Работать из дома — хорошо и дешево, но кресло может оказаться неудобным, концентрация — недосягаемой, а изоляция — пугающей. В спецпроекте «Рабочая среда» T&P рассказывают о том, почему цифровые кочевники, стартаперы, предприниматели и фрилансеры со всего мира предпочитают этот формат работы, каким должен быть идеальный интерьер для коллективного разума и можно ли рассматривать коворкинги как прибыльный бизнес.

Из монастырей в хакерспейсы

Партнер спецпроекта Juwoto — сервис, который позволяет свободному человеку найти свое пространство для работы.

Принцип совместной работы на равных возник давно. Равенство в труде и потреблении было реализовано в монастырях, кибуцах (сельскохозяйственных коммунах в Израиле), поселениях свободных художников и рабочих кооперативах. Распространение компьютерных технологий в 1990-е годы дало движению мощный импульс — именно тогда появились первые хакерспейсы. Такие места собирали единомышленников из научных кругов, увлеченных программистов, геймеров и родственную им аудиторию. Участники приходили для того, чтобы получить знания, посидеть в интернете, познакомиться с техническими новинками или поговорить на темы, непонятные окружению за стенами хакерспейсов. Одним из первых пространств был берлинский с-base. Его история началась еще в 1995 году, и вот уже 20 лет участники распространяют знания о программном обеспечении, железе и вычислительных сетях или рассказывают детям о робототехнике на городских фестивалях.

Термин «коворкинг» появился в 1999 году, когда Бернард Де Ковен, теоретик веселья и гуру игровых механик, решил дать название новой технологии фасилитации групповой работы. «Работать вместе на равных» — так звучит формула Де Ковена, которая решает классическую проблему корпоративной среды: избавляет ее участников от иерархии. Организацией пространства по этому принципу в 2005 году занялся программист Брэд Ньюберг, учредив первое некоммерческое сообщество в Сан-Франциско при поддержке феминисток из Spiral Muse.

В 1999 году в Нью-Йорке открылась студия 42 West 24, в 2002-м в Вене — «пространство для общения предпринимателей» Schraubenfabrik, в том же году — полукофейня-полуковоркинг LYNfabrikken в Дании, а в 2005-м в Лондоне — первый сетевой The Hub, который расползется сетью из 40 хабов по всему миру.

Но официально названное коворкингом пространство родилось в Сан-Франциско в том же 1995 году. «Отец», программист Брэд Ньюберг, взял помещение в аренду у феминистского общества в здании Spiral Muse за $300 в месяц, на два дня в неделю. По договору Брэд должен был каждый раз собирать свой коворкинг заново и разбирать конструктор в конце рабочего дня. От пяти до восьми рабочих столов, перерывы на медитацию, совместные ланчи и массаж, велотуры — таким был рабочий день, который заканчивался не позже 17:45. Первым коворкером, по словам Брэда, был атлет, начинающий разработчик и отец семейства Рэй Бакстер. Через год сообщество в Spiral Muse прекратило свое существование — но только для того, чтобы Брэд и еще двое волонтеров движения — Крис Мессина и Тара Хунт — открыли новое место, The Hat Factory.

Чувство локтя за умеренную плату

Работать из дома — хорошо и дешево, но кресло может оказаться неудобным, концентрация — недосягаемой, а изоляция — пугающей. Офисная работа может разом избавить фрилансера от негативных факторов, прибавив ко всем плюсам регулярную оплату труда, но многим такой формат не подходит из-за любви сразу к нескольким проектам, планов на собственный бизнес или других причин. Коворкинги — это компромисс между двумя классическими видами занятости. Резидент оказывается в окружении, которое ему интересно (прощай, изоляция!), а окружение зачастую оказывается будущими партнерами по бизнесу или естественным инкубатором со своими инвесторами и менторами (привет, рост!). И никаких корпоративных подчинений и игр в «я здесь главный» (привет, здоровая психика!).

LYNfabrikken

LYNfabrikken

Популярность коворкингов определяется не только преимуществами сотрудничества на равных, но и экономической выгодой. Аренда офисных помещений (как и жилых) в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Лондоне или Гонконге неподъемна для владельца стартапа из четырех человек. Коворкинг же — как форма кооперации экономики совместного потребления — обещает рационализацию расходов. Главный экономический спад нулевых, который после 2008 года привел к резкому росту уровня безработицы, оказался катализатором роста инициатив, основанных на идее совместного потребления. В этом контексте коворкеры ищут собственный путь эффективности, и навигатором выступают сотрудничество, репутация и доверие.

Согласно глобальному исследованию коворкинг-среды, к концу 2016 года в мире будет более 10 тысяч коворкингов. Каждый третий владелец такого пространства признался, что собирается открыть как минимум одно представительство. В среднем на один коворкинг приходится 76 резидентов — почти в два раза больше, чем два года назад.

Global Coworking Survey

Global Coworking Survey

Резиденты лояльны: четверо из пяти планируют оставаться в родном коворкинге в течение следующего года. Растет число участников, которые работают больше чем в одном месте (15% в 2016 году против 9% в 2013-м). Скорее всего, это связано с тем, что коворкеры могут получить специальную визу, которая позволяет работать в пространствах по всему миру.

Среди негативных факторов коворкеры выделяют шум (24%), нехватку личного пространства (15%), сложности с концентрацией (17%). Но ни один из этих факторов не ведет к решению расстаться с местом. Среди тех, кто планирует сменить дислокацию, одна треть сделает это потому, что планирует начать новую работу в другом месте, 23% сказали, что просто хотят сменить обстановку. Слишком высокие цены аренды вытеснят 21% резидентов, 16% руководствуются желанием сменить рабочую среду, а 14% страдают от… изоляции.

Коворкеры — оптимисты: большинство резидентов ждут от 2016 года увеличения доходов (59%), рабочей загрузки (56%) и расширения пула контактов (68%). Позитивные ожидания статистически связаны с количеством часов, которые проводит человек в коворкинге в течение недели.

Коворкинг под навесом, матрешечный урбанизм и другие формы сотворчества

В книге «Working in the UnOffice: A Guide to Coworking for Indie Workers, Small Businesses, and Nonprofits» авторы выделяют следующие типы коворкингов в зависимости от целевой аудитории места: инкубаторы/воркшопы/мастерские/хакерспейсы, объединения социальных предпринимателей и коворкинги некоммерческих инициатив, нишевые узкоспециализированные коворкинги, пространства для уже сформированного бизнеса, сопутствующие пространства.

Аудитория не ограничивается кодерами: одни специализируются на развитии сообщества творческих профессий, как это делает коворкинг для музыкантов Cohere Coworking; другие развивают пространство для занятых в сфере недвижимости (That Space, открытие — в августе 2016 года в Манчестере). Классический сет большей части мест составляют фрилансеры, стартаперы, предприниматели, инвесторы и сочувствующие.

Владельцы коворкингов стремятся к необычным форматам: существует, например, плавающий, который позволяет жить, работать и общаться с товарищами по палубе в окружении водной глади, Wi-Fi и других удобств. Стартап Spacious превращает в коворкинги рестораны, которые чаще всего пустуют в течение дня. За месяц резидент заплатит $95 и получит возможность работать в любом ресторане этой сети, бесплатный кофе, воду и Wi-Fi. Идея отличная, учитывая, что электроэнергия для обслуживания систем кондиционирования помещений тратится в ресторанах впустую. Другие экспериментируют с бизнес-моделью. Например, резиденты Gangplank не платят за аренду места — вместо денег в расчет идут время и талант. Участники читают лекции и проводят семинары, выступают в роли менторов и тренеров.

Жизнеспособной опцией становится уличный формат работы, такие коворкеры называют себя кочевниками, или последователями движения колонизации пустующих городских пространств. Кочевники видят возможность организации рабочего места где угодно с помощью доступных технологий — модульных, пригодных для повторного использования конструкций-зданий и мебели, которая легко строится и разбирается. Проект «Симбиоз» предлагает строить модульные офисные блоки из стекла и зеленых, то есть травяных, панелей.