Расскажите про Parallels.

Начинали мы в середине 90-х в Сингапуре. Перед тем, как начать самостоятельно что-то создавать, мы успели посотрудничать с компанией Solomon Software, разработчиком ERP-решений, который позже вошел в состав компании Microsoft. Мы помогали им с дистрибуцией и продажами софта, а потом и с его разработкой. Сначала у нас не было четкого видения, какое именно ПО разрабатывать, но было много идей. Главная уверенность была связана с целевой аудиторией. Мы сразу начали ориентироваться на хостеров и сервис-провайдеров, бизнес которых бурно рос за счет развития интернета. Эта категория компаний остро нуждалась в решениях автоматизации их бизнес-процессов, но потенциальный размер этого рынка был не настолько велик, чтобы крупные IT-компании уровня, например, Microsoft взялись за его осваивание. Нам же эта ниша показалась привлекательной. Уже тогда наметилась тенденция на облачные технологии, главный принцип работы которых заключается в потреблении IT именно как сервисов через интернет. Если говорить вкратце, наши решения автоматизации и виртуализации позволяют современным хостерам и сервис-провайдерам предоставлять своим клиентам такие «облачные» сервисы. Кроме того, активное развитие технологий виртуализации позволило нам в 2006 году создать один самых успешных наших продуктов для конечных пользователей — Parallels Desktop для Mac, который позволяет запускать Windows-приложения на компьютерах Apple. Эта программа на сегодняшний день является одной из самых продаваемых утилит для маков по всему миру. ##Что, на ваш взгляд, сейчас самое главное в интернете?
Облачные вычисления. Они революционно изменяют модели потребления IT через интернет. Проникновение интернета и повышение скорости передачи данных — все это провоцирует очень интенсивное развитие облачных услуг и как доступ через интернет к мощным компьютерным ресурсам, и как механизм постоянного обновления софта. Облачные технологии позволяют хранить все в «облаке» провайдера и иметь круглосуточный доступ к данным с любого устройства при наличии интернета. Сегодня есть как платные, так и бесплатные облачные сервисы. Самый простой пример доступных облачных технологий — работа с различными web-based почтовыми сервисами, когда вы можете создавать документы в интернете, там же через браузер работаете с ними и там же, не скачивая себе на компьютер, храните их. Небольшим компаниям нужны информационные технологии, например, сайты, интернет-магазины, корпоративная почта с синхронизированным календарем и задачами, голосовые и видеоконференции, документооборот и так далее. Все это уже можно потреблять как сервис через интернет из облака провайдера за небольшую плату. Для этого не нужно, как раньше, обладать специальными знаниями, приобретать свою серверную инфраструктуру и нанимать специального системного администратора.
В России очень сильная система технического образования, которая генерировала и продолжает генерировать очень толковых инженеров.

Вы начинали в конце 90х. Что изменилось за 10 лет?

Это очень сложный вопрос. Все изменилось. Люди, технологии, скорость коммуникаций. Мы очень изменились: команда Parallels приобрела огромный опыт, мы научились быстро расти и, при этом, делать меньше ошибок.

Официальной штаб-квартирой Parallels считается Швейцария, центр продаж и маркетинга базируется в США. Почему центры разработки здесь?

В России очень сильная система технического образования, которая генерировала и продолжает генерировать очень толковых инженеров. В самом начале, когда команда еще работала в Сингапуре и встал вопрос расширения, мы столкнулись с проблемой и непониманием, как оценивать потенциальных местных кандидатов. У нас не было представления, какого уровня подготовки кандидаты из местных университетов. При этом некоторые наши коллеги продолжали удаленно работать из России: не все могли или хотели переехать в Сингапур. Тогда мы решили, что гораздо эффективнее создавать центры разработок в России, чем где-либо еще. К тому же, нанимать инженеров-программистов для работы в России в начале 2000-х было экономически целесообразнее, чем перевозить в Сингапур. Хотя сейчас это, пожалуй, уже не так.

Сегодня у нас два больших центра разработок в России: в Москве и Новосибирске работает порядка 500 человек. Недавно открылся небольшой R&D центр разработок в Санкт-Петербурге, также мы начали развивать центр продвинутых разработок на базе нашего офиса в Сиэтле. В России основная проблема заключается в отсутствии широкого выбора кандидатов на управленческие инженерные позиции. Например, у нас здесь очень ограниченное количество менеджеров с 15-20-летним опытом управления софтверными проектами, как с точки зрения разработки, так и развития (program-management). Parallels активно растет и развивается, и нам очень нужны такие люди. Поэтому в последнее время мы привлекаем иностранцев с лучшим опытом в индустрии.

Что вы можете сказать о суперкомпьютерах и искусственном интеллекте? Что происходит там сейчас, и что будет дальше?

Надо понимать, что я не являюсь экспертом в суперкомпьютерах или искусственном интеллекте. Сегодня суперкомпьютеры это просто очень быстрые машины, которые способны обрабатывать огромные объемы данных. В некоторых областях, это очень критично: генетических исследованиях, прогнозировании погоды, геофизике и др., поэтому, судя по тенденции, суперкомпьютеры будут становиться только быстрее и мощнее. Что касается искусственного интеллекта, ежегодно различные исследователи тестируют свои программы, проходя тест Тьюринга. В терминах компьютерных технологий это самый близкий для меня подход к определению искусственного интеллекта: «Человек взаимодействует с одним компьютером и одним человеком. На основании ответов на вопросы он должен определить, с кем он разговаривает — с человеком или компьютерной программой. Задача компьютерной программы — ввести человека в заблуждение, заставив сделать неверный выбор». На сегодняшний день пока ни одна из существующих компьютерных систем не прошла этот тест.