Музыка, которую мы слушаем, определяет наше развитие в детстве, формирует в юности и меняет в течение жизни, от нее зависят наши настроение, воспоминания и способность справляться со стрессом. T&P публикуют отрывок из книги Виктории Уильямсон «Мы — это музыка. Как музыка влияет на наш мозг, здоровье и жизнь в целом», которая недавно вышла в издательстве МИФ.

«Угадай мелодию» для новорожденных

Музыкальные способности новорожденных не ограничиваются выявлением ритма и включают различение звуков по таким их свойствам, как громкость, длительность и высота. Более того, младенцы способны различать высотные контуры, что равносильно распознаванию двух мелодий, и они используют эту информацию, слушая речь. Тьери Наззи и коллеги исследовали умение французских новорожденных различать два списка японских слов, которые отличались только по высотному контуру — восходящему или нисходящему.

В этих целях они использовали естественное умение новорожденных сосать: младенцам дали специальную соску, которая измеряла каждое посасывание, отмечая его силу и время. В начале эксперимента малышей было 121, но, как часто бывает при изучении подобных крох, часть из них «выбыли»: 34 заснули (как трогательно!), 15 отказались от специальной соски, 17 совершили проступок в виде «нерегулярного или недостаточного сосания», а 15 не освоились в условиях исследования. Итак, осталось 40 младенцев, готовых и способных участвовать. Для этих 40 крох в течение нескольких минут воспроизводился один из двух списков слов; в одном списке тон произношения повышался, в другом — понижался. Во время ознакомления ребенок привыкал к звуку, и его темп сосания становился равномерным. Затем половине младенцев — экспериментальной — воспроизводили второй список, а другая половина — контрольная группа — продолжала слышать тот же список, что и раньше. Предполагалось, что если младенцы способны различать изменения высотного контура, то они будут сосать интенсивнее, восприняв новый звук и заинтересовавшись им. Ожидалось, что малыши из контрольной группы, которые слышали один и тот же звук, будут продолжать сосать в постоянном темпе. Именно это и произошло. Младенцы в экспериментальной группе явно заметили изменение в высотном контуре японской речи, в мелодическом рисунке слов, прежде чем вернулись к знакомому темпу сосания.Что важно, все дети были из франкоязычных семей; это почти исключило возможность реакций, вызванных предыдущими контактами с японским языком. Исследование показало способность новорожденных не только замечать различия в высотном контуре, но и делать это в незнакомой речи; это наводит на мысли о гибкой системе усвоения звуков, способной потенциально сформировать важное основание для развития речи ребенка.

Умнеют ли дети благодаря Моцарту

Вопрос связи музыки и интеллекта также важен в практическом смысле, поскольку ребенок начинает проявлять активный интерес к взаимодействию с мелодиями: танцам, пению и игре на инструментах. На этом этапе родители, наверное, начинают размышлять — записать чадо в музыкальный кружок, на занятия музыкой или проще потратиться на аудио плеер. Может, купить несколько CD с произведениями Моцарта? Давайте задержимся на этой мысли и рассмотрим имеющиеся данные. Один из друзей недавно рассказал, что начал включать CD с записью Моцарта маленькой дочке, чтобы она засыпала под эту музыку, — ради эффекта Моцарта. Он надеется, что прослушивание подобной музыки повысит уровень интеллекта ребенка; эта идея уверенно завоевала себе место среди легенд популярной психологии. Когда я представляюсь музыкальным психологом, часто в первую очередь спрашивают именно об эффекте Моцарта. У этого термина есть «своя» страница в «Википедии», а вокруг самой гипотезы — что определенный вид музыки полезен для IQ — возникла целая отрасль. Однако взвешенное изучение литературы показывает, что картина не такая радужная.

Профессиональные пианисты способны извлекать до 1800 нот в минуту, при этом регулируя мельчайшие изменения в громкости и давлении

Все это началось в 1993 году, причем довольно невинно, когда в журнале Nature была опубликована одностраничная работа авторства Фрэнсис Раушер и др. Они провели эксперимент, в ходе которого американские студенты университета либо 10 минут слушали сонату Моцарта ре мажор для двух фортепиано (K 448), либо слушали инструкции по расслаблению, либо сидели в тишине. Затем исследователи попросили студентов выполнить тест на пространственно-временное мышление. Задания такого типа (анализ определенных фигур из бумаги, поиск недостающих деталей или анализ конфигураций) требуют, чтобы испытуемый мысленно представлял различные фигуры и их возможное взаимодействие. Ученые обнаружили, что показанные в тесте результаты были значительно выше только после прослушивания произведения Моцарта: IQ участников повышался на восемь-девять баллов.

Затем исследователи провели еще один эксперимент, получив аналогичные результаты, но не обнаружили повышения IQ после того, как участники 10 минут слушали произведения Филипа Гласса, британскую музыку в стиле транс, инструкции по расслаблению или аудиокнигу. Эффект Моцарта казался очень увлекательной и важной находкой, наводившей на мысль, что определенный тип мелодий, возможно, оказывает благотворный эффект на наши мыслительные способности. В чем может заключаться его механизм? Раушер и коллеги предположили, что прослушивание музыки Моцарта усиливает возбуждение нейронов в той области мозга, которая также способствует выполнению пространственно-временных задач. Все это казалось настолько здорово, что даже не верилось: найдено простое решение (слушать музыку) сложной проблемы (улучшать умственные способности). И конечно, на самом деле все оказалось не так. […]

Движения

Если вы играете на музыкальном инструменте или поете, для оптимального исполнения приходится вырабатывать и оттачивать сложные навыки управления движениями. Лучшие профессиональные пианисты способны извлекать до 1800 нот в минуту, при этом регулируя мельчайшие изменения в громкости и давлении; это изумительное достижение для пальцев. Наличие таких невероятных способностей не проходит бесследно для строения мозга.

У людей, выработавших улучшенные двигательные навыки, обычно есть измеримые различия в части мозга, представляющей тело и движения. Она расположена примерно между макушкой и стволом мозга, включает в себя соматосенсорную кору и двигательную кору, находящиеся рядом и тесно сотрудничающие. Двигательная зона отвечает за планирование и совершение движений, а соматосенсорная реагирует на информацию об осязательных ощущениях, включая боль, а также на проприоцепцию — наше представление о расположении тела в пространстве. В соматосенсорной и двигательной зонах отражена логическая, вытянутая карта тела: каждая часть тела представлена в разной степени, в зависимости от важности точного управления и регулярности использования. Визуальное воплощение карты выглядит странно: так называемый кортикальный гомункул; представьте человека с массивными кистями рук, стопами, губами и языком, но крошечными животом, спиной, ушами и шеей.

Большинству ваших знакомых, якобы не имеющих музыкального слуха, пошли бы на пользу несколько уроков пения

Конечно, эта карта тела у всех отличается, мы по-разному используем свое тело; к тому же на протяжении жизни в карте происходят значительные изменения в ответ на инсульт или травму мозга или тела. Но, несмотря на это разнообразие, все равно заметны общие различия между картами тела у музыкантов и всех остальных. У музыкантов-клавишников проявляется повышенная тактильная чувствительность кистей рук; они также лучше выполняют задачи, требующие приобретения новых двигательных навыков, особенно если начали учиться музыке в детстве. Этим качествам соответствуют отличия на мозговой карте их тела.

Кэтрин Эмантс и коллеги с помощью МРТ измерили ту часть двигательной коры, где представлены кисти. В ее структуре у немузыкантов оказалось больше асимметрии: слева она заметнее. Такого соотношения стоило ожидать у праворуких, так как тело представлено в мозгу перевернутым: правая рука — с левой стороны мозга, и наоборот. А у клавишников структура была намного симметричнее, что отражает гораздо большее представительство обеих рук в мозгу. Это особенно относилось к людям, с детства начавшим заниматься музыкой. В более свежих исследованиях также был обнаружен четко выраженный рисунок в виде греческой буквы омега (ω) на моторной коре музыкантов. Поразительно, что аналогичные результаты выявили невооруженным глазом — настолько явными были различия.

Типы фальшивого пения

Амузию часто называют отсутствием музыкального слуха, но давай-те разберемся в этом понятии. У каждого из нас есть друг, коллега или родственник, ярко воплощающий поговорку «медведь на ухо наступил»; его пение вызывает искреннюю тревогу, и чтобы сберечь здоровье окружающих, его нельзя подпускать к караоке. Но у большинства таких людей нет амузии; в основном они просто не умеют петь.

Лучшей иллюстрацией этого стало исследование канадки Лолы Кадди, проведенное в Университете Квинс. Кадди и ее коллеги спросили у студентов, кто считает себя лишенным музыкального слуха; подняли руки 17 процентов из 2000 человек. Затем исследователи протестировали 200 из этих студентов на амузию (см. описание ниже): лишь у небольшой группы из этих якобы «не имеющих музыкального слуха» людей были настоящие трудности с обработкой музыки. У преобладающего большинства тех, кто считал себя «немузыкальным», на самом деле был нормальный музыкальный слух, просто они не очень интересовались музыкой и считали, что не умеют петь. Почти каждый мой знакомый, уверенный в отсутствии у себя музыкального слуха, упорно думает, что не умеет петь, — обычно из-за суровых оценок школьного учителя, руководителя хора или друзей и родных. Карен Уайз и Джон Слобода изучили взрослых британцев, считавших, что им медведь на ухо наступил, и обнаружили: хотя участникам действительно было трудновато петь, главной их проблемой была недостаточная уверенность в себе. Они лучше пели под аккомпанемент, и в результате авторы предположили, что их трудности нельзя назвать непреодолимыми. Им и большинству ваших знакомых, якобы не имеющих музыкального слуха, пошли бы на пользу несколько уроков пения. Для сравнения, обучение пению людей с амузией привело к сравнительно меньшим улучшениям, а в большинстве случаев тяжелой амузии почти не повлияло на трудность в обработке музыки.

В общем, если человек говорит: «Мое пение звучит ужасно», вряд ли он лишен музыкального слуха; если он так говорит — значит слышит свои ошибки. А человек с амузией скажет: «Друзья и родные думают, что я пою ужасно, но я не знаю, правда ли это».

Музыка и психическое благополучие взрослых

Учитывая положительное воздействие музыкотерапии и музыкальной медицины на организм, неудивительно, что они также обладают потенциалом влияния на психическое здоровье и благополучие.

В недавнем обзоре последних 20 лет исследований в этой области сообщается, что музыкотерапия, в особенности активное музицирование, может использоваться как дополнительный метод при лечении депрессии, шизофрении и слабоумия, а также проблем возбуждения, тревоги, бессонницы и злоупотребления психоактивными веществами. Всего нескольких сеансов может оказаться достаточно, чтобы увидеть небольшое измеримое воздействие на симптомы, хотя результаты лучше при большем количестве сеансов (16–51); эти данные предполагают, что, возможно, чем больше лечебных сеансов, тем лучше. Завершая обзор этой обширной темы, я коснусь трех определенных областей музыки и психического благополучия.

Музыка всю жизнь будет вашим другом и спутником, отражением и тенью

Музыке приписываются многие виды влияния, причем часто они за-висят от личных особенностей человека. Когда принимается решение, какая музыка для благополучия эффективнее, персонализация тоже крайне важна; не существует одного жанра или стиля музыки, который идеально подходил бы всем. Это напоминает об использовании музыки в качестве витамина, против чего так мудро предостерегал Джон Слобода. Хорошая реакция и положительные результаты от музыкотерапии или музыкальной медицины у любого человека зависят от того, какую музыку он любит. Это становится еще яснее, если увидеть результаты отсутствия персонального подхода, когда исследователи с благими намерениями выбирают музыку некоего общего характера: оказывается, что такая «уравниловка» только ухудшает ситуацию.

В одном случае классическую музыку включали в помещении общего пользования дома-интерната для страдающих слабоумием. Было обнаружено, что расстройства поведения существенно ухудшались во время этих музыкальных пауз, а многие пациенты требовали, чтобы музыку убрали. С какими бы благими намерениями ни проводились подобные исследования, они свидетельствуют, что выбор музыки должен определяться потребностями, симпатиями, антипатиями и желаниями пациента.

Исследования музыкальной психологии позволяют лучше понять, как мозг и тело реагируют на музыку во время лечения и ухода, и дают возможность врачам и другому медперсоналу оптимизировать ее использование. Музыка не волшебная таблетка и не безотказный способ избавления от невзгод. Но она способна стать важным и гибким средством, с помощью которого можно общаться, получать поддержку, находить утешение и вдохновение. Вы приобрели множество музыкальных навыков, интерпретаций и воспоминаний, которые есть только у вас; второй такой музыкальной личности никогда не будет, сколько бы ни существовало человечество. Музыка всю жизнь будет вашим другом и спутником, вашим отражением и тенью. Действительно, вы на самом деле и есть музыка.

Иконки: 1) Aha-Soft, 2) -, 3) Raz Cohen, 4) Cenk ÇAKMAK, 5) Daouna Jeong — from the Noun Project.