Мы привыкли, что школьники и студенты учатся вместе, используют одни и те же учебники и решают одни и те же задачи. Однако сегодня существуют новые технологии, которые позволяют образовательным программам адаптироваться под каждого конкретного ученика, благодаря этому он меньше отвлекается и лучше усваивает материал. T&P встретились с директором по стратегическому развитию компании Knewton Фернандо Родригесом-Виллой в рамках форума «Открытые инновации» в НИУ ВШЭ, чтобы выяснить, как устроено адаптивное обучение.

— Как Knewton находит нужную информацию для каждого конкретного человека? Какую технологию вы используете?

Фернандо Родригес-Вилла выступил в Москве 29 октября 2015 года в рамках форума «Открытые инновации» при поддержке «Теорий и практик». Лекцию «Реальный путь к персонифицированному обучению» модерировали руководитель проекта «Универсариум» Дмитрий Гужеля и директор по онлайн-обучению НИУ ВШЭ Евгения Кулик.

— Когда Knewton начинает работать с издателем контента — университетом, школой, издательством, компанией, — она сразу старается изучить всю предложенную информацию. Если это курс по геометрии для учеников старшей школы или учебник по геометрии, который превратили в программу, Knewton начнет сотрудничать с экспертами, стараясь разбить все идеи на микроконцепции, а потом описать их и их связи друг с другом. К примеру, мне как студенту нужно вспомнить, как работает простое сложение и простое умножение, чтобы посчитать площадь треугольника. Кроме того, я хочу освоить понятия, связанные с этой сферой, и позже научиться решать более сложные задачи. Когда все связи между понятиями на этом пути оказываются описаны, каждый фрагмент данных, которые я даю программе (например, ответил я на вопрос или нет, посмотрел видео или нет, решил ли прочесть текст или пропустил его), сообщает ей очень много. Вся эта информация собирается в своего рода профиль, по которому видно, в чем я разбираюсь, а в чем нет.

Когда преподаватель выбирает для студента цель или вы сами выбираете ее для себя (допустим, «Я хочу знать все о площади треугольников через две недели»), программа с каждым уроком начинает предлагать вам все более сложный контент, чтобы вы могли демонстрировать понимание темы на уровне, который установил ваш учитель. Если вы испытываете затруднения или показываете, что есть идеи, которые вам непонятны, механизмы Knewton начинают подбирать для вас нужные кусочки и вести вас путем, который больше всего соответствует вашему способу обучения. Для нас двоих этот путь может быть абсолютно разным. Может быть, я лучше учусь по видео, или мне надо удостовериться, что я запомнил, что значит каждое слово и что «одинаковая площадь» — это «один и тот же размер», в то время как вы и так это понимаете и вам больше подходят текстовые материалы.

— Вы используете технологию интеллектуального IP?

— Данные, которые помогают Knewton связывать кусочки информации с логическими выводами, довольно часто принадлежат издателям. Нам ведь нужно учитывать, как долго студент занимается той или иной темой, как связаны концепции и идеи между собой, — и это именно то, чем наша команда из 100 специалистов по обработке и анализу данных занималась каждый день последние пару лет. Платформа открыта для всех, любой издатель контента может ею воспользоваться, но, конечно, все остается в его собственности, и программа отслеживает это.

— Какие возможности адаптивное цифровое образование дает студентам?

— Со времен промышленной революции подход к образованию во многих странах был одинаковым: учитель стоял у доски, а 20 учеников сидели перед ним в классе. Они все слушали один и тот же урок, смотрели в один и тот же учебник и делали одни и те же упражнения. Это был самый простой и самый дешевый способ обучить 20 детей одновременно, однако среднестатистический ученик, на которого опиралась эта система, существовал только в рамках математических моделей. В реальности пятеро школьников способны были понять тему в первый же день и потом скучали, еще пятеро не могли уяснить, что говорит учитель, поскольку им нужна была другая форма объяснения, а все остальные оказывались разбросаны в пределах спектра между этими двумя точками.

Персонализация меняет эту картину: она способна уменьшить уровень фрустрации, когда ученик слишком сильно отстает или слишком сильно обгоняет. Кроме того, она позволяет остановить время для преподавателя, который может работать с каждым индивидуально. Он, например, будет знать, что Фернандо не сможет получить нужную оценку на экзамене через две недели, поскольку ему не хватает определенных знаний. Такая осведомленность очень помогает и учителю, и студентам.

Основатель проекта Хосе Феррейро придумал Knewton в 2008 году. Это одна из первых компаний сферы образования, которая пользуется технологиями анализа данных. Полученная информация — основа адаптивной образовательной платформы, созданной Knewton.

— Такие технологии можно внедрить в школы?

— Это уже происходит: сегодня почти 10 миллионов учащихся используют продукты Knewton в школе и дома, для домашней работы. Многие из них ходят в начальную или среднюю школу и, вероятно, даже не знают, как это все называется.

— Компьютер часто заставляет детей отвлекаться. Что с этим делать?

— Думаю, любая технологическая революция несет в себе опасность стать отвлекающим фактором. Но в то же время в ней заложена способность вовлекать людей в работу. Ученикам нравится делать то, что напоминает игру, когда программу специально подогнали под них, как костюм. В этом случае они отвлекаются меньше, чем когда скучают за слишком легким домашним заданием или, наоборот, не представляют себе, как подойти к решению какого-то вопроса. Я думаю, в будущем одной из главных задач образования будет поддержание у учеников и студентов интереса к работе. В этом смысле персонализированные программы — это, похоже, шаг в правильном направлении.

— Цифровая революция может уничтожить письмо от руки в школе и университете?

— Нет, мне кажется, для него здесь и дальше по-прежнему будет место, ведь технология еще не стала настолько вездесущей. Проблемы возникают в другой области. Недавно я встречался с группой учителей, и они сказали, что теперь, видимо, придется учить школьников пользоваться кнопочной клавиатурой, поскольку все привыкли к touch screen.

— Представьте себе, что у вас уже есть дети или даже внуки. Какого будущего вы хотите для них?

— Я думаю, одно из чудес, которые достались нашему поколению, — это огромный доступ к информации в моменты, когда тебе нужно что-нибудь узнать. Когда я был студентом, мне приходилось идти в библиотеку, искать нужную книгу и нужную страницу для того, чтобы найти ответ. Сегодня я могу нажать на пять-шесть кнопок, воспользоваться поисковой системой, и ответ тут же окажется у меня перед глазами. Знания стали намного доступнее, кто угодно может пользоваться ими, и я надеюсь, что эта тенденция будет только нарастать. Но, думаю, основной задачей для следующего поколения станет изобретение способа предоставлять каждому данные, которые нужны именно ему. Если я сейчас запрошу что-нибудь у Google, то получу массу разных ответов, но среди них совсем не обязательно будет то, что я искал. Возможно, в будущем персонализация станет своего рода основой технологического развития, так что каждый сможет получать самые точные ответы. Изобретением таких программ сегодня занимаются многие компании, и, на мой взгляд, образование не станет здесь исключением.