Часто от одного выступления — в спорте, на экзамене или важной презентации — зависят наши жизнь и карьера. Но почему, зная текст доклада наизусть или отточив технику исполнения до блеска, в ответственный момент мы говорим не то, что планировали, и не можем выполнить простейший элемент? Об этом рассказывает профессор психологии Чикагского Университета Сайен Бейлок в своей книге «Момент истины», которая недавно вышла в издательстве МИФ. T&P публикуют некоторые главы и советы по достижению максимальных результатов в стрессовых ситуациях.

Проклятье мастерства

Российская теннисистка Динара Сафина успешно выступала на мировой теннисной арене. К 23 годам она дважды выходила в четвертьфиналы двух турниров Большого шлема, дважды доходила до полуфиналов и трижды до финалов. В 2009 году она даже некоторое время возглавляла рейтинг по версии Женской теннисной ассоциации (Women’s Tennis Association, WTA). Но хотя уже семь раз Сафина выходила в высшие квалификационные круги турниров Большого шлема, победить ни в одном из них ей не удалось. Она терпела неудачу, находясь в нескольких шагах от мирового теннисного Олимпа. Для профессионального теннисиста особенно важно выигрывать крупные турниры. Будь вы даже первым игроком на планете, вас причислят к неудачникам, если вы не можете доказать, чего вы стоите, в самый ответственный момент. А если вы перестаете быть игроком первой гильдии, люди перестают болеть за вас. И вы сами тоже. «Слишком высокое давление», — заметила Сафина после того, как на удивление быстро вылетела в 2009 году из Открытого первенства США всего лишь в третьем раунде. Теперь, когда Динара выходит на большой корт, каждый из зрителей (да и она) думает только о том, может ли она вообще выиграть какой-нибудь крупный турнир. Моя задача — помочь людям избежать подобных неудач.

Сайен Бейлок — профессор психологии и руководитель лаборатории Human Performance Lab Чикагского Университета, ведущий мировой эксперт в области исследований работы мозга в тяжелых ситуациях и в моменты высокого напряжения.

Когда неделю назад я говорила по телефону с президентом пригласившей меня компании, та сказала, что ее вице-президенты проводят уйму времени, выступая на различных презентациях (или готовя сотрудников к таким выступлениям). И ситуации, в которых проводятся такие презентации для клиентов, могут быть охарактеризованы идиомой «пан или пропал». Если презентация проходит без сучка без задоринки, особенно если клиент удовлетворен ответами на возникшие у него вопросы, то контракт в кармане. Если нет — прощай все: деньги, клиенты и будущие контракты. В этом бизнесе вторых шансов практически не бывает. Я слушала президента и не могла не думать, что такая нагрузка похожа на ту, которую испытывает выпускник школы на стандартизированных академических тестах SAT. Или гольфистка, которой нужно загнать мяч в последнюю лунку, чтобы пробиться в очередной турнир Американской женской профессиональной ассоциации гольфа. Или скрипач, который через мгновение будет исполнять соло в конкурсе на вакансию первой скрипки симфонического оркестра. Если все прошло хорошо — перед вами распахиваются двери в будущее. Если вы выступили неудачно, то другого шанса может и не быть.

Иногда не спасает даже второй шанс. Вспомните очаровательную американскую фигуристку Мишель Кван. В конце 90-х и начале 2000-х она считалась лучшей одиночницей в мировом фигурном катании, но ей не удалось завоевать золото на Олимпиаде. На зимних Олимпийских играх в 1998 году она уступила юной американке Таре Липински. Во второй попытке в 2002 году Мишель лидировала после короткой программы. На втором месте была еще одна американка, Сара Хьюз. Казалось, Кван как никогда близка к заветной цели. Но в произвольной программе она выглядела зажатой, в одной из комбинаций приземлилась после прыжка на обе ноги и в итоге упала после тройного флипа. А Хьюз собралась, прекрасно выступила и выиграла золото.

Люди с высокими интеллектуальными способностями склонны к поиску сложных путей решения проблем

Миллионы поклонников страстно желали Кван победы. Когда ставки так высоки, даже опытные исполнители испытывают чудовищную нагрузку в стремлении победить. Всем тогда показалось, что Сара Хьюз была вдохновлена важностью стоящей перед ней задачи и поэтому сумела показать все, на что способна. Мишель же не справилась со стрессом и выступила хуже, чем могла. Более высокие результаты любого выступления, достигнутые в самый решающий момент, объяснимы. Человек прикладывает чуть больше усилий, будучи мотивированным на успех. А вот неудача под воздействием стресса требует дополнительных объяснений. И мне тут есть где развернуться.

В моей Лаборатории по изучению возможностей человека в Чикагском университете мы изучаем людей, которые подвергаются мощной стрессовой нагрузке во время выступлений на спортивной арене, в процессе учебы или в бизнесе. Наша единственная цель — понять, почему, когда и как возникают неудачи и провалы. Если мы поймем, отчего под давлением обстоятельств люди терпят неудачи (психологический срыв на фоне стресса), то сможем разработать методики, которые снизят вероятность возникновения таких явлений. С одной стороны, стрессовые нагрузки при сдаче важного экзамена, предложении сделки важному клиенту или выступлении на олимпийской арене очень похожи. Люди стараются проявить все, на что способны, но, как ни парадоксально, иногда выступают значительно хуже, чем могут. Однако механизм срыва под влиянием стресса зависит от того, чем конкретно мы занимаемся в данный момент, и от того, какой именно вид нашей памяти обеспечивает реализацию того или иного навыка.

Когда лучше меньше, чем больше

[Приведу] логические задачи, которые психологи используют, чтобы выявить тех, кто обладает развитыми когнитивными способностями, и тех, умственные возможности которых ниже.

1) Дано. Все млекопитающие могут ходить. Собаки — млекопитающие.
Заключение. Собаки могут ходить.

Заключение логически вытекает из исходных условий?

2) Дано. Все млекопитающие могут ходить. Дельфины — млекопитающие.
Заключение. Дельфины могут ходить.

Заключение логически вытекает из исходных условий?

Дельфины ходить не могут. Но с точки зрения логики ответы для обеих задач должны быть положительными.

Все, кому предлагаются эти задачи, решают первую правильно. Положительный ответ и логичен (вытекает из исходных условий), и правдоподобен (действительно, собаки могут ходить). Со второй не все так просто. Почему? Ее решение требует не только логического мышления, но и отыскания среди хранящейся в памяти человека информации ответа на вопрос о правдоподобности заключения. Эта информация используется при принятии решения. Решать задачу нам помогает рабочая память.

Но всегда ли активация рабочей памяти, «локомотива» нашего сознания, — это хорошо? С одной стороны, исследования показывают, что чем больше у человека объем рабочей памяти, тем лучше он справляется с учебными заданиями, начиная от понимания текста и заканчивая математическими задачами. С другой стороны, то, что позволяет людям с лучшей рабочей памятью легче решать логические задачи второго типа, может помешать им же тогда, когда необходимо принимать нестандартные, «импровизированные» решения. Людям с развитым интеллектом зачастую труднее оценивать поступающую информацию по-новому. И чем больше мы узнаем об этом явлении, тем более реальным оно нам представляется. Есть много примеров того, как люди начинают испытывать проблемы с решением задач, когда в их голове есть слишком обширные знания и ментальный потенциал.

С потолка свисают две веревочки. Они слишком далеко друг от друга для того, чтобы можно было, держась за одну, подойти к другой. Под веревочками стоит стол, на котором лежит коробка спичек, отвертка и несколько кусочков ваты. Как связать концы веревок?

Я попросила знакомых мне брата и сестру — второклассника Дина и семиклассницу Изабеллу — решить эту задачу. После тщательного обдумывания каждый из них дал свой ответ. Изабелла предложила привязать к одной из веревочек отвертку, раскачать ее наподобие маятника и в какой-то момент поймать в месте наибольшего приближения ко второй веревке. Дин идею сестры одобрил, но, в свою очередь, предложил подставить под веревки стол так, чтобы захватить обе и связать. Очень простое решение. Когда люди видят в отвертке не подобие маятника, а только инструмент для закручивания болтов и шурупов, они не могут придумывать творческие, импровизационные решения. Семикласснице Изабелле удалось избежать этого. Но работа ее более развитой (во всяком случае по сравнению с братом) префронтальной коры не позволила ей найти еще более простое решение: встать на стол. Когда люди с развитой рабочей памятью сталкиваются с проблемами вроде задачи с веревками, которые требуют нестандартного подхода, им часто сложно найти быстрый и простой ответ. Многие взрослые никогда не думали об отвертке как о маятнике. Им даже в голову не пришло бы, что решить задачу можно, просто встав на стол. Люди с высокими интеллектуальными способностями склонны к поиску сложных путей решения проблем. Даже если в итоге они находят правильный ответ, они тратят на это массу времени и сил.

© Dan Saelinger

© Dan Saelinger

Люди с развитой рабочей памятью хорошо воспринимают важную информацию и игнорируют менее значимые раздражители. Часто такая способность к концентрации внимания может стать серьезным преимуществом. Например, при решении задачи, где нужно проигнорировать заключение «Дельфины могут ходить», чтобы дать правильный ответ на вывод, который логически вытекает из условий задачи. Но это не всегда возможно. Чрезмерная сосредоточенность на чем-то одном может помешать человеку увидеть альтернативные пути решения. Она даже иногда не позволяет обнаруживать неожиданности, происходящие вокруг вас.

Постоянная и повсеместная угроза

С предоставленной мне трибуны в Калифорнии я спросила около двухсот собравшихся преподавателей и организаторов образования, слышали ли они когда-либо об угрозе стереотипа. У меня даже закралась мысль о том, что немного глупо задавать этот вопрос здесь, откуда всего несколько километров по национальному шоссе No1 до Стэнфордского университета, где работает профессор Клод Стил, введший этот термин в научный оборот всего несколько лет назад. Подняли руки всего несколько человек. Я спросила: «Скольким из вас приходилось наблюдать, как учащиеся показывают результаты хуже обычных просто потому, что их разубедили в способности добиться успеха?». На этот раз взметнулись вверх руки почти всех присутствовавших.

Я пояснила, что, по нашему мнению, одна из причин возникновения этого феномена — осведомленность учеников о расхожих стереотипах по поводу интеллектуальных способностей представителей их пола, расы или национальности. На самом деле слабые результаты у сильных учеников могут быть главной причиной существования такого глубокого разрыва по расовому признаку в успеваемости в школах Калифорнии, где в среднем представители национальных меньшинств, например, афроамериканцы, показывают на уроках или при сдаче экзаменов значительно худшие результаты, чем их белые одноклассники. А ведь, как ни странно, исправить ситуацию совсем несложно.

Несколько лет назад психолог Джефф Коэн и его исследовательская команда из Университета штата Колорадо пришли в аудитории к семиклассникам с намерением добиться сокращения разрыва в успеваемости учеников по расовому признаку. Совсем как в экспериментах по испытанию новых лекарств, в которых и врачи, и их пациенты зачастую не знают, какая таблетка настоящая, а какая пустышка, в этом эксперименте Коэна ни учителя, ни ученики ничего не знали о сути происходящего. Эксперимент оказался простым, быстрым и недорогим и дал такой результат с точки зрения выравнивания успеваемости учащихся разной расовой принадлежности, на который никто (в том числе и сами ученые) не рассчитывал.

Один из путей облегчения бремени от негативных стереотипов — предоставление человеку возможности ощутить свою интеллектуальную полноценность

Для работы Коэн и его группа выбрали среднюю государственную школу в пригородном районе, где учились преимущественно дети из семей со средними и низкими доходами. Объект исследования оказался идеальным в том смысле, что количество афроамериканцев и белых детей в школе было практически равным, а разрыв в успеваемости — к сожалению, значительным. В начале осеннего семестра ученые попросили учителей раздать «пакеты с заданиями» всем ученикам седьмых классов. Внешне они выглядели одинаково, но содержимое было разным. В произвольном порядке студентам раздавались пакеты либо с «лечебным» заданием, либо «пустышки». И учителя не знали, какой именно пакет получит ученик. А сами учащиеся не знали, что выполняют задания в рамках научного эксперимента. Когда семиклассники открыли пакеты, то нашли листы, на которых был записан ряд позитивных общечеловеческих ценностей и качеств. Например, умение дружить, способности в искусстве или спорте и т. д. Учеников экспериментальной группы попросили указать те из них, что были, по их мнению, самыми важными, и написать краткий абзац с пояснениями. Учеников же контрольной группы (которым дали «пустышки») попросили указать общечеловеческие ценности и качества, которые представлялись им самыми незначительными, и пояснить, почему они так считают. По завершении задания дети должны были запечатать ответы в конверты и сдать их учителям. После этого класс возвращался к уроку. Вся процедура заняла около 15 минут.

По окончании осеннего семестра ученые получили доступ к ведомостям успеваемости всех участвовавших в эксперименте. В целом афроамериканцы по-прежнему отставали от белых одноклассников. Но у тех из них, кто был в первой (настоящей) группе, успеваемость улучшилась в среднем на четверть балла по сравнению с теми, кто находился в контрольной группе. И это коснулось не нескольких учеников, а почти 70% из них. А белые ученики из обеих групп не продемонстрировали явных изменений в результатах. Случайность? Чтобы выяснить это, Коэн с коллегами повторили этот же эксперимент через год с участием других школьников. И получили такие же результаты. Вероятность случайного совпадения — 1:5000. Почему же это простое 15-минутное задание так повлияло на ребят? Судя по всему, ответ объясняется феноменом угрозы стереотипа. Большинство учителей, с которыми я говорила, замечали его воздействие на своих учеников, но не знали, что он системно изучается психологами по всей Америке.

Коэн полагает, что один из путей облегчения бремени от негативных стереотипов — предоставление афроамериканцам возможности ощутить свою интеллектуальную полноценность. Получив задание перечислить и описать человеческие качества, которые важны для них, темнокожие школьники одновременно могут восстановить самооценку и чувство собственного достоинства, что, в свою очередь, усилит их сопротивляемость негативным ожиданиям. Такое письменное задание может выпасть на долю школьников только один раз, но даже тогда оно будет иметь значительный эффект: их успеваемость улучшится благодаря снижению влияния отрицательных стереотипов. Негативный цикл переводится в позитивное направление.

[Некоторые] советы по достижению максимальных результатов в стрессовых ситуациях

Подтвердите свою самооценку

Перед важным экзаменом или выступлением уделите пару минут изложению на бумаге ваших интересов и занятий. В процессе написания вы будете укреплять свою самооценку. Это может усилить у вас уверенность в собственных силах и возможности успеха.

Изложите на бумаге факты, подтверждающие вашу разносторонность

Прежде чем идти на важный экзамен, потратьте пять минут на составление списка ваших способностей и талантов. Это даст вам возможность подчеркнуть для себя, что этот экзамен или тест еще не определяет все ваши возможности. Это поможет облегчить стрессовую нагрузку.

Старайтесь перебороть свои тревоги интеллектом

Одного упоминания перед студентами о том, что стереотипы вроде «Девушки не способны к математике» или «Белые менее способны к математике, чем азиаты» — не более чем расхожие неквалифицированные мнения, иногда достаточно, чтобы помочь им преодолеть волнение перед экзаменами. Казалось бы, такое упоминание может скорее дать отрицательный, чем положительный результат. Но это не так. Объясняя студентам причину их волнений, мы помогаем им избавиться от ощущения, что исход экзаменов будет однозначно определять их интеллектуальный потенциал.

Эффект Обамы

Пример людей, принадлежащих к тем социальным группам, в отношении которых существуют негативные стереотипы, но разрушивших последние, резко повышает способность других членов этих групп достигать успеха. Если темнокожий может стать президентом США, то стереотип о том, что афроамериканцы не очень умны, просто не соответствует действительности.