Как часто мы слышим, что людям просто все равно? Сколько раз вам говорили, что настоящие, значительные изменения невозможны просто потому, что большинство людей слишком эгоистичны, слишком тупы или слишком ленивы, чтобы принести перемены в свое сообщество? Канадский политический активист Дэйв Меслин предлагает задуматься о том, что апатии в нашем понимании на самом деле не существует, — напротив, людям не все равно. Просто мы живем в мире, который активно противостоит участию, постоянно ставя препятствия и барьеры на нашем пути.

Правительство

Начнем с городской думы. Вот, например, объявление в газете. Это уведомление об изменениях в зонировании в связи со строительством нового офисного здания, чтобы люди по соседству знали, что происходит. Как вы можете видеть, это невозможно прочесть. Нужно пробежать глазами половину текста, чтобы выяснить, о каком адресе вообще идет речь, а еще ниже, шрифтом в 10 пунктов, сообщается, как можно действительно принять участие.

Представьте, что частный сектор сообщает о себе таким же способом — например, Nike хочет продать пару обуви и размещает в газете рекламное объявление вроде этого.

Так вот, такого бы никогда не случилось. Вы никогда не увидите объявление вроде этого — потому, что Nike действительно хочет, чтобы вы покупали их обувь, в то время как город Торонто определенно не хочет вашего вмешательства в процесс планирования, иначе их объявления выглядели бы приблизительно так:

Со всей необходимой информацией, изложенной в доступной форме. Пока городские власти размещают подобные уведомления в попытке вовлечь людей в социальную активность, конечно, люди не заинтересуются этим. Но это не апатия, это преднамеренное исключение людей из активного действия.

Общественные пространства

То, как плохо мы относимся к нашим общественным местам, является большой преградой на пути любых прогрессивных политических перемен — потому что мы, по существу, прикрепили ценник к свободе самовыражения. Тот, у кого больше денег, получает самый громкий голос, доминируя в визуальном и ментальном пространстве. Проблема такой модели в том, что есть важные послания, которые должны быть выражены и которые не приносят прибыли. Так что вы никогда не увидите их на рекламных щитах.

Массмедиа

СМИ играют серьезную роль в развитии наших взаимоотношений с политикой — в основном игнорируя политику и сосредоточиваясь на знаменитостях и скандалах. Но даже когда они все-таки говорят о важных политических проблемах, они делают это таким способом, который, я считаю, препятствует вовлеченности людей в политический процесс. Приведу вам пример: журнал The Now — прогрессивный городской еженедельник в Торонто. Это история с обложки. Статья о спектакле, и начинается она с основной информации о том, где это, на случай если вы захотите пойти на спектакль после прочтения статьи: место, время, веб-сайт. То же самое здесь: это обзор фильма, обзор об искусстве, обзор книги — их чтение пригодится, если вы захотите пойти туда. Ресторан: вы можете захотеть не только почитать об этом — может, вы хотите пойти в ресторан. Так вот, нам сообщают, где это, какие там цены, адрес, номер телефона и т. д.

Теперь перейдем к их политическим статьям. Вот отличная статья о важной предвыборной гонке. В ней говорится о кандидатах (написано очень хорошо), но нет информации, нечему следовать, нет веб-адресов кампаний, нет информации о том, когда состоятся дебаты, где находятся предвыборные штабы. Вот еще одна хорошая статья о кампании по противостоянию приватизации перевозок — без какой-либо контактной информации. Похоже, основная мысль в том, что читатели, вероятнее всего, хотят поесть; может быть, почитать книгу, посмотреть кино, но только не участвовать в жизни сообщества. Вы можете подумать, что это ерунда, но я считаю, что это важно, потому что задает тон и подкрепляет опасное мнение о том, что политика — игра на зрителя.

Герои

Каким мы видим лидерство? Взгляните на эти 10 фильмов. Что между ними общего? Кто-нибудь? В каждом из них есть Избранный герой. Кто-то пришел к ним и сказал: «Ты — Избранный. Есть пророчество. Ты должен спасти мир». И тогда этот герой идет и спасает мир, потому что ему так сказали, с небольшой горсткой людей. Это помогает мне понять, почему множество людей испытывают трудности в представлении себя в качестве лидера. Потому, что мы получаем ошибочные сообщения о том, что такое лидерство. Героизм — это коллективное дело, это раз. Два — это не идеально, не очень гламурно, не начинается и не заканчивается внезапно. Это постоянный процесс в течение всей жизни. Но что самое важное, это добровольно. Оно добровольно. Пока мы учим наших детей, что героизм начинается тогда, когда кто-то рисует знак на твоем лбу или кто-то говорит, что ты — часть пророчества, они упускают самое важное качество лидерства, а именно то, что оно приходит изнутри. Лидерство — это следование собственным мечтам (без особого приглашения) и затем работа вместе с другими, чтобы воплотить мечты в реальность.

Политические партии

Политические партии могут и должны быть одним из основных отправных пунктов для людей, желающих участвовать в политической жизни. Вместо этого они стали, к несчастью, невдохновляющими и нетворческими организациями, которые так сильно уповают на рыночные исследования, голосования и фокус-группы, что они все начинают говорить одно и то же и по большому счету рассказывают нам то, что мы хотим услышать, вместо выдвижения смелых и креативных идей. И люди это чувствуют, и это подкармливает цинизм.

Благотворительный статус

Группам с благотворительным статусом в Канаде не позволена агитационная деятельность. Это огромная проблема и огромное препятствие для изменений, ведь таким образом полностью заглушаются наиболее страстные и информированные голоса, особенно во время выборов. И это ведет нас к последнему — к нашим выборам.

Выборы

Выборы в Канаде — абсолютный фарс. Мы используем устаревшие системы, которые нечестны и создают случайные результаты. Канада сейчас управляется партией, которой большинство канадцев совсем не хотели. Как мы можем честно и искренне побуждать людей голосовать, если голоса в Канаде не считаются? Теперь сложите все это вместе — конечно, люди апатичны. Это как пытаться бежать в кирпичную стену.

Я не хочу быть исключительно негативным, говоря обо всех этих препятствиях и объясняя, что преграждает путь. Как раз наоборот: я считаю, что люди удивительны и умны и им не все равно. Однако все мы живем в этой среде, и все эти препятствия возникают перед нами. Пока мы считаем, что люди, наши соседи, эгоистичны, тупы или ленивы, нет никакой надежды. Но мы можем изменить все это. Мы можем открыть городскую управу. Мы можем реформировать нашу систему выборов. Мы можем сделать демократичными наши общественные пространства.

Суть моей речи вот в чем: если мы сможем изменить отношение к апатии (не как ко внутреннему синдрому, но как к комплексной сети культурных барьеров, которые укрепляют нежелание участвовать) и если мы можем ясно определить, ясно идентифицировать, каковы эти барьеры, и работать вместе, коллективно, для их устранения, тогда возможно все.

Перевод: Sergey Semerikov