С понятием «бессознательное» сталкивался каждый. Мы часто используем его в житейских разговорах, оправдывая свое поведение или пытаясь понять мотивы других людей. Бессознательное ассоциируется в первую очередь с Фрейдом, но современные исследования вопроса ушли далеко от концепций основоположника психоанализа. T&P рассказывают о новых интерпретациях термина.

Первые попытки

Чтобы понять, как сейчас ученые смотрят на проблемы сознания и бессознательного, стоит вспомнить историю науки. Первым понятие «бессознательное» ввел Лейбниц, уподобив его океану, над которым возвышаются островки сознания. Дэвид Гартли, основоположник ассоцианизма, первым связал проявления бессознательного с деятельностью нервной системы. Немецкому психологу Иоганну Гербарту принадлежит авторство термина «вытеснение». Он предположил, что несовместимые идеи постоянно вступают в конфликт, победившие идеи и желания вытесняют побежденные, однако последние слабо, но постоянно воздействуют на поведение человека.

Концепция Фрейда возникла из его практики лечения истерии. Наблюдения за пациентами сложились в стройную теорию, которую обрывочно знают почти все: эго, суперэго, ид; постоянные конфликты; попытки человека совладать с бессознательным и достигнуть психологического здоровья. Но среди ученых к теории Фрейда сложилось неоднозначное отношение. Нобелевский лауреат по физиологии и медицине Питер Медавар называл психоанализ «самым грандиозным интеллектуальным мошенничеством XX века». Излишний акцент на либидо, представление о человеке как о жертве в битве страстей и совести, отсутствие физиологической базы — аргументов против было предостаточно. Понятие бессознательного надолго вытеснили из академической науки.

Неакадемические исследования

Интерес к бессознательному возрос во второй половине XX века. Правда, не в академической среде, а среди психотерапевтов и приверженцев философии «нью-эйдж». Опирались на неосознаваемый опыт человека и создатели НЛП, и Милтон Эриксон. Во время сеансов эриксоновского гипноза терапевт вводит клиента в состояние транса и вытягивает наружу вытесненные идеи. Создатель НЛП Ричард Бендлер также отталкивался от идеи бессознательного: человек не осознает свои способы восприятия мира, и терапевт помогает их осознать, а затем изменить.

© Witchoria

© Witchoria

Американский клинический психолог Роджер Каллахен, который разработал терапию мысленного поля (TFT) в соответствии с традициями китайской медицины, считал, что воздействовать на подсознание можно нажатием на акупунктурные точки на теле человека. Теория, лежащая в основе TFT, утверждает, что отрицательные эмоции приводят к блокировке энергии ци, и если энергию разблокировать, то страхи исчезнут. Впрочем, несмотря на миллионы почитателей, методика Каллахена не получила признания в кругу ученых: она больше похожа на эзотерическое учение, чем на научное исследование бессознательного.

Новое бессознательное

Главные открытия в области бессознательного произошли на стыке психологии и нейрофизиологии. Американский психолог Аллан Гобсон вместе с коллегами исследовал активность человеческого мозга во время сна и открыл периоды быстрого и медленного сна. К бессознательным эффектам это имеет прямое отношение: во-первых, эксперименты Гобсона придали ускорение психофизиологическим исследованиям в целом, а во-вторых, доказали, что психические изменения (например, просмотр сновидений) можно отследить по физическим реакциям. Эксперименты позволили замечать проявления бессознательного, недоступного интроспективному анализу. Именно в сторону определения нейрофизиологических причин и двинулись некоторые исследователи. Желающих было немного, потому что изучение бессознательного в академической науке все еще было табуировано. Социопсихолог Дэниел Гилберт говорил, что «из-за духа сверхъестественности фрейдовского бессознательного вся концепция оказалась несъедобной».

Долго доказывая пользу изучения бессознательного, Гобсон и Гилберт добились своего, но термин поменяли на «новое бессознательное». Теперь ученые считают, что некоторые мыслительные процессы становятся бессознательными не из-за механизмов вытеснения: они заложены глубоко в структуре мозга, в его древних областях, работающих параллельно с недавно развившимися участками. Неосознаваемые переживания стали восприниматься как норма, а не как досадное искажение мыслительного процесса.

© Witchoria

© Witchoria

Современные исследования бессознательного делятся на три группы: бессознательное восприятие, бессознательная память, бессознательное социальное восприятие.

В число ученых, занимающихся проблемами восприятия, входит и американский нейробиолог Кристоф Кох. Еще во время Второй мировой войны медикам стало известно о парадоксе зрения, вызванном черепно-мозговыми травмами и контузиями. Человек с таким нарушением зрения смотрел на объект, не осознавая, что видит его, но информация об объекте поступала в мозг. Пациенты, например, эмоционально реагировали на изображение человеческого лица, совершенно не понимая, что именно они видят. Кох провел эксперимент, позволяющий добиться того же эффекта со здоровыми людьми. Подопытным одновременно показывали две картинки, разные для каждого глаза. Одна была статичной, другая менялась, но мозг воспринимал только меняющуюся картинку. Кох пришел к выводу, что информация о статичной картинке получена, но не интерпретирована. Но как же ее выловить? Это смогла сделать другая группа ученых. Участникам эксперимента показывали не просто статичную картинку, а картинку с эмоционально значимым изображением — например, фотографию обнаженной женщины (для женщин — фотографию мужчины). Испытуемые успешно распознавали эротические картинки.

Бессознательную память изучал психолог Дэн Саймонс. Он собрал воспоминания ньюйоркцев про 11 сентября: что они делали в момент, когда узнали о трагедии. Как оказалось, память подводила людей: подкидывала воспоминания, которых не было. Многие отмечали, что находились рядом с телевизором, звонили знакомым, хотя на самом деле занимались своими делами. Такое же искажение памяти демонстрируют 75% свидетелей по уголовным делам — Ассоциация юристов США отмечает, что к свидетельским показаниям нужно относиться с большой осторожностью. Проблема в том, что память работает по нарративному принципу. Мы склонны складывать из воспоминаний истории, а если какой-то факт не ложится в сюжет, наш мозг неосознанно изменяет воспоминания о нем.

© Witchoria

© Witchoria

Еще большее значение имеет бессознательное социальное восприятие — неосознаваемые механизмы, отвечающие за представления о других людях. Самые интересные проблемы — выбор партнера и отношение к своим-чужим. Американский психолог Джон Йонс показал, что наибольшее число браков в США заключается между людьми с одинаковыми фамилиями, хотя вряд ли мистер Смит сознательно влюбляется в мисс Смит, а не в мисс Джонс. Исследования французского ученого Гюгена показали, что девушки охотнее оставляют свой номер телефона мужчинам, которые во время знакомства слегка касаются их — хотя само прикосновение прекрасные особы не осознают.

Масштабные исследования провел психолог Музафер Шериф в летнем лагере Робберз-Кейв. Двадцать два мальчика были поделены на две команды. Группы жили в отдалении друг от друга, и каждая считала себя единственной в округе. Когда команды встретились на соревновании по перетягиванию каната, они сразу начали враждовать. Объективных причин для этого не было — просто сработало восприятие, оставленное нам в наследство далекими предками. Древние области мозга отвечают за распознавание своих и чужих, критически важное для первобытного человека. Сейчас нам редко угрожают другие люди, но привычка восприятия осталась.

На данный момент ученые относятся к бессознательному как к ресурсной зоне, позволяющей накапливать информацию, быстро реагировать в неожиданных ситуациях и экономить силы, которые мы тратим на запоминание и мыслительные процессы. «Вытеснение» ушло из словаря психологов, мотивационные теории признают понятие «влечение», но считают, что человек способен его обуздать. Бессознательное больше не наш враг, но друг и помощник, с которым можно договориться и о котором нужно узнать как можно больше.