Главный редактор журнала «Секрет фирмы» Николай Кононов запускает уже третий образовательный курс — на этот раз для редакторов цифровых медиа. На трехдневном интенсиве будут обсуждаться самые важные аспекты управления редакцией — от индивидуальной работы с авторами и шлифовки текстов до финансовой стратегии и привлечения аудитории. «Теории и практики» поговорили с автором курса о том, что должен уметь редактор современного СМИ, как организовать работу в редакции, где подчиненные старше и опытнее руководителя, и что ожидает цифровые медиа через 5 лет.

— Какими качествами должен обладать хороший редактор цифрового медиа?

— Он должен уметь быстро сформулировать тему и сфокусировать автора на ответе на определенный вопрос — то есть точно ставить цель. Уметь использовать все жанры и технологии сторителлинга и мгновенно определять, какие из них уместны для конкретной истории. При этом видеть за деревьями лес, то есть не мельчить и мыслить глобально — как редактор, допустим, ежемесячника.

Если же говорить о главном редакторе, то это должен быть человек, который прошел всю карьерную лестницу продакшна, совершил что-то значимое, завоевал уважение творческой команды. Он должен быть hands-on, понимать все детали процесса. Грубо говоря, должен сам взять и показать, как надо. Да, это скорее продюсер, который не просто сидит и выдумывает концепты, а обладает компетенцией тренера, который развивает сильные стороны линейных редакторов и авторов. Еще раз: главное — креатив, свежий взгляд на истории, умение выбрать темы, которые попадают в резонанс с читательским настроением и потребностями, умение рассказать эти темы с наибольшим вау-эффектом, не раздувая бюджет.

— Когда-то я писала магистерскую по медиаменеджменту и опрашивала редакторов СМИ, от деловых изданий до Vogue, как они организуют работу редакции. Сложилось впечатление, что эти люди интуитивно хорошо чувствовали, как это делается, но передавать это знание другим для них было сложно. Насколько вам было трудно переводить свой опыт в образовательный формат?

— Такая проблема есть всегда, потому что все редакции разные, и поскольку журналистика, издание журнала или сайта — это не торговля телефонами, а глубоко творческая профессия, для каждой редакции требуется отдельная система. Но, конечно, есть гайды, догмы, которые кочуют из редакции в редакцию. Как правило, их когда-то занесли из мира большой журналистики на развивающийся российский рынок. Мне повезло, я пришел в Forbes спустя год после смерти Пола Хлебникова и успел поработать по его гайдам — и ценностным, и техническим. Эти общепринятые стандарты качественного издания в конкретном журнале о предпринимательстве — что-то вроде фундамента, первичной основы. На ней каждый главный редактор строит уже свою догму. Ну, в идеале — каждый. На практике мало кто этим заморачивается. Я люблю объяснять и учить, поэтому никаких проблем с тем, как упаковать свой опыт в курс, на чем сфокусировать внимание, не испытывал.

— Мне кажется, обучение авторов — один из самых сложных и интересных вопросов курса: бывает ведь порой ощущение, что проще самому переписать текст, чем объяснить, что не так.

— Так бывает в ситуации жестокого цейтнота. Во всех остальных случаях надо работать с автором над текстом, объясняя, так сказать, самими приемами этой работы, что с ним не так. И учить, учить, учить. Если это постоянный автор, а не тот, которого вы забудете как страшный сон после первого текста, то выход один — быстро учить.

— А сколько времени можно дать автору на обучение перед тем, как признать, что с ним не складывается никак? Допустим, человек явно способный, но сложно относится к критике.

— Не надо критиковать. Надо задавать вопросы. Часто автору достаточно просто задуматься, даже не начать формулировать ответ, как он уже понимает, что не прав и что именно следует добавить или переписать.

© Олег Бородин / MediaMakers

© Олег Бородин / MediaMakers

— Вы любите использовать сценарные приемы в журналистских текстах и нон-фикшне. Сценаристов учат, что кино — это своего рода форма психотерапии: зрителя вгоняют в определенное эмоциональное состояние, он проходит вместе с героем через конфликт и в конце испытывает облегчение (если это не безнадежный русский артхаус). Как вам кажется, у журналистских лонгридов может быть и такая психологическая функция — не просто историю рассказать, но и вывести куда-то?

— Тут надо сначала договориться о том, что такое лонгрид. Им считают все, что сложнее новостной заметки и требует долгого пролистывания. Если вы расследуете сугубо прикладную историю типа «Кто и как отбирает бизнес у предпринимателей в Крыму», вам не до психотерапии. Вы разгребаете грязь. Цель — раскрыть противозаконие и его бенефициаров. А вот в жанрах вроде очерка о герое или явлении — да, имеет смысл стремиться создавать документальные драмы. Такие истории запоминаются, производят впечатление, существенно влияют на принятие решений, поступки.

— Каких навыков больше всего не хватает редакторам российских медиа, на ваш взгляд?

— Очень общий вопрос. Они разные, редакторы. В среднем по больнице можно сказать лишь, что редкий редактор заморачивается продюсированием каждого крупного материала (или сериала), то есть созданием необычной структуры, применением оригинальных и при этом не разрушающих редакционный бюджет способов рассказывать историю.

— Технологии быстро меняются, редакторам приходится осваивать новые компетенции — к чему готовиться тем, кто захочет быть редактором лет через 5?

— Через 5 лет редакторы медиа окончательно разделятся на тех, кто упаковывает и раздает малокалиберный контент, управляя командой специалистов по быстрой реакции (реплики, картинки, фильтры), и тех, кто планирует, проектирует и продюсирует хорошо проработанные, сложные истории. Мой курс — для вторых. А также для тех, кто делает свое медиа.

— А что насчет роботов-новостников, как в Associated Press? Не придется ли редактору и учиться программировать медиаботов с разными задачами?

— Это относится к первой категории — управление быстрой реакцией. Только это будет программирование не в прямом смысле — не написание кода — а управление через понятный интерфейс, такой же, как это окошечко мессенджера в браузере, куда мы пишем друг другу ответы. Кодить редактору вряд ли придется.

— Как вы думаете, к вам на курс придет кто-нибудь из редакторов старой школы, которые привыкли работать в прессе и не чувствуют себя уютно в онлайн-медиа? Не стоит ли создать специальный курс переподготовки для такой аудитории?

— Этот курс вполне годится для переподготовки. Think digital. Хотя можно и отдельный курс придумать — о работе ньюсрума, маркетинге, правильно устроенных сайтах и приложениях и так далее. Но это будет очень узкая тема. Здесь же я расскажу о продюсерском мышлении в интернет-медиа, о том, как редактору помогать автору и редакции серийно выпускать классные материалы. Как перестроить мышление — вот главное. И не теоретически, а с приемами, определенными подходами, лайфхаками.

— А вот еще такой вопрос про разницу поколений: сейчас нормальна ситуация, когда совсем молодой журналист становится редактором и может набрать в команду внештатных или даже штатных авторов тех, кто заметно старше и опытнее. Это достаточно стрессовый расклад — можете что-нибудь посоветовать таким редакторам?

— Всегда складывается сложная ситуация, когда сидят взрослые профи и к ним внезапно назначают (чуть проще, когда берут изнутри) юное дарование. Дарование не будет иметь проблем только в том случае, если оно компетентно, а компетентность в медиа определить не так просто, как на заводе, где фрезеровщики точат деталь. Поэтому это всегда конфликт. Посоветовать могу быть полностью сосредоточенным на качестве работы, прозрачности управления (с самого начала установить открытые и понятные отношения), слушать и понимать людей и, главное, верить в себя, в свое внутренне и профессионально обоснованное понимание медиа. Важно уметь плевать на вкусовщину, мнение тусовки и неконструктивную критику. А также стоит занять позицию помощника, продюсера, а не приглашенной звезды.

— Как вы оцениваете образование на журфаке — как выпускник и как редактор, которому приходилось работать с начинающими журналистами? Что бы вы изменили в образовательной программе, и имеет ли вообще смысл четыре-пять лет тратить на преимущественно теоретическое обучение?

— Что касается журфака, то программа должна быть короче, интенсивнее. Напрашивается четкое разделение на две части: академическую и практическую. В академической какой-то блок гуманитарных наук должен быть общим, а какой-то — на выбор, с возможностью посещать курсы на других факультетах (в МГУ это легко устроить). В практической части следует выгонять студентов в поле с первого же курса, причем в разной форме. Или должны быть мощные преподаватели типа Жегулева и Лученко в РАНХиГС, или каждый должен быть сам себе медиа, или коллаборативная работа, или работа в редакции. Редакторский курс, конечно, должен быть, но где-то в последних семестрах. А главное, практическая часть должна стоять во главе угла. В текущем варианте пять лет — это, конечно, компромисс. Типа «потерпим ради диплома и отдельных интересных предметов\преподавателей». Высшее образование в ближайшие годы будет тотально пересмотрено как концепт — причем снизу, детьми и родителями. Допустим, зачем будущему дизайнеру идти на пять лет в Строгановку, если можно за два года получить то же и даже больше в Британке (и вполне может быть, что за сопоставимые деньги, если для поступления на бесплатный нужны репетиторы).

— Прошлый курс вы, насколько я помню, вели в более плавном темпе, а в этот раз получается прямо суперинтенсив. Почему на этот раз такой формат?

— Нет, прошлый курс тоже был интенсивом. Тот самый первый курс — о нон-фикшне, книгах и длинных статьях, очерках — требовал формы литературного семинара, а здесь я расскажу все, что знаю, в наглядной и сжатой форме, с практическими заданиями.

— А можете рассказать про них поподробнее? Они включают отработку взаимодействия с автором?

— Ну вот вас назначили редактором. Надо придумывать темы — такие, чтобы вас сразу не выгнали за ноль читателей. Надо искать авторов. Формулировать им задания. Редактировать так, чтобы уже со второго текста они сдали то, что нужно. Учить их и редакцию (если, не дай бог, вас назначили главным редактором) изготавливать все более сложные захватывающие истории. Ставить все это на поток. Считать копеечку, чтобы не разориться, производя хиты. И вот для каждой этой операции — а также энного количества других операций — есть лайфхаки. Практические задания связаны с их применением.

— А про лайфхаки общения главредов с собственниками СМИ что-то будет?

— Если будет такой запрос — пожалуйста.