К коворкингам в России сложилось неоднозначное отношение: эти места некоторое время ассоциировались только со словами «смузи, хипстер, стартапер» — мало кто думал, что все это может вырасти в серьезный бизнес, который изменит наше представление о рабочей среде. Сегодня коворкинг становится местом, куда идут не только фрилансеры, но и крупные компании в поиске новых бизнес-решений, идей. 31 мая в DI Telegraph руководители самых известных москвоских коворкингов рассказали о будущем офисов и рабочих пространств. Материал сделан на основе круглого стола Moscow Coworking Meetup, организованного DI Telegraph.

  • Мария Уварова, DI Telegraph

    Мария Уварова, DI Telegraph

  • Павел Федоров, KL10CH

    Павел Федоров, KL10CH

  • Мария Бокова, Cabinet Lounge

    Мария Бокова, Cabinet Lounge

  • Виталий Решетняк, «Дерево»

    Виталий Решетняк, «Дерево»

  • Зульфия Ганцева, tceh

    Зульфия Ганцева, tceh

  • Михаил Комаров, «Рабочая станция»

    Михаил Комаров, «Рабочая станция»

  • Александр Колодезный, «Делу место»

    Александр Колодезный,
    «Делу место»

  • Алексей Родос, «Калибр»

    Алексей Родос, «Калибр»

«Бездельники пьют смузи и говорят о стартапах»

Мария Уварова, DI Telegraph: Вообще-то я не понимаю, с чего вдруг у слова «смузи» отрицательная коннотация: это полезная вещь. А насчет коворкингов — мы здесь не просто смотрим друг на друга в поисках удачи или сочувствия. Коворкинг — это эффективное пространство, где люди находят партнеров и клиентов. Но не только. Мы здесь провоцируем и инспирируем создание новых проектов и коллабораций. Мы работаем с апреля 2014 года, и долго нашим большим преимуществом была локация. Этим летом про приятный центр смешно говорить, но расположение все же играет свою роль. Мы проводим огромное количество мероприятий в «Телеграфе», только за прошлый год их было 270 — коммерческих, образовательных и всяких других.

Павел Федоров, KL10CH: А мы работаем по гибридной модели. У нас не только коворкинг: здесь и офисы, и лаборатория, и лектории, и кафе, и ночной клуб. Но наша уникальность в том, что мы собираем в одном пространстве тех, кто интересуется наукой, технологиями, инновационным бизнесом. Для технологических предпринимателей важно и выгодно находиться не в классическом коворкинге, оторванном от их профессиональной жизни, а в своей среде. Пришел утром, выпил кофе. Потом сходил в лекторий, поработал в лаборатории — роботы, 3D-печать, дополненная реальность, что угодно. Вечером сходил на научно-популярную лекцию, а потом остался здесь же в баре. Ночью, кстати, в том же помещении начинают играть минимал-техно до 9 утра. Вообще, мы уже планируем следующий этап — инфраструктурное обогащение площадки. Будут места, где можно переночевать.

Виталий Решетняк, «Дерево»: А у нас уже совмещают эти функции. Вначале был хостел «Дерево», а потом при нем открылся коворкинг, ему всего четыре месяца. Сейчас это пока единственное место, где ты можешь жить, работать, есть и общаться. Мы у «Павелецкой» находимся, у нас 66 мест. Все деревянное, натуральное. То есть здесь можно спокойно заработаться допоздна, принять душ и лечь спать. Из «Дерева» можно не выезжать целыми днями — наши резиденты так и делают. Мы продвигаем идею «живи и работай». За смешные деньги причем.

Мария Бокова, Cabinet Lounge: Мы никогда и не попадали под этот стереотип. Наоборот, у нас раньше был так называемый закрытый клубный офис, всегда был уровень премиум, люкс. К нам невозможно было попасть без рекомендации, мы не давали рекламы. Но вот прошло пять лет, и мы поняли, что люкс — это уже не так интересно, нашей аудитории нужна жизнь внутри сообщества, коммуникация. Образ важного, солидного бизнесмена как-то растопился, сейчас бизнесмен молодой, свободный и модный. Поэтому мы приходим к концепции создания комфортного рабочего процесса, где работают ассистенты, выполняющие функции секретарей, где IT-специалисты оказывают поддержку. Ну и мы — площадка для мероприятий, куда уж без этого. Демократизация, в общем. Рынок рабочих пространств сейчас насыщается так, что у каждого есть своя ниша, разделение труда и аудитории.

Зульфия Ганцева, #tceh: Коворкинг в нашем случае — это целая экосистема, платформа для запуска стартапов. Сюда можно прийти со своей идеей и работать с нуля, а можно пополнять знания и находить партнеров. В #tceh далеко не просто так «говорят о стартапах», у нас серьезная целевая аудитория — технологические компании, IT-предприниматели. Мы регулярно проводим образовательные курсы, Харвесты, бизнес-завтраки и другие профильные мероприятия, сюда приезжают со всей России. У нас есть селективный отбор: мы подбираем пул резидентов исходя из их комплементарности друг для друга. Были случаи, когда у нас они находили и партнеров, и инвесторов. Сюда идут за экспертизой, рабочей атмосферой и сообществом.

Михаил Комаров, «Рабочая станция»: А мы вообще отовсюду убрали слово «коворкинг»: оно избито, всем надоело, и его за эти годы подпортили игроки рынка, маленькие и непонятные. У нас именно что рабочая станция — место, где люди максимально погружаются в работу. Никаких лишних мероприятий — ни флажков, ни пирожных. У Нескучного сада есть какая-то магия: место намолено, люди здесь работают до трех ночи.

«Коворкинг — это фитнес для бизнеса»

Александр Колодезный, «Делу место»: Я хочу, чтобы люди понимали, что приходят работать, а не сидеть в месте под названием «работа». Меня раздражает ситуация, когда появляется стартап. Классный, он выживает и растет. И лидер у них крутой. А потом появляются первые деньги, и ребята снимают офис. И этот самый лидер с горящими глазами превращается в завхоза, а сотрудники отсиживают рабочее время.

Мария Уварова, DI Telegraph: Важно соотноситься с нынешним мировым трендом, а он меняется в сторону освобождения человека от офисно-рабочих обязательств. Нельзя прийти однажды к условно японской модели, когда вы наряжаетесь в костюм и всю жизнь в нем пашете. Я утрирую, но именно это часто и происходит. Из этой тяжелой среды важно переходить в среду развития, рождения новых идей и возможности их реализовать. Я слушаю своих коллег и понимаю, что все движется в верном направлении. Даже история с тем, что «Рабочая станция» концентрируется на работе, а не на пряниках, — это тоже про людей, которые знают, что им нужно. Ну, может быть, они все хорошо заработают и со временем переберутся в Cabinet Lounge!

Алексей Родос, «Калибр»: Мы на базе технопарка открыли коворкинг, вложив в этот объект свыше 120 миллионов рублей. Это и комфортное трехэтажное пространство, и новые возможности для начинающего стартапера. Предприниматель приходит, пробует свои силы, изучает инфраструктуру технопарка, а наша задача — помочь ему интегрироваться в большую деловую среду резидентов технопарка, получить впоследствии финансовую, техническую и консультационную поддержку. Технопарк находится на территории бывшего завода измерительных инструментов, где более 20 лет мы развивали офисно-складской сегмент. Несколько лет назад у нас возникла потребность в постепенной перемене форматов. Мы одними из первых среди частных технопарков в Москве получили статус управляющей компании, а несколько месяцев назад открыли коворкинг. Теперь он неотъемлемая часть нашей инфраструктуры.

Александр Колодезный, «Делу место»: В государственных коворкингах, таких как наш, все наизнанку. Наша миссия — познакомить людей с рынком коворкингов, убедить их в том, что это здорово и полезно. Вообще, глобальная цель — вовлечение физических лиц в предпринимательское сообщество. Например, есть фрилансеры, у которых есть проекты, но нет площадки, а офис им не нужен. Или есть менеджеры с компетенциями, но без проектов, а от офиса они устали — это наша целевая аудитория. Я несказанно рад, что мы все собираемся на одной площадке и обсуждаем свою работу. Нам нужно развиваться и иметь здоровый рынок. Даже до кризиса мы понимали, что наши клиенты — те, кому не хватает одного шага, чтобы выйти в бизнесе на новый этап. Коворкинг — это правильный формат, чтобы попробовать. Это безопасная среда, тренажер, фитнес для бизнеса.

«Самые живые тренды — всевозможные партнерства»

Мария Бокова, Cabinet Lounge: Если говорить о трендах, то они сегодня — в расширении инфраструктуры и в налаживании связей. Исторически в нашем особняке располагаются два ресторана, мы с ними сотрудничали с самого начала, поднимали гостям еду. И поняли со временем, что этого мало. Свою кухню мы устроить не можем, поэтому нашли партнера, у которого есть три своих кафе, сейчас совместно запускаем меню. Аудитория этот спрос нам внушила и теперь довольна.

Мария Уварова, DI Telegraph: Мы здесь говорим о разных мероприятиях, объединяющих людей, заставляющих думать, общаться и через это строить комьюнити. И вот как ни странно, еда и общение — совершенно совместимые и даже неразделимые вещи, которые провоцируют людей оставаться друг с другом. В DI Telegraph пока нет такой опции, но мы активно ее планируем. Если у вас есть кулинарный стартап, мы готовы пообщаться. А маркет-плейс — это очень удачная стратегия. Компании должны объединяться, а не разъединяться. Формировать общую индустрию. Мы работаем с потенциальными спонсорами в том числе. Они предоставляют нашим резидентам скидки. Мы едим в Камергерском переулке, делаем маникюр и так далее.

Михаил Комаров, «Рабочая станция»: Тренды сегодня — это всеми силами добавлять коворкингам новые опции. У нас вот есть командировочные тарифы — очень перспективная история, мы прямо в точку попали. Огромное количество клиентов приезжали сюда прямо с вокзала, с чемоданом, у них прежде не было возможности остановиться у нас, и вот мы организовали эту возможность. Сейчас ведем переговоры с Booking.com, с «Островка» уже идут клиенты. Также мы внедрили полноценную еду с профессиональной кухней, где комплексный обед стоит 330 рублей. Добавляем всевозможные партнерства — с барбершопами, с Yota.

Павел Федоров, KL10CH: Мы вообще партнерские связи начали с соседей по «Трехгорке». Договорились, например, с клубом World Class — все наши резиденты пользуются корпоративной скидкой, и мы дальше будем этим заниматься.

«Я вообще мечтаю о рейв-обители»

Мария Уварова, DI Telegraph: Еще один тренд, о котором нельзя не сказать, — вечеринки. Это очень модно. Я вообще мечтаю о рейв-обители. Все пытаюсь совладать с этим в себе, а то у меня деловые конференции разбегутся. Но вечеринки очень нужны. Надо придумывать новые форматы — еще и для того, чтобы не забывать про арендную плату. Кто-то вот забыл про аренду, и все — нет их.

Павел Федоров, KL10CH: В вечеринках есть основательная необходимость. В том числе и потому, что мы тут все платим аренду за помещение в центре Москвы и не можем позволить, чтобы ночью оно не приносило денег. Ну и да, молодые ученые хотят и умеют тусоваться!

«Не забывать о своей миссии»

Зульфия Ганцева, #tceh: У нас очень низкая ротация среди резидентов. Не секрет, что только 5-10% стартапов выживают, и то при условии, что они находятся в правильной среде. У нас есть образовательная миссия, и мы помогаем стартапам выжить. Например, в конце мая у нас прошли 38-е рабочие выходные Harvest, во время которых почти 20 команд смогли или детально проработать новую идею, или проверить и скорректировать уже рабочую бизнес-модель под руководством опытных менторов и экспертов.

Павел Федоров, KL10CH: Мы решили геймифицировать предпринимательское сообщество. Например, собираем в своей CRM не только контакты компаний, но и длинную историю человека: где учился, почему пришел, профессиональные интересы. Потом формируем кластеры людей по этим интересам. У нас есть внутренняя валюта кулон — как единица измерения электрического заряда. Кулоны можно тратить в баре, а можно на коворкинг или общественно полезное дело — прочесть лекцию по теме своей работы и так далее.

«Мы монетизируем спрос на рабочую атмосферу»

Мария Уварова, DI Telegraph: Поскольку мы многофункциональное пространство, наша выручка разделена на сегменты: доход от проведения мероприятий и от коворкинга, который загружен на 90% в самый сезон. Летом людей меньше. Больше половины наших резидентов — команды; около 10% ежедневных тарифов — те, кто приходит каждый день, регулярно. Это число вырастает в праздники. Средняя продолжительность резидентства — от четырех до семи месяцев в году. Сейчас средний тариф — 14 500 рублей в месяц.

Павел Федоров, KL10CH: Нам удалось монетизировать собственно желание людей сформировать профессиональное сообщество. Мне и моим коллегам из научной среды. Мир изменился, если кто еще не знает. Молодые ученые — это новые герои современной жизни. Следующие миллиардеры — это уже не IT-специалисты, а люди, разбирающиеся в узких областях науки. Вот они-то и формируют команды, которые могут создавать коммерческий продукт. Все люди в научной среде друг друга знают, они учились в одних и тех же вузах и говорят на одном языке. Они не такие уж интроверты, как рисуют стереотипы. Им нужны центры кристаллизации, они умеют зарабатывать и научились тратить. Они приходят сюда работать с сервисами. Как в американских городах есть формат «we live»: и ресторан, и бар, и галерея, и бассейн, и отель. Пространство не отпускает человека, получается такая lifestyle история. Так и мы со временем станем таким пространством. И потом, профессиональным сообществам принципиально важно находиться рядом. Делать вместе то, что тяжело позволить себе в одиночку. К примеру, у нас в KL10CH есть лаборатория. Ее используют четыре команды. Каждый мог бы искать себе свою где-то за МКАД, потому что в центре дорого. Но им проще арендовать два квадрата у нас и пользоваться 3D-принтером или печкой вместе со всеми.

Михаил Комаров, «Рабочая станция»: Мы зарабатываем 95% всей выручки на рабочих местах. Придумали овербукинг и делаем так, чтобы у нас была загрузка выше 100%. Например, кто-то выкупает все места, но не ходит к нам ежедневно, а те, кто пришел на день или два, могут занять эти свободные места. Все оговорено и спланировано. И это дает нам плюс 20% к выручке. Из всех точек пока лидирует та, что в Нескучном саду. И кстати, мы с 2013 года не поднимаем цену, тариф в месяц — 15 тысяч рублей.

Алексей Родос, «Калибр»: Монетизация проекта «Коворкинг» для нас заключается в привлечении и акселерации будущих резидентов технопарка. Окупаемость проекта почти бесконечная по российским меркам — 20 лет, но мы это понимали еще в стадии планирования. Совместно с МГУ мы занимаемся разработкой программы акселерации. Участие в ней позволит начинающим предпринимателям, прежде всего, понять специфику инновационного рынка и вывести свои проекты на качественно новый уровень.

Виталий Решетняк, «Дерево»: Мы сделали большую ошибку: наша лаундж-зона в хостеле настолько удобная, что постоянно живущие в «Дереве» работают именно там. Всего 10% пользуются коворкингом, а остальные приходят специально. Пока поток небольшой. Средняя стоимость для живущих в хостеле — 7 500 рублей, а для остальных — 10 тысяч рублей в месяц. Самое дешевое место в хостеле стоит 650 рублей в день. Мы придумали специальный тариф, в который включено жилье, питание, инфраструктура и рабочее место. Все это стоит 45 тысяч рублей в месяц. Можно не снимать ни квартиру, ни офис.

Зульфия Ганцева, #tceh: У нас вообще нет однодневных тарифов. Можно прийти на бесплатный тестовый день, посмотреть, проникнуться. Наш минимальный контракт заключается на срок от трех месяцев и стоит в среднем 18 тысяч рублей. Есть еще ночной тариф и тариф выходного дня с 21:00 до 8:00. Очень важная часть в структуре монетизации — образовательные курсы для стартаперов, которым нужно «прокачаться» в чем-то, получить специализированный знания. Разработчики, например, могут изучить все основные языки кодинга, или стать продакт-менеджерами. Кроме того, мы сдаем в аренду лекционные залы.

Александр Колодезный, «Делу место»: Вообще, как мы помним, во времена золотой лихорадки заработал не тот, кто нашел золото, а тот, кто продавал лопаты. В государственных коворкингах шанс монетизировать свои навыки и идеи имеют те, кто приходит и вливается в инфраструктуру. Я в последнее время много занимаюсь социально ориентированными программами. Мы предоставляем бесплатные места, чтобы познакомить резидентов с рынком коворкингов, и тем самым уменьшаем барьеры вхождения в бизнес.