В 2006 году по личной инициативе директора Московского дома фотографии Ольги Свибловой открылась Московская школа фотографии и мультимедиа им. А. Родченко. В честь десятилетия T&P выбрали 10 проектов ее учеников и попросили их рассказать, как научиться быть художником и с какими сложностями сталкиваются молодые представители российского современного искусства

Елена Лунгина

директор Школы Родченко

«Одна из главных особенностей школы — совместная работа. Здесь формируются команды художников, творческие группы, объединения: студенты вместе готовят выставки, помогают друг другу, становятся соавторами или кураторами проектов, выступают в роли актеров в фильмах друг друга, реквизиторов, операторов или звукорежиссеров. Не говоря уж о том, что они первые зрители и критики работ своих товарищей. В школе сложилась некая среда, которая не дает выпускникам покидать ее навсегда. Некоторые становятся нашими преподавателями, многие продолжают консультироваться и дружить со своими наставниками, посещать мастер-классы и лекции, общаться с нынешними студентами».

Ирина Успенская

директор Школы Родченко

«Десять лет — это, можно сказать, необходимый и достаточный срок для того, чтобы школа завоевала значимое место среди институций в области современного искусства и при этом осталась гибкой структурой, позволяющей оперативно вносить изменения в учебную программу, поддерживать ее на актуальном уровне. Никогда программа нашей школы не спускалась сверху.

Безусловно, мы с Еленой Лунгиной изучили и обобщили опыт зарубежных школ, таких как Национальная школа фотографии в Арле, Центр фотографии в Нью-Йорке, но это скорее подвигло нас на написание долгосрочной комплексной программы, а не коротких модульных курсов. Она начала складываться из уникальных персональных методик практиков и теоретиков в области фотографии и современного искусства.

В 2006 году у нас была возможность воспользоваться так называемым cream skimming эффектом. Школа вовлекла лучшие силы в формирование программы. Это Владимир Куприянов, Михаил Сидлин, Ирина Меглинская в области фотографии, Екатерина Деготь в области теории современного искусства. Довольно быстро к этой команде присоединились Кирилл Преображенский и Алексей Шульгин, дополнив программу такими направлениями, как видео-, медиаарт. Свою уникальную методику в преподавании фотокомпозиции принес Александр Лаврентьев, семье которого и лично ему школа благодарна за возможность использовать в своем названии имя Александра Родченко. Имя этого известнейшего авангардного художника, дизайнера, фотографа как нельзя лучше отражает философию и экспериментальную направленность школы».

Кирилл Савченков

Проект «Амок»

Кирилл Савченков

выпускник и преподаватель Школы Родченко, фотограф, кросс-медиа художник, создатель музея скейтбординга и ведущий семинаров Horizon Community Workshop

«Самый сложный момент в процессе обучения — это необходимость сконцентрироваться и сфокусироваться на своей художественной практике, когда твой кругозор расширяется и ты теряешь ориентацию в пространстве. Школа дает многое, но вопрос скорее не в том, что она дает, а в том, что ты готов и можешь взять. Благодаря такому большому объему информации начинаешь лучше понимать самого себя. Кто-то из студентов, например, приходит к осознанию, какое еще образование он хотел бы получить после школы.

Времени на учебу и на работу над самим собой уходит действительно много. Школа сформировалась как институция с уникальными условиями и возможностями, и она готова этими возможностями делиться. В Школе Родченко самое важное — это среда, люди, которые встречаются во время учебы. Однокурсники, студенты других курсов, преподаватели Олег Климов, Анна Шпакова, Роман Минаев, Александр Евангели, Давид Рифф.

Я поступал к Олегу Климову на документалистику, завершал обучение и защищал диплом уже под руководством Романа Минаева по дисциплине «Интермедиа». Но на меня как на художника повлияли не только мои мастера, но и опыт общения со всеми преподавателями школы. Лаборатории Давида Риффа и Екатерины Деготь, семинары Александра Евангели, безусловно, изменили меня как художника».

Елена Аносова

Проект «Отделение»

Елена Аносова

фотограф, студентка школы Родченко, победитель ежегодного Международного конкурса фотожурналистики имени Андрея Стенина в номинации «Повседневная жизнь» и международного фотоконкурса Portraits — Hellerau Photography Award за серию портретов женщин, отбывающих наказание в исправительных учреждениях на территории Сибири

«Раньше я не занималась фотографией и современным искусством и даже слабо интересовалась. Классическое искусство — да. Я даже не имела опыта учебы среди себе подобных, тихо варилась в себе, своей тайге (я из Иркутска) и графическом дизайне. Школа дала многое, особенно общение с единомышленниками; в целом — структуру понимания процессов анализа. Сложным было уложиться в рамки триместровой системы отчетности — чего, кстати, и не произошло, и я благодарю своего мастера за понимание ритма моей работы

К практической реализации первой части «Отделения» я приступила после первого курса и весь второй собирала проект. Импульс исследования закрытых институций возник из рефлексии моего подросткового периода, проведенного в режимной школе-интернате. В основном я работаю с темами границ и изоляции. Главной темой проекта «Отделение» стало отсутствие приватности в повседневном быту заключенного, ведь человек, находясь постоянно под наблюдением, без какой-то даже мнимой возможности побыть наедине с собой (а это одна из важнейших потребностей), не чувствует себя в безопасности».

Данила Ткаченко

Проект «Побег»

Фотограф, в 2014 году получил первый приз в номинации «Портрет» престижной международной премии World Press Photo за серию работ об отшельниках. Путешествуя, Данила искал людей, которые по разным причинам отказались от жизни в городе и поселились в лесу: «Я обеспокоен вопросом внутренней свободы в современном обществе: это вообще достижимо, когда вы постоянно находитесь в социальных рамках? Школа, работа, семья — вы заключенный своего положения и должны делать то, что нужно. Вы должны быть прагматичным и сильным — или стать изгоем и сумасшедшим. Как оставаться самим собой?»

Дмитрий Лукьянов

Проект Instant Tomorrow

Дмитрий Лукьянов

фотограф, в 2015 году занял второе место на Венском фестивале фотокниги ViennaPhotoBookAward с книгой Instant Tomorrow — проектом о людях, которые «находятся в идеальных условиях заботы о них и их личном спокойствии»

«Думаю, что отличием нашего обучения является намеренная тотальная разбалансированность образовательных процессов и преподавательский состав из действующих художников и теоретиков с очень разнонаправленными взглядами на искусство и обучение в арт-школе. В таких условиях неокрепшее сознание потенциального художника, получая со всех сторон противоречивую информацию от авторитетных людей, неизбежно входит в состояние неустойчивого равновесия. Логика ломается, парадигмы скрипят, ожидания рушатся, мыслительный процесс становится колебательным и непредсказуемым. И это прекрасно.

На меня очень повлияли занятия с Виктором Алимпиевым. Его курс назывался «Неподвижность». Никакие конкретные знания он нам не пытался передать: мы просто смотрели и слушали разные произведения, обсуждали. И до сих пор продолжаем это делать, ходим на выставки с ним, зависаем в мастерской, общаемся. Жаль, что его занятий больше нет в школе. Это как тот «золотой шар» у Стругацких. Каждый приходит сюда со своими вопросами, ожиданиями и комплексами. Учится, думает, проходит какой-то общий путь, в процессе открывает для себя что-то новое или нет, но на выходе, если все прошло удачно, остается еще более погруженным в свойственную именно ему проблематику, только уже с полным осознанием ее в общемировом культурном контексте. Обучение здесь может стать новой ступенью инициации человека, становления его как художника, но возможно это только при осознании им собственной сущности. Самое сложное — сущность эту не расплескать, утвердить ее форму».

Мария Турченкова

Проект Hidden War In The Land Of Mountains. Dagestan, Russia

Документальный фотограф, работает в горячих точках, член сообщества Getty Images Reportage Emerging Talent. Снимала события на Майдане, в Донбассе, Дагестане, на Северном Кавказе. Фотографии публикуются в ведущих информационных изданиях.

Валерий Нистратов

фотограф, мастер курса «Документальная фотография»

«Моей главной задачей является сохранение и развитие современной документальной фотографии, а также развитие у студента способности размышлять о сложном устройстве современного общества с помощью этого традиционного медиума. В свою мастерскую я набираю студентов, которым уже не нужно объяснять, что такое выдержка и диафрагма. В идеале студент должен иметь интересный жизненный опыт и твердое желание посвятить свою жизнь искусству. К нам приходят молодые люди в большинстве своем с различными формами девиаций и способностью к саморефлексии. Они знают что, но не знают как. В итоге далеко не все становятся хорошими фотографами или художниками, но совершенно точно все меняют свою жизнь и взгляд на реальность».

Игорь Самолет

Проект Be Happy!

Фотограф, в 2013 году самостоятельно выпустил 50 экземпляров дипломной фотокниги «Be Happy!», с которой принял участие в книжном фестивале в Вене. Книга также получила серебряную медаль German Photobook Award 2014 и была включена в третий том «Истории фотокниг» под редакцией Мартина Парра. В 2014 году Игорь вошел в список «25 фотографов, меняющих представление о России» по версии The Calvert Journal.

Анастасия Руденко

Проект «Рай»

Фотограф, победитель Canon Female Photojournalist Award 2015 за фотосерию о людях с ментальными заболеваниями.

Игорь Мухин

фотограф, мастер курса «Непосредственная фотография»

«Мастер в школе — это работа, обмен знаниями, просмотры новейших работ, споры, иногда поиск арбитра. В процессе работы часто рождается чувство сопричастности, когда видишь, как на глазах рождается новое произведение. Когда я набираю студентов, ориентируюсь на талант, но в процессе обучения проводишь вместе довольно длительное время, и срабатывает еще фактор доверия и совместимости. Сложнее всего — когда студенты не понимают важности прохождения простейших азов — заданий-упражнений».

Даниил Зинченко

Фильм «Эликсир»

Даниил Зинченко

Режиссер, художник, участник творческого объединения «ВВЕРХ!». Полнометражный дебют, фильм «Эликсир», в 2016 году вошел в программу «Форум» Берлинского кинофестиваля.

«Корни фильма “Эликсир” вплетены в художественные практики объединения «ВВЕРХ!», хедлайнерами которого были Петя Жуков, тоже выпускник школы Родченко, и я. Нас вдохновляли и вдохновляют мечты о бесконечности, бессмертии и абсолютной поэтической силе. Из этого накопленного багажа и выпала идея фильма.

Судьба периодически генерирует поворотные моменты, которые кардинальным образом меняют жизнь. Учеба в Школе Родченко для меня — как раз тот случай. Защитив диплом в 2011 году, я на всю жизнь навесил на себя приятное клеймо выпускника этого замечательного учебного заведения. В этом виноваты не только выдающиеся преподаватели, но также и атмосфера, которая бушевала вокруг меня во время учебы: иначе как семейной ее сложно назвать. И если художники попадают в рай, то у выпускников Школы Родченко, как мне кажется, будут привилегии».

Ольга Матвеева

Проект «Шанхай»

Ольга Матвеева

Выпускница и преподаватель Школы Родченко, художник, фотограф. Вошла в список самых перспективных молодых художников России по версии Forbes.ru.

«Подземные коммуникации стратегического назначения порой рождают урбанистические феномены. Так, недалеко от центра Москвы под километрами бомбоубежищ расположилась настоящая восточная деревня, своеобразный анклав, имеющий народное название «Шанхай». На мой взгляд, такое название хорошо описывает состояние современной Москвы как мегаполиса. Сооружения, в основу которых легли гаражи, достраивались на протяжении лет каждое на свой лад, без какого-либо архитектурного плана. У строений разные назначения: автомастерские, студии, общежития, бани, кафе, магазины и, как говорят, даже публичные дома. Как и в любом государстве внутри государства, в «Шанхае» присутствуют собственные авторитеты, мигранты, криминал, а также автономное электричество, отопление и водоснабжение. Одни ищут в «Шанхае» убежище для себя, другие, наоборот, пытаются что-то спрятать. Это место завораживает разнообразием архитектурных форм с витками проводов, нависающими над извилистыми улочками, символизируя состояние хаоса, которое отличается от внешнего мира только формой.

Я поступала в школу, понимая, что попаду не в академическую, а практикующую и стремительно развивающуюся среду. Все преподаватели и мастера — современные художники. Сложности возникали в основном на триместровых просмотрах. Любое мнение субъективно, потребовалось время, чтобы научиться правильно артикулировать и защищать свои идеи. После школы я продолжаю работу над проектами, в основном в медиафотографии, реже делаю скульптуру и видео. Принимаю участие в европейских и российских фестивалях, делаю фотокниги, веду подростковые курсы в Школе Родченко и занимаюсь коммерческими съемками. У меня было два мастера в школе, и мне повезло с обоими. Владимир Куприянов бескомпромиссно поддерживал любую идею, помогая развить ее в нужном русле. Мы много говорили в его мастерской, могли четыре часа обсуждать один проект или книгу. С тех пор диалог для меня — один из важнейших образовательных методов. Анастасия Хорошилова научила самостоятельности и ответственности в создании и продвижении своих проектов. Оба мастера повлияли и на мою нынешнюю работу с фотокнигой».

Полина Канис

Фильм «Яйца»

Режиссер, победитель премии Кандинского в номинации «Молодой художник года» за фильм «Яйца».

Кирилл Преображенский

художник, мастер курса «Видеоарт»

«Критерии отбора студентов в мастерскую не высечены в мраморе, не закреплены раз и навсегда. Образование в области искусства во многом строится на плохо артикулируемых или вербализируемых интуитивных моментах. Иногда человек представляет недостаточно убедительный материал с точки зрения формы, но этому можно научить, а вот мышлению и коммуникативным навыкам — гораздо сложнее. Студента, уже получившего творческое образование, сложнее переламывать, переучивать, чем студента, имеющего базовый уровень знаний. Но критерии всегда субъективно-объективные. Иногда видно, что человек на нужной волне, и это важнее, чем технично созданная работа. Если говорить с оглядкой на десятилетие, то критерии отбора сейчас гораздо выше, чем в первых наборах. Уровень конкурса повысился. Надеемся, что это приведет к высокому уровню отдачи. Школа — это определенная коммуникативная среда, здесь не только обучение внутри мастерской является мотивацией. Есть внутренняя конкуренция, есть вещи, которые происходят на школьной кухне, о которых мы ничего не знаем. Из этого всего складывается общая картина. Как раз в этом и заключается главное достижение Школы Родченко: здесь создался правильный баланс сообщества и компетентных преподавателей в разных дисциплинах, которые позволяют этому всему функционировать».