«Кто последователен, тот и силен, а кто силен, тот и побеждает», — писал еще в начале ХХ века Дмитрий Сергеевич Мережковский, русский писатель, поэт, критик и религиозный философ. Некоторое время назад мне представился случай проверить эту мысль на практике. Неожиданно для себя я встала перед выбором: следовать мною установленным правилам, или же сдаться под общественным напором.

В прошлый раз я уже писала о том, что этот год станет последним, когда в качестве экзамена по выбору можно защищать реферат. С одной стороны, реферат — это уникальная возможность провести собственный исследовательский проект, можно изучать любую волнующую тему, вместо того, чтобы зубрить то, что считают необходимым люди из министерства образования. Можно читать интересные книги по теме, искать ответы на собственные вопросы, — то есть полностью управлять процессом образования. С другой стороны, такая форма работы позволяет отделаться минимальными умственными затратами. При достаточном желании и определенной смекалке можно легко скомпилировать приличный текст и выдать его за свой — интернет переполнен базами рефератов. На крайний случай можно прибегнуть к помощи родителей— все равно же никто не узнает.

Учитель не может позволить себе быть непоследовательным в своих решениях: нельзя говорить о ценности правды и врать, нельзя запрещать курить и бегать в курилку

Предвидя второй вариант развития событий, я ввела жесткие временные рамки для всех, кто выбрал реферат. Уже в начале января объявила условия и сроки, а также опубликовала информацию в свободном доступе на сайте. Предполагалось, что каждую работу я буду курировать, помогая с выбором литературы, формулировкой идей и составлением текста.

Расчет оказался точным. Первый же дедлайн отсеял половину желающих. Правда, уже утром следующего дня опомнившиеся ученики начали упрашивать меня уступить. Мол, что такого, прошли-то всего сутки. Мои заявления о том, что правила для всех одни и я не могу менять их по своей воле, никого не останавливали. День за днем ко мне подходили ученики и разными способами пытались уговорить все-таки разрешить им писать работу. Выдерживать напор становилось все труднее. «Ведь никто ничего не узнает!» — говорили они.

Возможно, со временем «ходоки» смирились бы со своей судьбой. Однако тут в педагогический процесс вмешалась школьная администрация. Родители учеников, узнав, что «учительница обществознания запрещает писать реферат», позвонили в школу. И мне сказали, что я, оказывается, не имею права так делать.

Этот факт меня огорошил. Тщательно выстроенный процесс одним махом сводился на нет: мало того, что мои слова переставали что-либо стоить, так еще и аккуратная и своевременная работа тех, кто все успел вовремя, стремительно теряла ценность. Опоздавшие же, наоборот, еще больше укреплялись в мысли, что за нарушенные правила не следует никаких санкций. В будущем подобное мнение могло привести к гораздо более серьезным последствиям, нежели запрет на реферат в качестве экзамена. Я попыталась найти компромисс между этими противоречиями: раз нельзя запретить, то можно хотя бы не поощрять. Хочется — пиши. Но моя помощь в написании работы (формулировка темы, поиск литературы, соображения и идеи) будет сведена к необходимому минимуму. Написание и защита реферата перед комиссией — полная ответственность учащегося.

Родители учеников, узнав, что «учительница обществознания запрещает писать реферат», позвонили в школу. И мне сказали, что я, оказывается, не имею права так делать.

Получается, формально я не нарушаю запрет администрации, но фактически люди продолжают существовать в рамках установленных правил. Только меня до сих пор мучает вопрос: имею ли я право так делать? Может быть, придумывая правила, я просто заставляю людей следовать собственной сумасбродной воле?

Стать победителями хотят все, а вот быть для этого последовательным в действиях может далеко не каждый. Потому что в повседневной жизни трудно относиться ко всем одинаково и исполнять то, что советуешь другим. Многие говорят о добре, справедливости и любви как основных жизненных принципах. Но, к сожалению, разговоры редко для кого означают реальную жизнь в соответствии с ними: говорить — это одно, а делать — совершенно другое. Вздыхают: «Жизнь вносит коррективы. Все время врываются непредвиденные обстоятельства и сложности». И это нормально, люди привыкли и никто не обижается.

Только в школе это так не работает: учитель не может позволить себе быть непоследовательным в своих решениях. Учителю нельзя говорить о ценности правды и врать, нельзя запрещать курить и, пряча сигареты, бегать в курилку. Иначе грош цена тому, чему он учит. В школе все именно так, как говорил Мережковский: силен только тот, кто последователен, — тот, у кого одна правда для всех. Даже если эту правду, правило или принцип человек установил сам.

Может быть, придумывая правила, я просто заставляю людей следовать собственной сумасбродной воле?

До этого случая я никак не могла понять, почему человек должен подчиняться правилам. Ведь все они когда-то были придуманы такими же людьми. Может, закон — это тоже просто результат чьего-то сумасбродства? И подчиняясь закону, я на самом деле подчиняюсь выдумавшему его человеку? А как же тогда свобода личности?

Не знаю. Ни одного ответа на эти вопросы у меня нет.

Ученики, которым я честно объясняю ситуацию, думают, что я придумала хитрый способ отказать им в исследовательской работе, потому что на самом деле сомневаюсь в их умственных способностях.

А я просто хочу быть последовательной и отвечать за то, что говорю.