В постоянной рубрике на T&P студенты, которые уехали учиться за границу, рассказывают о разнице в подходе к обучению и делятся впечатлениями от перемены обстановки. Патимат Муртазалиева уехала в Италию по стипендии изучать проектный менеджмент, учиться решать международные конфликты и создавать равные возможности для каждого, вне зависимости от национальности, веры, социального статуса и так далее.

Патимат Муртазалиева, 26 лет

— Где ты сейчас учишься? Как возникло желание поехать на учебу за рубеж?

— Я прохожу две программы в Италии. Программа «Цитадель мира» (Rondine Cittadella della Pace) — это микс модулей по конфликтологии, peace studies, межкультурному диалогу и правам человека. Молодые ребята из разных конфликтных стран вместе учатся, живут, делают проекты. Вторая — магистратура Project Management в некоммерческом секторе на экономическом факультете Римского университета Тор Вергата. Магистратура интересна своей программой в формате LAB — лабораториями. Программа во многом построена на практике: социальные инновации, проекты с нулевым бюджетом, стартапы, лучшие мировые практики и механизмы, новые тенденции, экосистемы, sharing economy. И это только часть того, что мы постоянно обсуждаем.

Я всегда была движима любопытством и готовностью рисковать. Однажды школьному учителю, который не советовал участвовать во всероссийской научной конференции из-за моего акцента, я прямо ответила: «Я попробую, можно?» И выиграла. Может быть, мой интерес к получению образования за границей во многом связан с тем, что сначала я училась в селе, потом в городе, а школу окончила и первое высшее образование получила в Москве, везде видела разный подход к обучению и мне стало интересно: а как там, за рубежом? Будучи активисткой и потом координатором научно-исследовательского центра ВАВТ, я присоединилась к SURF (Stanford US–Russia Forum) и поехала на короткий срок в Стэнфордский университет, там желание поучиться в другой стране стало еще более ясным. Окончив ВАВТ, я три года работала, пытаясь определить, чем хочу заниматься дальше, и одним из ключевых толчков стали четыре месяца, проведенные в Беркли. Пришло время вернуться на студенческую скамью.

Armando Olivieri

Armando Olivieri

— Почему именно Италия?

— Родившись высоко в горах Дагестана, я и подумать не могла, что буду изучать итальянский язык, жить и учиться в Италии. Я знала только, что ищу магистратуру с полной стипендией, и выбирала университеты, где такие возможности есть. После некоторого поиска место было определено: Лондон. Еще студенткой, проходя стажировку в Ассоциации европейского бизнеса в Москве, я часто заглядывала в представительство University of Westminster, которое находилось в том же бизнес-центре. Я прошла собеседование у представителей, подготовила необходимые документы и поступила на магистерскую программу International Business and Management.

В то время как я ждала решения о стипендии, моя английская подруга по проекту SURF рассказала, что в Италии есть программа по conflict resolution and peace studies, которая объявила о наборе студентов из северо-кавказских регионов. Она спросила, могу ли я помочь распространить информацию о программе через своих друзей и знакомых. Я согласилась и заодно сама почитала о ней. Мне показалось, это то, что мне нужно, и за неделю до дедлайна подала заявку. Потом меня пригласили на собеседование с директорами программы, спустя короткий срок пришли результаты: «Ждем вас в Италии, готовьте документы на визу». Примерно в это же время пришел ответ из Лондона: они были готовы предоставить лишь частичную стипендию, что мне не подходило. Выбор был сделан.

— Расскажи о поступлении в университет.

— Стипендия Rondine Cittadella della Pace подразумевает покрытие учебы по программе, жизнь на кампусе, транспорт, еду, книги и страховку. У каждого студента есть возможность пройти магистратуру по желаемой специальности в университетах Италии, которая также полностью оплачивается.

«Раз вы тут учитесь, значит, знаете английский. Давайте порешаем задачи других университетов»

В Италии могут удивить две вещи: нет сессии (сдаешь экзамены в зависимости от степени готовности к ним) и своеобразный процесс поступления. Сначала ты проходишь собеседование, а потом следует отправка документов, которая может закончиться комиссией и вступительными экзаменами либо заполнением простой анкеты. Уникальность моей истории с поступлением в том, что по различным причинам шесть магистерских программ так и не начались или закрылись во время учебы. Пять не начались из-за недобора студентов или/и финансирования; шестая программа, на которую было сложно поступить, закрылась после трех недель учебы без объяснений.

При поступлении мне было необходимо предоставить школьный аттестат, диплом о высшем образовании, заполненную анкету, рекомендательные письма и копию вида на жительства в Италии. Я переводила и нотариально заверяла документы в консульстве Италии в Москве (за исключением последнего). Когда на сайте вывесили результаты и распределение стипендий от университета согласно занятому месту по результатам конкурса, я оказалась на втором месте и спокойно ждала дня начала учебы, которая в итоге была прервана через три недели. Мне предстояли новые поиски и снова поступление, но уже в нынешнюю магистратуру.

— Где ты училась до отъезда за границу? Какие остались воспоминания?

– В 2011 году я окончила бакалавриат факультета внешнеторгового менеджмента Всероссийской академии внешней торговли. Мне всегда нравилось учиться: читать, изучать, задавать множество различных вопросов (порой глупых). Я чувствовала себя свободной задавать любой вопрос и получить аргументированный ответ или релевантную информацию для дальнейшего размышления. Спасибо профессорам: они создавали атмосферу партнерства, свободы, равенства, называли нас коллегами. Самое яркое воспоминание — шестичасовой экзамен по эконометрике на третьем курсе. Все считали меня везучей, потому что до этого я с первого раза защитила курсовую у очень строгого профессора. Когда наступил день экзамена, однокурсники уверяли, что я не попаду к профессору Евгению Кузнецову, которому очень сложно сдавать, но мою зачетку взял именно он. Первые два часа я отвечала по вопросам билета, и тут он говорит: «Раз вы тут учитесь, значит, знаете английский. Давайте порешаем задачи других университетов», — и достает из портфеля примеры задач Калифорнийского технологического и Бостонского университетов. Я уже мысленно сказала себе: «Это конец», — но согласилась. На пятом часу я уже плохо соображала и хотела только одного — выйти из аудитории. В итоге выяснилось, что оценка «отлично» была поставлена, как только я закончила отвечать по билету, а остальные четыре часа были «для души». Честно признаться, я на самом экзамене поняла о эконометрике больше, чем за весь курс.

— В чем, на твой взгляд, основная разница между учебным процессом в России и Италии?

— В процессе учебы большое внимание уделяется практике. Есть блок лекций, а между ними часто проходят практические сессии и лаборатории. В течение всего лета мы вместе с профессионалами, профессорами, стартаперами, аспирантами с утра и до поздней ночи занимались разработкой проекта и презентацией. После обратной связи от всех участников — корректировка, и так по кругу. Симбиоз теории и практики на деле. У нас в России по окончании учебы надо защитить диплом, а здесь есть опции: защитить финальный проект, написать диплом, пройти практику и защитить проект по стажу.

— Как проходит твой стандартный учебный день?

— Когда проходят занятия или тренинги в Рондине или Ареццо, мы учимся с 9 до 13, прерываемся на обед, а потом снова учимся до вечера. Если есть проекты, которые мы делаем со школами или другими организациями, то задействованы целый день. Как президент студенческой ассоциации каждую среду я езжу на совет директоров, который обсуждает все текущие вопросы и планы на будущее. Каждую неделю я езжу в Рим на учебу в магистратуре. Таким образом, рабочая неделя очень структурирована: три дня в Тоскане, три-четыре — в Риме.

— Кто твой самый любимый профессор? Почему?

— В университете мой любимый профессор — Луиджи Корво, руководитель моей магистратуры. Очень энергичный, энтузиаст своего дела. Он часами может говорить про sharing economy или проектах с нулевыми бюджетами и плавно продолжать эту же тему за ужином со всеми студентами после занятий. В Рондине самый любимый профессор — Бернардо Вентури, который выбрал меня из 75 финалистов в Москве.

— Над чем ты сейчас работаешь?

— На данный момент я полностью погружена в процесс сдачи экзаменов. Большое внимание уделяю изучению лучших мировых практик и социальных инноваций для обеспечения устойчивого развития, структурного развития общества. В дальнейшем планирую посвятить диссертацию этой тематике.

Фото предоставлено Патимат Муртазалиевой

Фото предоставлено Патимат Муртазалиевой

— Какое главное знание или умение тебе удалось вынести во время учебы в Италии?

— Думаю, это знание о том, как органически выстраивать процессы, умение вести диалог даже с тем, с кем ты не хочешь его вести. Я живу и учусь с 27 представителями разных народностей и стран на кампусе, который находится в 12 километрах от города. Жизнь не заставляет, на мой взгляд, а дает возможность сопринимать и совоспринимать различия всех окружающих людей. Почему «со-»? Потому что сейчас я учусь принимать людей со всеми их особенностями, достоинствами и недостатками, ценить и уважать их позиции.

Было приятно осознавать свою человеческую ценность, когда в месяц Рамадан на выездной сессии, где собрались 200 человек (профессионалы, студенты, аспиранты, профессора, предприниматели, политики, инвесторы, менторы и просто заинтересованные люди), ужин перенесли на час позже по причине того, что я одна держала пост и не могла есть со всеми. Ради меня все эти люди ждали лишний час свой ужин. Это было очень ценно для меня.

— Где ты живешь? Помогал ли университет с поиском жилья?

— В Рондине для студентов предоставлены дома в тосканском стиле: отдельные для молодых людей и отдельные — для девушек. Общественная зона включает в себя учебные классы, столовую, библиотеку и прачечную. Во время учебы в Риме приходится искать жилье. Существует ценовой максимум, который студент может израсходовать на размещение и еду.

— Планируешь ли ты вернуться в Россию и почему?

— После окончания магистратуры и программы в Рондине я планирую заниматься проектами социального характера. Все, что связано с Дагестаном, Северным Кавказом и с Россией в целом наиболее интересно для меня по причине моего происхождения и идентификации в разрезе мирового контекста. Мне хотелось бы реализовывать себя, создавая полезные проекты, программы, равные возможности для каждого из нас.