В шорт-лист премии «Просветитель» в номинации «Естественные и точные науки» в этом году вошла книга «Мифы об эволюции человека». «Теории и практики» попросили ее автора, научного журналиста и главного редактора портала «Антропогенез.ру» Александра Соколова опровергнуть самые распространенные мифы о том, как выглядели древние люди.

Миф № 1: У неандертальцев были очень большие глаза

Это один из свежих, но уже успевших распространиться околонаучных мифов. Посмотрите на череп неандертальца: у него же огромные глазницы! А это значит — большущие глаза. Быть может, неандертальцы вели сумеречный или даже ночной образ жизни? Представьте себе приземистое существо с глазами-фарами, как у совы, днем прячущееся в пещерах, но стоит скрыться солнцу — бесшумно выползающее на большую дорогу, подкрадывающееся к безмятежно спящему мамонту. Откуда же взялись разговоры об огромных глазах? Весной 2013 года в журнале Proceedings of the Royal Society B: Biological Sciences была опубликована статья английских антропологов, которые выдвинули оригинальную гипотезу: неандертальцы долгое время жили на севере, где «солнца меньше, чем в тропиках». Их зрительная система адаптировалась к сумраку, и глаза увеличились в размерах. Соответственно, возросла и площадь зрительной коры головного мозга, в ущерб мышлению и способности к коммуникации. Исследователи решили проверить свою гипотезу: высчитали средний размер глазниц неандертальцев и древних сапиенсов, и у неандертальцев они действительно оказались в среднем крупнее — на 6 мм в высоту и почти на 3 мм в ширину. Дальше эта новость попадает в средства массовой информации, а оттуда — в наши головы. Но как вам такой факт: среди современных рас самые высокие глазницы… у монголоидов! И у них же — самые маленькие глаза. Предположение, что северные жители должны иметь большие глаза, чтобы лучше видеть в постоянных сумерках, также не проходит эмпирическую проверку. По такой логике самые маленькие глазки должны быть у экваториалов, а самые большие — у жителей Крайнего Севера. По факту — строго наоборот. Кроме того, ряд исследований современных приматов показал, что прямой зависимости между размером их глазниц и размером глаз… не выявлено. Поэтому мы по-прежнему будем доверять классическим реконструкциям, на которых неандертальцы — обладатели пусть и печальных, но вполне человеческих глаз.

Резюме: У неандертальцев были не большие глаза, а крупные глазницы. Исследования не выявили у человекообразных прямой зависимости между размерами глазниц и глаз. Современные жители Севера — обладатели крупных глазниц — вовсе не отличаются большими глазами.

Миф № 2: Древние люди ходили замотанные в шкуры и с дубиной в руке

Косматый дикарь в шкуре и с зажатой в лапе увесистой дубиной — классический образ массовой культуры, возможно никогда не существовавший в природе. Палками пользуются человекообразные обезьяны — значит, скорее всего, и австралопитеку вполне хватало мозгов, чтобы размахивать палкой для устрашения и защиты. Однако находки доисторических «дубин» археологам неизвестны. И даже если бы что-то подобное было обнаружено, то как отличить дубину от обычного обломка ветви или ствола? Древнейшее бесспорное деревянное орудие — это копье. Деревянные орудия, которыми пользуются ныне племена Африки или Австралии, совсем не похожи на те эффектные сучковатые чудища, которыми неизменно вооружают наших предков на классических иллюстрациях. Разумеется, нет и находок «накидок из шкур», в которые заворачивались наши пращуры, хотя, вероятно, что-то подобное древние люди носили. Здесь важно другое. Судя по всему, источник, из которого авторы популярных картинок и описаний доисторической жизни черпали свое вдохновение, — не археологические находки и не научные факты, а популярные издания и кинематограф. Растиражированный «пещерный человек» стал своего рода брендом, героем рекламных роликов и даже комедийных мультсериалов («Флинстоуны», 1960 год).

Александр Соколов. «Мифы об эволюции челов...

Александр Соколов. «Мифы об эволюции человека»

Людей каменного века художники изображали, руководствуясь своими представлениями о том, каким должен быть настоящий дикарь: могучим, мохнатым и безжалостным. Однако корни образа «пещерного человека с дубиной» можно найти в гораздо более глубоком прошлом. Оказывается, дикий человек (wildman) был популярным персонажем еще в Средневековье. Его образ всплывает в европейской литературе и декоративном искусстве, на гобеленах, барельефах и даже на монетах, украшает гербы. «Дикий человек» изображался сплошь покрытым волосами, а в руках, как вы уже догадались, он сжимал дубину. Из глубины веков, из недр человеческого подсознания дошел до нас образ «дикого человека» во всей своей первобытной красе.

Резюме: «Пещерный человек» — очень устойчивый архетип, живущий в человеческой культуре более 2 тысяч лет. В последней четверти XIX века образ «дикого человека» прекрасно вписался в новомодную идею происхождения человека от животного. И — под маской не то неандертальца, не то кроманьонца — наш обновленный герой вернулся в массовую культуру. Так незаметно смешались естествознание и фольклор. «Дикий человек» — продукт не научных изысканий, а фольклора и массовой культуры.

Миф № 3: Древние люди были очень волосатыми

Попросите любого знакомого описать первобытного человека. Скорее всего, слово «волосатый» будет в первой тройке эпитетов. Косматые, покрытые шерстью — такими мы их помним по иллюстрациям в популярных книгах, где акцент делался на звериной сущности, обезьяноподобности предка. Но что мы знаем на самом деле об их волосяном покрове, и в какой момент он исчез? Происходило ли это постепенно, или шерсть выпала сразу и напрочь? Даже если так, то потеря волосяного покрова должна была сопровождаться параллельной перестройкой многих систем: увеличилось количество потовых желез, утолщилась жировая прослойка, поменялся весь механизм терморегуляции. Рост волос на голове, напротив, усилился, а у мужчин вдобавок выросла внушительная борода. Палеонтология нам не поможет: в ископаемом виде сохраняются кости, но не волосы. Да, из вечной мерзлоты извлекают порой туши мамонтов, но мумий неандертальцев никто не находил. И все же неандертальцы по строению скелета и по образу жизни не принципиально отличались от нас: жили они не в лесах, а на открытой местности, пользовались огнем и орудиями, ходили на охоту. Мы вряд ли ошибемся, если предположим, что и по степени волосатости радикальной разницы между нами и ними не было. В 2004 году специалисты изучили вариации гена, отвечающего за цвет кожи у африканцев, и пришли к выводу: кожа человека стала темной не менее 1,2 млн лет назад. У человекообразных обезьян под шерстью кожа светлая, так как защищена от ультрафиолета волосяным покровом. Потемнеть она должна была уже после того, как наши предки лишились шерсти. А значит, уже больше миллиона лет назад люди не были «косматыми троглодитами». Почему же наша шерсть поредела? Вот возможное объяснение. После того как наши предки слезли с деревьев и вышли в саванну, под палящее солнце, им понадобилась более эффективная система терморегуляции. Возросло количество желез, выделяющих пот, который, испаряясь, понижал температуру тела. В такой ситуации волосяной покров был скорее помехой: испарение эффективнее происходит с открытой поверхности кожи. Поэтому шерсть исчезла. Обратите внимание, что на голове, подставленной солнечным лучам, сохранилась шапка волос, выполняющая функцию термозащиты. Вы спросите: а почему древние люди снова не обросли шерстью, когда ушли на север, в холода? Можно ответить так: вместо того чтобы ждать милости у эволюции, человек изобрел одежду и очаг. Исчезнувшую шерсть заменила теплая шкура, снятая с убитого животного. От дождя и ветра защитили стены пещеры или хижины, а огонь позволил пережить суровую зиму.

Резюме: Считается, что древние люди были очень волосатыми. В отличие от костей, волосы быстро разлагаются, поэтому о степени волосатости наших предков можно только гадать. Однако очень вероятно, что волосяной покров исчез уже на ранних стадиях эволюции человека.

Миф № 4: У древних людей руки были до колен, ноги короткие и кривые, и ходили они сгорбившись

Низкорослый, несуразный, с по-обезьяньи длинными руками, неандерталец трусливо жмется ко входу в пещеру… Важную роль в создании столь отталкивающего образа сыграл французский антрополог Марселин Буль. В 1911 году в книге, посвященной скелету неандертальского старика из Ля Шапель-о-Сен, Буль описал неандертальца как сутулого недочеловека, с вытянутой вперед шеей, передвигавшегося на полусогнутых ногах. А художник Франтишек Купка под руководством Буля воплотил образ, созданный антропологом, на бумаге. Получилось крайне непривлекательное существо, что-то вроде персонажа фильма ужасов. Спустя десятилетия выяснилось, что те признаки, которые Буль принял за характерные для неандертальцев, на самом деле были следствием пожилого возраста: старичка скрючил артрит. В молодости же он вполне мог быть статным красавцем с гордо поднятой головой. Однако эталон был задан. И пошло-поехало. Волосатый и страшный, с большим, подобным маске, лицом, массивными надбровьями и без малейшего намека на лоб, сжимающий огромный камень и двигающийся, как бабуин. Таким древний человек и вошел в массовое сознание. Как вы понимаете, находка комплектного скелета, включавшего бы и верхние, и нижние конечности, чтобы можно было оценить пропорции и осанку, — это редкая удача. Долгое время антропологам приходилось довольствоваться фрагментами, а остальное домысливать. Рассуждали так: раз эволюция — процесс плавный и равномерный, то все части человеческого тела «очеловечивались» постепенно и синхронно. Примитивной голове должно соответствовать обезьяноподобное тело (хотя уже первые находки питекантропа противоречили этому: к архаичному черепу прилагалась практически современная бедренная кость). Казалось логичным, что неандертальцы, а тем более питекантропы, еще вчера с деревьев слезли и не успели толком освоить хождение на двух ногах. Стереотип оказался живучим. Cейчас известно, что наши предки стали прямоходящими за несколько миллионов лет до появления питекантропа: этого времени более чем достаточно, чтобы достигнуть в хождении и беге на своих двоих высокого мастерства. Судя по строению ног, таза и позвоночника, уже австралопитеки шагали легко и непринужденно, и им совершенно ни к чему было сутулиться.

Резюме: Образ сгорбившихся, кривых и несуразных древних людей возник в начале прошлого века на основании ранних представлений об этапах эволюции человека. Формированию стереотипа способствовало исследование скелета неандертальского старика: возрастные изменения ученые неверно трактовали как присущие всему виду. Сейчас мы знаем, что почти современные пропорции и строение тела (кроме черепа) сложились у древних людей уже 1,5 млн лет назад. Мы вполне можем гордиться осанкой наших предков.

Миф № 5: В древности люди были великанами

Какой эпос обходился без великанов, титанов, гигантов или циклопов? Конечно, соблазнительно думать, что у мифических персонажей был реальный прототип — некая древняя раса, строители исполинских каменных сооружений, воздвигнуть которые не под силу обычному человеку. Что же сторонники реальности древних гигантов приводят в качестве доказательств? Во-первых, эффектные фотографии скелетов огромных размеров и идеальной сохранности, во-вторых, свидетельства очевидцев — например, крестьян, некогда находивших огромные кости прямо у себя на огороде. Правда, потом эти кости обычно куда-то исчезали. В-третьих, мегалитические постройки — например, знаменитый Стоунхендж. Люди нашей с вами комплекции при тогдашних технологиях не способны были тащить многотонные камни на десятки, а то и сотни километров, на это способны только великаны! В-четвертых, цитаты из летописей, дневников средневековых путешественников, описывавших встречи с великанами на экзотическом острове, в Патагонии, в снежных Гималаях или еще где-нибудь на краю света. И наконец, истории о найденных уже в XX веке останках гигантопитеков и мегантропов. Что ж, грамотно упакованный, такой набор аргументов производит на неподготовленного читателя сильное впечатление. Но если говорить серьезно, то легко убедиться в том, что фотографии «огромных скелетов» — банальный фотомонтаж, причем в ряде случаев известен даже автор фальшивок. Рассказы очевидцев — увы, не доказательства. Честные глаза очевидца не могут заменить главного — самих находок. Мегантропы и гигантопитеки давно нашли свое место на эволюционном древе, но не имеют ни малейшего отношения к легендарным «великанам» и точно не строили Стоунхендж (гигантопитеки — это родственники орангутанов, а мегантропов сейчас относят к яванскому человеку прямоходящему). Строители мегалитов также давно известны, описаны, и в ряде случаев экспериментально проверены технологии, позволяющие возвести Стоунхендж без помощи великанов или инопланетян. Кроме того, при знакомстве с биомеханикой и законами физики становится очевидным, что человек, таинственным образом выросший до нескольких метров, не смог бы нормально передвигаться. Его ноги сломались бы, раздавленные весом собственного тела. Взгляните на реальных животных-великанов — слонов или хотя бы горилл, на форму их тела, на толщину их конечностей. Примат, вымахавший до размеров слона, да еще и прямоходящий, обладал бы совершенно нечеловеческими пропорциями. А что говорит о росте наших предков палеоантропология? Несмотря на трудности, связанные с реконструкцией ископаемого существа, современной наукой накоплена немалая статистика размеров тела древних людей. И можно с уверенностью сказать, что в процессе эволюции рост наших предков не уменьшался, а увеличивался.

Резюме: Науке неизвестны ни находки останков гигантских людей, ни какие-либо косвенные свидетельства их существования в прошлом. Судя по данным палеоантропологов, в процессе эволюции рост наших предков не уменьшался, а увеличивался. По сравнению с австралопитеками мы с вами — настоящие великаны.