После просмотра сериала Lie to me появляется желание узнать, насколько там все соответствует действительности. Известно, что сам сериал — это художественная интерпретация истории американского психолога Пола Экмана, специалиста в области эмоций. В России есть свои специалисты: Теории и практики провели эксперимент на себе и прошли полное тестирование на детекторе лжи с анализом лингвистики, мимики и голоса. Говорят, что человек врет в 9 из 10 случаев. На самом деле, мы все время врем.

©Infolio

Группа inFOLIO в основном работает в сфере нейромаркетинга, применяет нейрофизиологические и психолингвистические методы в исследовании процессов принятия решений в экономике, а также в межличностных и массовых коммуникациях. Руководитель группы, психофизиолог и экономист Олег Клепиков считает, что теорию эмоций нужно применять на практике.

T&P стало интересно, что сейчас происходит в психологии эмоций как науке и где она применяется в России. Олег Клепиков развеял популярные мифы о «жестах лжи», рассказал, почему он не берет на работу специалистов с профильным психологическим образованием и что делать с рациональной экономикой.


Японцы — самая закрытая нация, поэтому их эмоции можно читать только по микровыражениям.

Что касается определения эмоций в сериале, то, по словам Олега, они действительно близки к реальности. Пол Экман сам оставлял комментарии к первому сезону Lie to me на своем сайте. Подделать эмоцию практически невозможно, потому что динамика развития естественной эмоции будет сильно отличаться — она намного более плавная. Между эмоциями и их физиологическим воплощением есть обратная связь: положительная эмоция вызывает у нас улыбку, но если попробовать воспроизвести улыбку, можно почувствовать ту же положительную эмоцию.

Чтобы войти в курс дел по теории эмоций, Олег Клепиков советует для начала прочитать Хрестоматию под редакцией Гиппенрейтер, «Психологию эмоций» Кэролла Изарда, «О выражении эмоций у человека и животных» Дарвина и «Психологию эмоций» Пола Экмана.

Подделать эмоцию практически невозможно, потому что динамика развития естественной эмоции будет сильно отличаться — она намного более плавная.

Эксперимент


Чтобы не быть голословными, Теории и практики поставили эксперимент на своем редакторе — Саше Полетаевой. Команда специалистов несколько часов исследовала и анализировала результаты всего нескольких, на первый взгляд, безобидных вопросов. Ниже приведен их сжатый анализ, в основном разобраны эмоции, но есть и анализ лингвистики, а все исследование целиком сверяли с реакциями на полиграфе и изменениями голоса.

Насколько вы справедливы к своим сотрудникам, сослуживцам. Например, курьерам?


Анализ лингвистики в момент времени 0:32 — 0:51: неуверенный ответ, дважды частичный блок, паузы, персеверация (повторение) речи, «эээ» — признак фрустрации, анадиплосис «в общем», утверждение («люблю и … хочу быть дружелюбной всегда»).

Мимика, жесты: если остановить ролик на 0:25:64 — 0:26:08, то можно наблюдать выраженное презрение с долей агрессии: уголок верхней губы отведен в сторону, сама губа приподнята, оголяя зубы, это — оскал.

На моменте времени 0:39 — 0:40 заметна болевая маска: глаза закрыты, брови нахмурены, губы сжаты и приподняты вверх, тонус щек повышен.

В 0:43:28 — 0:43:48 Эмоция печали, экспрессируемая с помощью сведенных вместе и приподнятых бровей (глаза закрыты из-за моргания).

На кадре в 0:51:45 — 0:51:75 видно еле заметное презрение, выраженное смещением левого уголка губы в сторону и легким поджатием правого.

Вывод анализа: Саша убеждает в своем дружелюбии ко всем. При вопросе, насколько дружелюбна по жизни — дает социальное утверждение, потом признает его неправомочным с параллельной экспрессией болевой маски, которая вместе с другими признаками может говорить о негативном воспоминании. Эти моменты несправедливости оправдываются самой интервьюируемой ее плохим настроением, что в целом похоже на правду, так как брови экспрессируют печаль.

Завершение ответа фразой «люблю… и хочу быть дружелюбной всегда» с оборотом «люблю» и мимически выраженным презрением может говорить об очень высокой самооценке, что подтверждается данными психологического тестирования (перед экспериментом Саша заполнила несколько анкет).

Вы боитесь змей, собак, акул, автомобилей?


Промежуток времени: 0:02 — 0:06 «Нет, собаккк… Злых и бешеных боюсь, ааа… (глубокий вздох) Больше всего змей, пауков, всякую такую мелкую дрянь».

Анализ лингвистики: дублирование вопроса, протягивание согласного «ккк» с характерным звуком, паузы, уточнения («злых, бешеных»), проглатывание согласное «д» в слове «да», неуверенный ответ, глубокий вздох — адаптация, абстрагирование «всякую такую», эмотив «дрянь» по отношению к насекомым.

Мимика, жесты: сглатывание при упоминании акул.

На моменте 0:17:56 — 0:17:84 виден страх: растяжение уголков губ характеризует боязнь змей.

Если остановить изображение на 0:19:96 — 0:20:60 можно наблюдать сожаление с долей гнева (углы губ поджаты, сами губы тоже сжаты, верхняя губа практически «прикушена», что свидетельствует о высокой степени переживания, подбородок напряжен и поджат).

На моменте 0:31:04 — 0:32:60 заметно презрение, переходящее в агрессию, которое проявляется на вопрос интервьюера: «Боитесь ли вы автомобилей?», а точнее на продавливание темы после уже данного ранее ответа.

Вывод: Саша несколько опасается бешеных собак, а также змей, пауков и насекомых, боится попасть в ДТП. Переживания при упоминании акул, скорее всего связаны с последними событиями в СМИ. Предположительно, к змеям более негативное отношение, так как именно при их упоминании фиксировалась микроэкспрессия страха в районе рта.

Понятно, что в жизни все не так однозначно: эмоции и их микровыражения, редко бывают чистыми, несмешанными, а перед полиграфом надо договориться, что такое ложь. Интерпретировать ли социализированный ответ как ложь? Если человек не осознает свою ложь — он врет или нет? Есть же патологические вруны. Поэтому никакой среднестатической метрики нет.