Правильное питание и вегетарианство, гомеопатия и прививки, причины гомосексуальности и вред ГМО. Онлайн-баталии на эти темы, подогреваемые законодательными инициативами и антинаучными доводами особо ярых спорщиков, продолжают сотрясать интернет. При поддержке фонда «Эволюция» в издательстве Corpus вышла книга Аси Казанцевой «В интернете кто-то неправ! Научные исследования спорных вопросов» с понятным и подробным опровержением мнений диванных аналитиков и рекомендаций домашних докторов. T&P публикуют некоторые главы.

Ася Казанцева

Научный журналист, популяризатор науки. Автор книги «Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости». Лауреат премии в области научно-популярной литературы «Просветитель».

Нам нравится знакомое

Одна из самых впечатляющих концепций в современной психологии — «когнитивная легкость». Когда мы видим то, что ожидаем увидеть, то, что кажется нам привычным и знакомым, это доставляет нам удовольствие. И, что еще важнее, мы чувствуем, что все идет правильно.

Это очень важный адаптивный механизм. […] У человека чувство когнитивной легкости выступает признаком хорошо освоенного навыка, проторенных дорожек между нейронами. […] Нобелевский лауреат Даниэль Канеман отмечает в своей книге «Думай медленно… решай быстро», что чувство когнитивной легкости удобно использовать, когда вы сдаете экзамены-тесты, к которым когда-то готовились, но не очень хорошо: тот ответ, который кажется знакомым, скорее всего, и будет правильным.

Знакомое кажется нам хорошим и правильным независимо от того, есть ли у нас хоть какие-нибудь данные об этом

[…] Именно на этой особенности человеческого мозга паразитирует реклама. Если вы приходите в супермаркет и видите там 20 видов пармезана (предположим, что наша страна когда-нибудь отменит санкции), то единственное, на что приходится ориентироваться, если вы не сырный гурман, — это ощущение когнитивной легкости, которое вызывает у вас знакомая упаковка. И неважно, знакома ли она вам потому, что вы пробовали именно этот сыр, или потому, что вы, не осознав этого, видели ее краем глаза на рекламном постере в метро несколько дней назад. На этой особенности человеческого мозга паразитирует не только реклама сыра, но и вещи попротивнее — антинаука или пропаганда. Если вам десять лет из каждого утюга рассказывают про гомеопатию, то ваш мозг начнет считать ее нормальной частью мира, в котором вы живете, и когда участковый врач назначит ее вашему простуженному ребенку, вы спокойно пойдете и купите ее в аптеке. Ну, а что, все так делают.

«ГМО содержат гены!»

Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ-ВШЭ каждые несколько лет просит респондентов сообщить, согласны ли они с утверждением «Обычные растения — картофель, помидоры и т. п. — не содержат генов, а генетически модифицированные растения — содержат». В 2003 году эта формулировка показалась правильной 21% респондентов (еще 57% затруднились ответить, и только 22% осознали подвох). В 2011-м число согласных выросло до 47%, а были не уверены или резко не согласны 24% и 29%.

[…] Вот, например, в 2014 году сотрудники Университета Калифорнии в Дэвисе провели совершенно титаническую работу, собрав в кучу всю доступную американскую статистику о кормлении сельскохозяйственных животных с 1983 до 2011 года и все исследования, посвященные их здоровью и его влиянию на наше здоровье. При этом данные до 1996 года позволили оценить, как себя чувствовали животные до внедрения ГМ-кормов, а данные последних лет (из подборки были исключены органические фермы) относятся к животным, которые питаются преимущественно ГМ-кормом. С учетом всякой мелочи типа бройлеров получилось, что в распоряжении исследователей оказались данные, характеризующие 100 миллиардов животных. Сто. Миллиардов. Животных. И никто не пострадал. И в их мясе, молоке и яйцах никаких следов ГМО никто не обнаружил. Но мы по-прежнему боимся ГМО. И, собственно, именно поэтому около 70% этих прекрасных, современных, проверенных растений уходит на корм скоту.

«Мясо вредно для здоровья»

Это верно, когда мы говорим о колбасе и сосисках. Это верно с некоторыми оговорками, когда мы говорим о говядине и свинине. Это сомнительно в случае курицы. Это неверно в случае рыбы. Но главное — это принципиально некорректная постановка вопроса.

[…] Способность есть мясо действительно очень важна, если вы шимпанзе или австралопитек, ведь в противном случае вам пришлось бы, чтобы хоть как-то обеспечить себя калориями, пережевывать зелень в течение восьми часов в день. Но сегодня мы живем в абсолютно другой реальности. У нас есть сельское хозяйство, благодаря которому крупы стоят совсем недорого. У нас есть огонь (в том числе мультиварка), чтобы их готовить. У нас есть супермаркеты с огромным выбором соевых продуктов, орехов или фасоли, а также аптеки с дрожжевыми белковыми добавками и витаминно-минеральными комплексами. А это означает, что сегодня питаться мясом, вообще говоря, необязательно. Есть только одна по-настоящему важная причина это делать. Оно очень вкусное. […]

Если серьезно, то вопрос наличия или отсутствия в продуктах каких-нибудь конкретных веществ действительно может иметь значение. Но не тогда, когда мы перестаем есть какой-нибудь один продукт. Или даже два. Или три. Проблемы начинаются, если, во-первых, выкинуть из своего рациона много компонентов (например, не только мясо млекопитающих и птиц, но еще и рыбу, яйца и молочные продукты), а во-вторых, не уделить должного внимания изучению вопроса о том, каких именно полезных веществ вы теперь лишены и как это можно было бы компенсировать. […]

«Пропаганда сделает вашего сына геем!»

Ну, тогда я предложу ему получить естественно-научное образование, чтобы было несложно уехать жить и работать в толерантную Калифорнию, — если, конечно, к тому моменту ситуация не нормализуется и в нашем обществе.

[…] Наибольшую известность на сегодняшний день получил участок X-хромосомы под названием Xq28. Еще в 1993 году американский генетик Дин Хамер и его коллеги установили: если вы гей, то вероятность того, что ваш дядя по материнской линии тоже будет геем, составляет 7,3%. А вот для вашего дяди по отцовской линии вероятность быть геем составила в данном исследовании всего лишь 1,7%. Похожая картина наблюдалась и с другими родственниками по материнской и по отцовской линии. Это сразу позволило предположить, что гипотетический «ген гомосексуальности» стоит поискать на X-хромосоме, которую мужчина получает от матери. Проанализировав генетические маркеры на Х-хромосоме гомосексуальных мужчин, Хамер первым обратил внимание на участок Xq28, по которому у многих из них действительно наблюдалась высокая степень сходства. Современные генетические исследования также подтверждают, что связь между строением участка Xq28 и сексуальной ориентацией существует. […]

Иконки: 1) Jim Slatton, 2) Krisada, 3) TRR & BNN, 4) chris w — from the Noun Project.