Научная фотография — это не только снимки бактерий, звезд, редких птиц, зверей, микробов и вирусов, полученных с помощью микроскопов, макро- и телеобъективов. Фотограф пресс-службы МФТИ и его выпускник Евгений Пелевин считает, что самое важное в науке часто остается за кадром. Почему существует так мало снимков Льва Ландау, что именно нужно снимать и зачем развивать фотографию в российских лабораториях — в материале T&P.

Евгений Пелевин: «Науку делают люди, которых тоже необходимо фотографировать»

Что такое научная фотография? Если мы заглянем в «Википедию», то найдем там следующее определение: «Научная фотография — это вид фотографии, осуществляемой для проведения научных исследований». Например, мы изучаем бактерии и делаем серию их снимков под микроскопом, которые потом опубликуем в своей статье или диссертации. Или пример из другой области: мы можем снимать космические объекты в разных диапазонах электромагнитного излучения. На Солнце можно смотреть в инфракрасном, ультрафиолетовом, рентгеновском и гамма-свете. И в каждом случае мы получим важные и полезные результаты. Порой такие снимки даже публикуют в журналах типа National Geographic. Вот только наука — это не только сами исследования (хотя они могут быть потрясающе красивыми).

Важно помнить, что науку делают люди, которых тоже необходимо фотографировать. Например, Лев Ландау, лауреат Нобелевской премии по физике, стал легендой еще при жизни, но много ли осталось фотографий с ним? Даже просто портретной съемки, не говоря уже о снимках того, как он работал, проводил семинары, общался с учениками? Когда фотограф ловит такие моменты, он фиксирует и характер самого человека, его уникальность. Ландау — один из самых знаменитых советских ученых, но даже с ним трудно найти фотографии. С другими отечественными нобелевскими лауреатами дела обстоят еще хуже.

Науку делают живые люди, их важно и нужно снимать. Это убирает барьер между исследователями и обществом, делает их человечнее, и на самом деле это просто прикольно, потому что ученые часто весьма харизматичные люди. 
Кроме того, важно снимать оборудование, на котором они работают. Лабораторная техника красива сама по себе. Это сложные инженерные конструкции, порой существующие в единственных экземплярах. Мое мироощущение поломал один случай. Я фотографировал автомобиль Lexus LX 570, цена которого — 7 миллионов рублей. Серьезный, красивый и дорогой автомобиль. Я крутился возле него целый день, потом еще пришлось повозиться с монтажом фотографии. На следующий день я пришел в лабораторию и снимал тройной масс-спектрометр с ионной ловушкой, ценой в один миллион долларов. Это уникальный прибор, его больше нигде в России нет. На первый взгляд — невзрачный синий ящик. Как сфотографировать так, чтобы подчеркнуть его красоту? Чтобы зрителю стало понятно, чем он ценен? Это ведь целая наука.


Снимать научные приборы не только классно и интересно, но и полезно. Порой два научных коллектива сидят на разных этажах одного здания и не знают о том, какая техника есть у соседей. В результате для проведения исследований приходится оправлять образцы за границу, хотя достаточно было бы просто спуститься по лестнице. Если у каждого коллектива есть фотографии их оборудования на сайте, то такая проблема не может возникнуть в принципе. 

Наконец, существует специфически российская проблема. Порой нет не то что фотографий ученых или их исследований — самое удивительное, что порой нет фотографий самих научно-исследовательских институтов. Попробуйте ради интереса найти снимок Института химической физики им Н.Н. Семенова. Конечно, фотографии этого здания в хорошем качестве существуют. Их сделали репортеры, когда там был пожар.



Фотографии предоставлены Евгением Пелевиным.

Не пропустите следующую лекцию: