4 декабря в DI Telegraph состоится вторая ежегодная конференция о новых медиа Media Makers 2015. Создатели важных для индустрии проектов — таких как Meduza, «Такие дела», «Дождь», РБК и многих других, будут говорить о трендах в электронных и печатных СМИ, будущем телевидения, новых форматах и просветительских проектах. В преддверии конференции T&P собрали комментарии основных спикеров о состоянии медиа, аудиториях, новых инструментах и актуальных темах.

Николай Кононов

«Секрет фирмы»

Про информационный шум

«Проблема: мы увлеклись технологией и сместили фокус с журналистики на grow hacks, дистрибуцию и другие приятные вещи. На журналистские материалы приходятся лишь проценты медийного контента. Но эти проценты очень важны. Люди должны иметь картину событий и объяснения, что за ними стоит, — от профессионалов, настроившихся установить истину. Как все было на самом деле — этим вопросом занимается журналистика, и поэтому она важный и влиятельный институт. Дезинформация, пропаганда заставляют людей совершать преступления, меняют их ценности и мозги. Им нужно противоядие. Однако многие медиаменеджеры мыслят другими категориями: их волнует не объективность, а выразительность. Нажимая на эмоциональные кнопки, превращающие читателя в инфонаркомана, медиа подсаживают его не на желание узнать, что случилось и что с этим делать дальше, а на жажду спекуляций. Тем самым медиа создают информационный шум в и без того загрязненном фактоидами мире.

Итого: помимо бизнеса, у нас есть социальная миссия, и смысл ее заключается в том, что правда в любом виде целительна. Разумный, непредвзятый взгляд на мир позволяет читателю сделать верные выводы, а не погружаться в заблуждения на долгие годы. Навевать сон золотой — краткосрочно выгодная стратегия; на длинной дистанции всегда выгодна правда. Мы чем-то напоминаем директоров никелевых, цинковых заводов, которым невыгодно морочиться снижением вредных выбросов, но которые должны понимать, что человечество задохнется и сойдет с ума, если мы не инвестируем в сложные фильтры и не объясним работникам, почему к экологическим процедурам нельзя относиться халатно».

Галина Тимченко

Meduza

О меняющейся верстке

«В этом году охват мобильного трафика достиг более 62%, и я подумала, что сайт должен быть максимально простым, чтобы люди больше скачивали приложение. Но я не сделала поправку на Россию, на инерцию и апатию читателей. В чем был просчет? Мы забыли, что люди в основном потребляют новости в офисе, и 80% читателей смотрят Meduza на мониторе.

Гибкая верстка лучше жесткой. Обычные печатные газеты ежедневно меняют формат верстки в зависимости от центральных событий дня и их значимости. В этом и есть главная задача современных медиа — из бесконечного белого шума выделить нужные темы, переосмыслить, добавить, переупаковать и, самое главное, ранжировать. При этом интернет-сайты со своей задачей не справляются: у них всех слишком жесткая верстка. Либо табличная, либо пополосная. Один день на вид ничем не отличается от другого. Что бы ни случилось, у вашего сайта одно и то же обличье каждый день. Как мы решили эту проблему? У нас есть разные блоки на первом экране: один большой, два средних, три еще меньших и четыре маленьких. Их можно перемещать как угодно. Каждый из них может быть как заголовочным, так и картиночным блоком. Их можно объединять вместе. Выпускающий редактор меняет верстку сайта в соответствии с изменяющейся повесткой дня. Например, случилось что-то важное: бывшего начальника МВД обвинили в хищении 19 миллионов. Редактор считает, что это главная новость дня, — он хватает ее мышкой и перетаскивает на первую полосу.

Верстка меняется каждую минуту: мы перетаскиваем новости, объединяем их в тематические, географические блоки, блоки по датам и сюжету. Самое интересное, что каждый из этих блоков можно называть так, как тебе хочется: нет блока «Новости» или блока «Главное», есть кирпичи, которые ты можешь назвать как угодно. Например, «Еще немного веселых новостей» — и сложить в этот блок все то «Шапито», которое тебе сегодня нравится, или создать блок «Все о войне в Сирии». При этом то, как меняется сайт, очень мало кто замечает. Все понимают, что читать и что главное, но не понимают, как это сделано. Внятная навигация — уважение к читателю. Нужно, чтобы он каждую секунду знал, где находится. А страницу материала нужно обвешать так, чтобы ему было куда идти дальше, а не просто закрыть страницу и уйти с сайта».

(Из мастер-класса Галины Тимченко в Школе журналистики УКУ и MYMEDIA)

Дмитрий Степанов

«Яндекс»

О размещении видеорекламы

«Я думаю, что самым значимым событием в медийной индустрии в 2015 году стало начало перехода от спланированного людьми размещения видеорекламы в определенном контенте и/или на определенной площадке к программатик- размещению. В нем решение о месте размещения принимает алгоритм на основе данных о пользователях, которым эта реклама может быть показана. Бюджеты, которые привыкли получать производители кино и телевизионного контента, теперь растекаются и на пользовательское видео, и на видео небольших профессиональных производителей. Это в ближайшие 5–10 лет драматически изменит ландшафт отрасли».

Дмитрий Навоша

Sports.ru

Про мобильные технологии

«Мы просто перенесли в мобайл из веба и соцсетей наши лучшие практики. На Sports.ru про каждый клуб есть мини-сайт с запоминающимся адресом вида sports.ru/spartak, то же самое касается каждого спортсмена — например, sports.ru/sharapova. Есть отдельные потоки в соцсетях, боты в Telegram, люди могут подписаться и читать только интересное, а не все подряд. Сейчас мы уже знаем, что это зовется словом unbundling и такую стратегию успешно используют многие. У NYT, к примеру, в прошлом году появилось отдельное приложение NYT Coоking, а чуть раньше — апп про кроссворды. У британского Sky уже полтора десятка приложений под разные тематики и пользовательские сценарии. Но когда мы начинали двигаться в эту сторону, мы про unbundling ничего толком не знали, просто интуитивно искали лучшее решение для пользователей с разными интересами.

Вот какое из приложений спортивных сайтов скачает болельщик «Манчестер Юнайтед» или «Формулы-1»? Может быть, парочку. Может, и никакое. А нашими тематическими приложениями про этот клуб и гоночную серию точно начнет пользоваться. Удобно получать все необходимое в одном месте и с первого тапа, а не выискивать в разных приложениях и на разных сайтах контент, статистику, общение. Но это все равно история не про количество. Требовался какой-то ответ на один из вызовов времени — фрагментацию интересов аудитории. Ответ получился неплохим: это работает, аудитория быстро растет».

(Из интервью «Секрету фирмы» от 22 сентября 2015 года)

Елизавета Осетинская

РБК

Про молодое поколение

«Знаете, недавно я в одно воскресенье посетила два мероприятия. Одно — попечительский совет экономического факультета МГУ (членством в котором ужасно горжусь). Второе — ­фестиваль документальных фильмов. Я смотрела на эти две аудитории и понимала, что у этих новых прекрасных молодых людей повестка сильно отличается от тех, кто выступает в роли попечителей. У молодых людей другой способ коммуникац­ии, он отличается от нашего. И мне кажется, что эти двадцатилетние люди обязательно все должны взорвать­. Может быть, не так, как это делали в шестидесятые — с ­камнями в руках. А методом новой коммуникации».

(Из интервью GQ от 17 августа 2015 года)

Андрей Лошак

«Такие дела»

Об эмоциональной тупости

«Идея Мити (Алешковского. — Прим. ред.), нашего издателя, — с помощью полноценного медиа, посвященного не только благотворительности, привлечь более широкую аудиторию. Моя задача в том, чтобы этот сайт читали не только условные посетители «Помоги.орг» и «Милосердие.ру», а гораздо более широкий круг. В идеале — дотянуться до «Одноклассников» и «Фишки.нет». В общем, задача — сделать интересно.

Во многом это проект про людей, которые что-то делают не ради денег, про альтруизм. Это идея, которая лежит в основе благотворительности в принципе, но она как бы замкнута на волонтерах, жертвователях, а мы хотим ее разомкнуть, поговорить о ней в более широком социальном контексте. А вторая вещь, которая нас интересует, — это маленький человек. То есть драма маленького человека тоже наша тема, она в России вечнозеленая, все мы выросли из «Шинели». И я действительно считаю, что этот человек ушел из фокуса медиа.

Люди эмоционально отупели, перестали чувствовать друг друга, эмпатия исчезла. Мы когда думали, кстати, о названии сайта, думали в том числе про слово «эмпатия», потому что оно очень точно описывает то, чего мы хотим добиться. Когда ты говоришь, что расходы на оборону превышают в десять раз расходы на медицину, это сухие строчки. А когда ты показываешь человека конкретного, то тут уже есть шанс, что проберет. «Как в зажиревшее ухо втиснуть им тихое слово» — вот наша задача. Еще у нас есть рубрика «Случаи», в которой читатель со слухом уловит хармсовские коннотации. Туда мы будем отправлять сюжеты о том, как мир многообразен. Потому что мы за то, чтобы мир был многообразным и цветным. Мы ни разу не традиционалисты, а «либерасты» и «толерасты», и всячески хотим способствовать тому, чтобы чувство взаимотерпимости было как можно больше развито в этой стране. Наша государственная политика направлена на то, чтобы стравливать людей. Мы, наоборот, хотим, чтобы все друг друга любили. И поэтому там у нас будут истории про тех, кого можно назвать фриками или чудаками. Мне очень нравится рубрика «Шапито» у «Медузы». Но наши «Случаи» не так обидно сформулированы — это действительно мир во всем своем многообразии. Например, история про бродягу, который потрясающе играет и поет рок-н-ролл и собрал во «ВКонтакте» миллион просмотров. Мы съездили в его родной микрорайон в Орле, и оказалось, что это совершенно фантастический человек, хотя с виду он как восставший из ада. А всмотревшись в него, не просто гыгыкнув и нажав следующий ролик на ютьюбе, ты видишь невероятную судьбу».

(Из интервью «Афише» от 25 мая 2015 года)

Сергей Шалаев

Surfingbird

Про рекомендательные технологии

«В Surfingbird есть лента, которая фактически никогда не кончается. Когда пользователь прочитывает все актуальные новости на сегодня, он получает интересные материалы за всю историю Surfingbird. Мы ничем не лучше AdMe, «Газеты.ру» или РБК, просто стараемся, чтобы вся информация была удобно упакована в одном месте, чтобы пользователь не думал, куда ему пойти после того, как он прочел всю «Газету.ру».

Мы стараемся фильтровать очевидно ненужный материал. Стараемся на основе наших математических алгоритмов порекомендовать что-то релевантное конкретному человеку. Это делается не на основе какого-то одного супералгоритма, их замешано очень много — порядка десяти. Есть вариации по группам, географии, социальным сетям. Они могут оперировать временем, которое пользователь тратит на прочтение страницы. Там достаточно много параметров, описывать их скучно и нудно. Я люблю говорить, что это симфония алгоритмов, которые выдают пользователю какую-то мелодию контента».

(Из интервью «Рунетологии» от 01 апреля 2015 года)

Никита Обухов

Tilda

Про цифровой сторителлинг

«Интернет — это прекрасная среда, которая позволяет очень круто рассказывать и доносить мысли и чувства. Мы все еще учимся жить в ней и осваиваем новые форматы. Я думаю, что скоро настанет новая эпоха — цифрового сторителлинга. Это как золотой век русской литературы — только в интернете. Диджитал сторителлинг — довольно благородный формат, это навык — как красивая, связная речь.

Изначально тексты публиковались в интернете по аналоговому принципу: материал помещался на страницу, разбивался на параграфы, снабжался несколькими фотографиями. Поняв, что разбираться в неоформленных простынях никто не хочет, многие редакции отказались от большого формата в пользу небольших новостей. В целом механика чтения в интернете сильно изменилась. В связи с тем, что увеличился поток информации с появлением социальных сетей, мы научились фильтровать контент и читать избирательно — но мы все еще хотим читать.

Мне бы хотелось развивать и обучать этому формату других. Наша задача — создание глобального комьюнити сторителлинга. Создавая «Тильду», мы поставили себе цель дать людям простой инструмент для того, чтобы они могли рассказывать свои истории. Эта платформа помогает создавать контентно-ориентированные проекты и публиковать их в интернете. Работая над собственной платформой и изучая формат, мы сформулировали основные правила, которые помогают в работе над визуальными историями».