С развитием городской культуры, технологий, сетевых коммуникаций и всевозможных средств наблюдения — от бинокля в руках соседа до видеокамер у вашего подъезда — меняется чувствительность человека и его восприимчивость к окружающей среде. В начале 2016 года команда дизайнеров, программистов и аналитиков разработала приложение Paranoiapp — сервис, позволяющий исследовать страх перед потенциальным наблюдением. Т&P поговорили с авторами этого социального эксперимента о праве на личную информацию, ответственности и страхе потери контроля над технологиями.

Термин «паранойя» появился в 1863 году и обычно рассматривается в классической психиатрии как нарушение мышления. Основные признаки паранойи — повышенная подозрительность, стремление связать случайные события с действиями «недоброжелателей» и зацикленность на постоянно возникающих страхах. Например, боязни того, что за тобой кто-то следит. В искусстве разные формы паранойи были описаны Эдгаром Алланом По («Человек толпы») и Фридрихом Дюрренматтом («Поручение, или О наблюдении за наблюдающим за наблюдателями»). В кинематографе одним из первых зарождение и развитие паранойи показал Люис Бунюэль в фильме «Он».

Paranoiapp Team

  • Дина Жук

    Дина Жук

  • Николай Спесивцев

    Николай Спесивцев

  • Валя Фетисов

    Валя Фетисов

— Как появилась идея коллективно за кем-то следить?

— Идея выросла из другого эксперимента, проведенного в рамках «Школы конформизма». Вдохновившись экспериментами социальных психологов, ее участники пробовали поработать в этом направлении. Первый тест был такой: cовместно с Верой Гагариной, Алисой Олевой и Татьяной Эфрусси мы решили провести «открытое наблюдение» в публичном пространстве. Мы выбрали место и время и пришли туда по отдельности, не подавая вида, что знакомы. Опыт заключался в том, чтобы выбрать во всем пространстве одного незнакомого нам человека и пристально на него смотреть, расположившись вокруг в разных местах, пока он не начнет постепенно обнаруживать наше присутствие и как-то реагировать на происходящее.

Наша изначальная цель была в том, чтобы понять, что будет происходить в таких обстоятельствах с выбранным человеком. Мы надеялись, что с помощью действий такой распределенной группы, в чем-то заимствующей сектантские практики, сможем вызвать ощущение страха. Но итогом эксперимента стали совcем другие наблюдения. Например, человек не воспринимает ничего дальше примерно 10 метров от него. Даже если смотреть на него очень пристально в цепочке из людей, которые находятся в 3, 7 и 10 метрах, то последнего он не заметит. Также стало очевидно значение самого способа коммуникации, который мы использовали: вместо общего чата — персональные СМС-сообщения. Именно обмен сообщениями, которые одновременно видят лишь два человека, определили уровень хаоса, который присутствовал на площадке.

— Вы документировали процесс?

— Документировать такое скрытое действие в публичном пространстве довольно сложно. Идеальный вариант — система камер и комментаторов, как на футбольном матче, или хотя бы доступ к системе видеонаблюдения. Но так как у нас не было таких возможностей, документацией эксперимента выступает СМС-переписка участников, сохраненная после эксперимента.

Но, наверное, главным результатом эксперимента стал наш собственный страх, появившийся во время наблюдения: ведь не до конца понятно, насколько ситуация, которую мы создаем, законна, насколько контролируется наше поведение (например, охранниками). В общем, довольно скоро из людей, которые контролируют ситуацию, мы превратились в людей, которых, возможно, контролируют и которые ощущают этот контроль. Уже после того опыта и в другом контексте у нас появилась идея сделать доступный инструмент, чтобы люди, даже не зная четких правил и какой-либо теории, которые стоят за этим, могли бы повторить наш опыт. После обсуждения стало ясно, что таким инструментом может стать мобильное приложение.

— Расскажите о работе приложения. Что это, как работает, как выбирается наблюдаемый?

— Paranoiapp — это мобильное приложение, которое мы разработали. Вы скачиваете его, и оно начинает следить за вами, постоянно собирать данные о вашем местоположении, а в обмен на ваши данные посылать данные другого пользователя. Например, когда вы открываете приложение, вы постоянно видите другого такого же пользователя, который прямо сейчас где-то сидит или перемещается по городу. Но секрет в том, что пользователь, за которым вы наблюдаете, выбирается по специальному алгоритму. Цель этого алгоритма — выбрать всего одного человека на весь город, за которым бы наблюдали все остальные. То есть если в приложении 100 или, например, 500 человек, то 499 из них будут наблюдать за одним и тем же человеком, а один (наблюдаемый) будет наблюдать за кем-то еще. Таким образом, создается максимальное давление — знание о потенциальной слежке за тобой со стороны множества людей в любой момент времени. Кроме того, мы предоставляем этим людям возможность общаться в чате и обсуждать наблюдаемого, планировать действия.

— Вы представляли Paranoiapp на выставке в Германии?

— Да, выставка называется New Sensorium, она проходила в музее ZKM. Там представлены проекты, связанные с новыми видами человеческого опыта, — переплетением физического опыта с цифровым. В контексте выставки проект работает с переносом на физический уровень страха потери контроля над технологиями.

— Почему вы связываете этот эксперимент с искусством? Вы относите его к сфере искусства, коллективной терапии, социальной психологии или к играм вроде Second Life?

— Мы позиционируем приложение как социально-психологический эксперимент, с одной стороны, и как инструмент коммуникации — с другой. Нам важен выход в повседневную жизнь: как люди будут использовать эту возможность наблюдения в режиме реального времени за анонимным наблюдаемым, будут ли они ее искать в физическом пространстве, как договорятся между собой — или не договорятся и будут использовать приложение не по назначению, или заводить, скажем, знакомства, или узнавать прогноз погоды в соседнем районе. Мы не называем наше приложение игрой, потому что мы не используем игровые техники, геймификацию. Нам интересна ситуация, когда основная роль пользователя — это как раз не следить, а быть под наблюдением. Оказаться в ситуации, когда зона комфорта разрушается из-за того, что за тобой прямо сейчас тоже могут следить тысячи человек. В том числе это инструмент, помогающий обнаружить дискомфорт и с ним работать.

Нам интересна стартап-среда и ее способность распространять хайп. Мы работаем с технологиями и терминологией, которые там используются. Мы действуем наравне с компаниями, субверсируем и деформируем принятые правила. Например, дизайн приложения, промосайта и материалов мы делали максимально похожими на то, что принято создавать для мобильных приложений. Поэтому приложение привлекательно выглядит, но при этом открыто крадет твои данные, в конечном итоге развивая в тебе страх. Приложение распространяется через таргетированную рекламу в социальных сетях и через презентации в выставочных пространствах. Сфера искусства — хорошее место для начала разговора на такие темы в мультидисциплинарном контексте. Кроме того, в сфере искусства проще найти финансирование на такие странные приложения.

— На что нужно финансирование?

— В проекте принимали участие четыре разработчика, два дизайнера, юрист. Сервера, сертификаты, домены, аккаунты — все это стоит денег и требует поддержки. А еще есть непосредственно наше время.

— Многие приложения «сначала» бесплатные, а потом появляются «встроенные покупки» и прочее. Вы планируете монетизацию приложения?

— Нет, приложение бесплатное и коммерциализироваться не будет. Это инструмент для людей, которым интересно экспериментировать со страхом потери приватности и новыми социальными связями, возникающими на базе этого страха.

— Где хранятся данные из приложения?

— Все данные хранятся на виртуальных серверах, которые мы арендуем. Весь процесс работы приложения автоматизирован и происходит благодаря алгоритмам, которые мы написали, запустили — и больше не вмешиваемся в процесс. Сами пользователи могут соединять данные из приложения с физическим миром, могут поехать в точку, которая указана на карте, и попробовать выследить человека. Мы же в этой среде коммуницируем со всеми на таких же условиях, как и все остальные. Если внимательно прочитать ваше пользовательское соглашение, которое написано на английском, становится ясно, что вы предлагаете пользователям максимально ограничить их право на личную информацию. При этом пользователь часто нажимает кнопку «Я согласен» автоматически.

Когда человек принимает пользовательское соглашение, он вступает в многослойные отношения не только с владельцами приложения или сервиса, но и со всей ИТ-инфраструктурой. Например, находясь в том или ином государстве и пользуясь интернетом, он соглашается с тем, что весь его трафик может мониториться государством. Он может знать об этом понаслышке, а может быть достаточно технически подкован, чтобы реально оценивать риски. В любом случае у него есть какой-то опыт нажатия кнопки «Принимаю условия пользовательского соглашения». Мы хотим радикализировать ситуацию и обращаем внимание на то, что эта кнопка действительно нажимается.

Принять участие в эксперименте можно, установив приложение для iOS или Android на сайте проекта.

Мы как раз обостряем ситуацию с автоматическим выбором, предлагая пользователю обратить внимание на свои осознанные и неосознанные действия. Поэтому мы составили максимально жесткое пользовательское соглашение, по которому мы можем собирать и передавать данные третьим лицам, соединять деперсонализированную информацию с персональными данными в соцсетях и при этом не несем ответственности за взлом приложения и смену правил без уведомления пользователей. Все это — лишь компиляция существующих формулировок из пользовательских соглашений тех сервисов, которыми мы с вами пользуемся ежедневно. И самое смешное, что эти правила никак не контролируются ни государством, ни даже площадками, на которых расположены приложения.

Вообще, неконтролируемость работы с пользователями и сбора данных — это большая тема. Можно вспомнить недавний скандал в фейсбуке: специальный отдел психологов, который там работает, опубликовал исследование на основе эксперимента с пользователями. Эксперимент заключался в том, что одной части пользователей фейсбука без какого-либо уведомления показывали меньше негативных постов, а другой части — больше. Ученые хотели проверить, сколько времени проводят на сайте обе группы. Выяснилось, что люди проводят больше времени в соцсети, если читают больше позитивных постов. Это исследование подняло вопрос о том, насколько возможно без согласия пользователей так модифицировать медиасреду вокруг них, — даже для проведения эксперимента, не говоря уже о дальнейшем применении этих исследований.

Dark Patterns — антидизайн, дизайн, который сделан с явной ошибкой, визуальными недочетами для обмана пользователей и с учетом психологических аспектов восприятия. Time Well Spent — технология для повышения качества пребывания в сети и использования разных программ/ресурсов. Антипод технологий, направленных на привязку пользователя к экрану с помощью раздражающих факторов и пр.

Кроме этого, есть такое понятие, как A/B тестирование — постоянная практика многих крупных сайтов со штатом маркетологов или просто UX-дизайнеров, которые проверяют вносимые изменения на группах пользователей, чаще всего в автоматическом режиме. Самое очевидное, что тестируется на нас, — это регулярные изменения дизайна. Более неочевидное, но для нас наиболее важное — это выпуск новых алгоритмов поиска, формирования новостных лент, фильтрации контента. Изменения в алгоритмах, которые нас окружают, происходят так часто, что в каждый момент времени мы все являемся объектами экспериментов и так называемых Dark Patterns практик. Но надо сказать, что есть и обратное движение, к Time Well Spent.