из развивающихся регионов: Пакистана, Филиппин, Индии и других. Компании таким образом смогут немного снизить стоимость рутинного труда, а сотрудники из отдаленных регионов получат заработок, опыт и статус, которые иначе не могли бы приобрести.

— А как насчет ручного труда?

— Робототехника, конечно, развивается, но ей еще далеко до того, чтобы заменить ручной труд. А вот в области обработки информации технологии уже стали сильнее людей.

— И какими же будут новые правила рекрутинга в таких условиях?

Дэвин Фидлер выступил в Москве 27 октября 2015 года в рамках форума «Открытые инновации» при поддержке «Теорий и практик». Лекцию «Работа будущего: как технологии изменят рынок труда?» модерировала эксперт по рекрутингу и HR Алена Владимирская.

— Я думаю, в будущем компании начнут чаще нанимать людей на проектную работу и реже — на фиксированные позиции. Мысль о том, что можно как бы «жениться» на определенной компании (или «выйти за нее замуж»), выбрать роль для себя в ее рамках и следовать заданной программе много лет, — это продукт индустриальной эпохи. Такой подход хорош, если у вас промышленное производство старого образца и вам не хочется управлять всем спектром процессов изо дня в день — так что вы просто выбираете кандидата, ставите его на позицию, и он начинает выполнять нужные действия. Однако сейчас работу можно разбить на большее число фрагментов и использовать их все намного более динамично. Это позволяет найти подходящих людей для каждого этапа или аспекта каждого проекта, после чего они могут перейти к другим задачам.

— В России многие люди работают как фрилансеры, но компании не всегда ведут себя с ними корректно. Что же будет, если все займутся проектной работой?

— Проблемы проектных выплат во всем мире нужно начать решать на уровне закона, изменив законодательство и требования к контрактам. С другой стороны, у меня есть впечатление, что с каждым годом приобретает все большее значение вопрос репутации нанимателей. Если компания кому-то не заплатила несколько раз, она портит себе имидж, становится «дурным работодателем» и уже не может претендовать на лучших людей. В каком-то смысле так создаются саморегулирующие системы: за счет участия информационных технологий все быстро становится публичным, и плохое обращение с сотрудниками трудно сохранить в тайне.

— Что должны сделать молодые профессионалы сейчас, чтобы попасть на рынок труда в будущем?

— Любым специалистам сейчас полезно экспериментировать с цифровыми инструментами. Цифровой мир развивается невероятно быстро, и нужно осознать, как важно находиться в этом пространстве сейчас. Кроме того, есть особые навыки, которые скоро могут пригодиться: например, создание смысла, ведь цифровые системы этого не умеют. Производство историй, иллюстраций и моделей, наполненных значением, производство того, что можно использовать для обдумывания, компьютеру недоступно. Творчество и креативность будут очень востребованы в будущем, так же как и навыки аналитического мышления в области вычислительных наук. Как машина подходит к решению тех или иных задач? Как она воспринимает информацию? Камера не похожа на глаз, а процессор не похож на мозг, так что способность «переводить» с языка человека на язык вычислительной техники будет нужна в самых разных сферах.

— Какие вакансии сегодня можно назвать самыми перспективными, учитывая все это?

— Я бы не стал так это называть, потому что в будущем, думаю, нам придется пересмотреть само понятие вакансии. Вакансии превратятся в трудовые процессы. В их рамках важна будет креативность, способность выносить суждение, а также забота и уход за другими людьми. С другой стороны, потребуется множество программистов и специалистов в области цифровых технологий. Это не значит, что все обязаны изучать программирование, но у профессионалов из этой области дела, безусловно, и дальше будут идти на лад.

— Представьте себе: 2025 год, вы в офисе. Что вы видите?

— Я думаю, больше всего изменится менеджмент. Менеджмент — это работа с информацией: оценка данных, принятие решений на основе доказательств. Цифровые системы прекрасно с этим справляются. Когда мы говорим об автоматизации труда, то обычно представляем себе роботов, которые встанут на место людей на заводах. Но настоящая революция случится, если компьютерная программа заменит людей на позициях управляющих. Цифровая система лучше человека приспособлена к навигации в информационном пространстве и лучше администрирует производственные процессы. Пока компании больше похожи на племена: наверху сидит вождь, далее, в строгом иерархическом порядке, находятся его сотрудники. Однако производство — если уж мы говорим о заводах — может быть организовано по-другому. Я думаю, в будущем компьютерные программы будут помогать нам искать нужных людей для текущих задач каждый день. Мощное программное обеспечение, подходящее для этих целей, уже создается, и я думаю, что в ближайшие 10–20 лет его начнут применять.

Главный инструмент здесь — своего рода «интеллектуальный IP». Похожие технологии применяются в фармацевтической промышленности: программы оценивают комбинации ингредиентов, все по очереди, чтобы найти подходящее сочетание. Для нас это что-то новенькое: мы привыкли, что такую работу выполняют немолодые профессора, которые сидят, поглаживая бородку, и внезапно испытывают озарение. Но так было в индустриальную эпоху. Конечно, на данный момент технология использования IP в области управления продумана недостаточно хорошо, но, думаю, в будущем эта сфера станет настоящим полем битвы.

— В таком будущем сотрудникам потребуются развитые навыки тайм-менеджмента, которыми мало кто обладает сейчас.

— Я уверен, что очень скоро возникнут инструменты, которые позволят каждому с легкостью управлять своим временем и задачами. Легко представить себе цифровую систему, которая помогает человеку принимать решения на основе анализа данных. Предлагает ему проекты, дедлайны, уровни оплаты. Технически это возможно, и сегодня есть люди, которые этим занимаются. Прежде всего такие системы, впрочем, могут потребоваться организациям, а не соискателям. Разумеется, никто не будет обязан выполнять указания программы, но ее совет может оказаться полезным.

— Такая картина внушает чувство неуверенности, если честно. Будет ли у рынка возможность избавить соискателей от него?

— Если мы все сделаем правильно на уровне закона и на уровне технологий, новые алгоритмы позволят людям все контролировать. Программы будут помогать нам находить подходящие задачи и подходящих сотрудников. Проекты начнут состязаться за право найти для себя сотрудника, а не наоборот. И тут уже не будет места неуверенности. Система, в рамках которой каждый день к тебе стучатся три проектные вакансии и нужно только выбрать, представляется мне намного более безопасной, чем то, что происходит на рынке труда сейчас. У нас есть огромное количество информационных проблем, и часто человек может найти работу, только если знает кого-то, кто знает кого-то, кто работает в нужной компании. Компьютерные программы прекрасно умеют совмещать разрозненные данные и искать подходящие варианты, так что я надеюсь, что с их помощью уровень тревоги удастся снизить. Работы много, ее хватит на всех. Мы просто не всегда знаем, где она. Идеальное место сегодня может находиться в шаговой доступности, но узость и нестабильность информационных каналов зачастую не позволяют нам к нему попасть.

— То есть не нужно бояться безработицы?

— Я думаю, в мире, где будут нужные технологии, эта проблема не будет стоять так остро. Если у нас появится надежная система поиска и анализа данных, люди и места станут доступнее. Это вопрос разработок в области социального развития, законодательства и технологий. Но если у нас получится все сделать правильно, будущее окажется намного приятнее текущего момента.