Почти полное отсутствие конкуренции, низкая стоимость аренды, пустующие лофты с видом на тайгу, лесотундру или центральную городскую площадь — в российских регионах есть своя привлекательность для того, кто решит (ся) открыть коворкинг за пределами Садового кольца. Но есть и своя специфика: где-то — в виде обязательного «диалога» с властью, где-то — в дефиците человеческого капитала и отсутствии понимания неочевидной концепции коворкингов. T&P поговорили с тремя владельцами альтернативных пространств в Казани, Тюмени и Екатеринбурге, потому что в спецпроекте «Рабочая среда» настало время выяснить, как складывается коворкинг-бизнес в регионах.

Казань

«Кофе-станция Штаб»

Партнер спецпроекта Juwoto — сервис, который позволяет свободному человеку найти свое пространство для работы.

«Кофе-станция Штаб» — самый большой коворкинг в Казани на сегодняшний день, но еще пару лет назад его предшественник, «Кофе-станция Черное озеро», был первым и мини-коворкингом в городе.

Эльмира Низамиева, архитектор-фрилансер и сооснователь «Кофе-станции Штаб», самостоятельно открыла первое рабочее пространство, мини-коворкинг «Кофе-станция Черное озеро», в октябре 2014 года. 26-летний предприниматель руководствовалась желанием решить для начала собственную проблему: работать из кафе неудобно, устраивать встречи — тоже, а готовых площадок, комфортных для фрилансера, в Казани тогда не нашлось. Планированием архитектор занялась в мае 2014 года, а в октябре уже праздновали открытие. Мини-коворкинг расположился в центре Казани, рядом с митболами и фалафелями, которыми кормили в соседнем кафе, напротив парка «Черное озеро».

Три месяца после открытия «Кофе-станции» дела шли в гору — ровно до того момента, когда евро подорожал до 100 рублей. Страна погрузилась в депрессию, а вместе с ней — небольшой бизнес.

«Штаб»

В марте 2015 года в Казани появилась инициативная группа молодых людей, которые планировали создание большой площадки — резиденции креативных индустрий «Штаб». Эльмиру пригласили открыть в «Штабе» вторую «Кофе-станцию», и в мае 2015 года на 1 000 квадратных метрах заработал креативный кластер с лекционной площадкой, стеклянными боксами для команд-резидентов, коворкингом, книжным магазином, выставочной площадкой и творческой лабораторией-театром формата black box «Угол». Объединению уже больше года, в неделю в «Штабе» проводят шесть-семь мероприятий самого разного характера.

Эльмира Низамиева

сооснователь «Кофе-станции Штаб» — о том, что нужно казанскому фрилансеру и стартаперу:

Совет практика: большие форматы в Казани «не заходят», спрос есть на уютные мини-коворкинги с обязательной функцией кофейни. Из одной точки города в другую можно добраться за 15 минут, поэтому искать лофты на последних этажах с видом не стоит — проиграете по расположению. Это произошло, например, с Work Box, площадкой на 1 000 квадратных метров, которая просуществовала один год с момента появления первых рабочих пространств нового типа в Казани, с 2012 года. Лучше сосредоточиться на поиске оптимальной локации в центре, ведь в компактных городах и 150 метров могут сыграть роль. Вопрос «где?» составляет 80% успеха площадки.

— В Казани коворкинг — это место, которое обязано быть идеальным, потому что здесь понятие «работать вместе» искажено. Не получится открыть в городе большой коворкинг, оборудовать места и отстраниться — к вам не придут. Площадка должна поддерживать своих резидентов, так это устроено в Казани. Молодые люди здесь, которые заняты в творческих профессиях, — они скорее индивидуалисты. Им нужна атмосфера, вся экосистема личностного развития на одной площадке и многофункциональность пространства, как в «Штабе». Если резиденты формируют команду и чувствуют свои силы, они не останутся в коворкинге: найдут свое место, сделают из него берлогу своей стартаперской мечты с соответствующим интерьером и будут работать там. В Казани нет проблем с помещениями, можно снять или купить площадку за разумные деньги. Поэтому резиденты коворкинга — это скорее отдельные фрилансеры, они пришли за другим, нефизическим опытом. По этой же причине дневные абонементы (заплатил — отработал день) пользуются наибольшей популярностью, это 95% от всех абонементов «Кофе-станции». У нас работают фотографы, видеографы, художники, предприниматели, программисты.

— Интересная особенность: в городе есть прогрессивная тусовка, которая курсирует от одной площадки к другой, заметные места они делят между собой. Это лояльная аудитория — лояльная к тем, кто позаботился о том, чтобы пространство отвечало негласным правилам хорошего места.

С конца августа 2014 года в Казани открылся коворкинг при IT-парке, с серьезным отбором резидентов — 32 рабочих места занимают только команды, связанные с IT-разработками. В 2015 открылись коворкинг-кофейни «Маяк» (просуществовал недолго), «Коворкинг на диване», организованный в квартире владельца. Формат совместных пространств для работы все еще оставляет много вопросов, антикафе успели внести сумбур: студенты, которые привыкли сидеть в тайм-кофейнях, подросли, пришли в коворкинг и некоторое время не могли понять, почему нельзя заплатить за два часа и уйти. Эльмира рассказывает, что за два года, которые она как предприниматель посвятила коворкингам, тенденция перешла в позитивную стадию. У стартапов и фрилансеров появились зарубежные и региональные заказчики. Творческая тусовка больше не уезжает из Казани в Москву и Питер, тем более что съездить на встречу туда на один-два дня стало проще.

— Три самых серьезных препятствия для стартапа или фрилансера в Казани — это лень, предубеждения и отсутствие веры в собственные силы. Амбициозных идей много, но не хватает личной активности. Есть мифы о том, как у кого-то не получилось, и они зачастую сильно портят человеку-предпринимателю бизнес-историю — точнее, препятствуют началу такой истории. Среди преимуществ Казани — большое количество неосвоенных ниш, общая прогрессивность самого города и его расположение.

Тюмень

«Моя территория»

Коворкинг, по версии молодой площадки «Моя территория» в Тюмени (действует с начала 2016 года), делают люди и проекты, поэтому система резидентов упразднена. Социальные инициативы пользуются ресурсами бесплатно, коммерческие платят арендную плату. Закончился проект — уступай место команде, которая пришла с новой идеей. Действует бартерная система: например, если вы дизайнер, в «Моей территории» вы можете не платить за аренду, если готовы помочь коворкингу создать что-нибудь полезное. Учредителем рабочего пространства выступил департамент по спорту и молодежной политике Тюменской области.

Ирина Широкова,

руководитель проекта «Моя территория»:

— В Тюмени между властью и бизнес-сообществом настроена механика взаимодействия, есть диалог, внутри которого участники друг друга действительно слушают. Поэтому есть условия для ведения бизнеса, на уровне правительства региона запущены программы поддержки предпринимателей и креативных индустрий, действуют налоговые льготы для бизнеса. Препятствия для инициатив тоже есть — замкнутость и дефицит компетенций, из которых можно было бы сформировать сильную команду.

Еще пару лет назад слово «коворкинг» в Тюмени было известно узкому кругу вовлеченных, но уже в этом году в городе открыли несколько новых рабочих площадок этого типа: коворкинг в арт-пространстве TOWN, лофт-проект «Фабрика», Bla-bla-коворкинг, вот-вот откроется BAZA для тех, кто работает с медиа. Правительство Тюменской области поддержало проект создания коворкинга на городской набережной. Площадку — объект историко-культурного наследия — планируют восстановить до конца 2017 года. Ирина считает, что спрос на коворкинг-пространства нужно стимулировать, тогда новый формат рабочих пространств «приживется».

Екатеринбург

«Соль»

Рынок коворкингов в Екатеринбурге развит слабо. «Соли» два с половиной года, и за это время все коворкинги, созданные примерно в то же время, прекратили свое существование. Сейчас в городе есть «Соль» и коворкинг в Ельцин-центре, которому чуть больше месяца.

Собственник «Соли»,

предприниматель Андрей Фролов, который, помимо коворкинга, открыл в Екатеринбурге сеть бургерных «Огонь»:

— В России вообще мало предпринимателей. Относительно Москвы их в Екатеринбурге меньше, в сравнении с другими регионами мы на хорошем уровне. Но все же рынок коворкингов в городе абсолютно неконкурентный, поэтому предложение определяет спрос. Екатеринбург пока привыкает к этому слову, многие до сих пор не понимают, что это такое, а главное — зачем работать в коворкинге. «Соль» не работает в формате бизнес-инкубатора, но иногда наши резиденты завязывают деловые отношения между собой, формируют команды. В коворкинге 32 рабочих места, при этом все тарифы рассчитаны на срок от месяца, что гарантирует отсутствие случайных людей, и этот же подход создает комфортную клубную атмосферу.

— Среди серьезных препятствий для стартапа в Екатеринбурге я бы выделил слабую активность местных инвесторов, средний потенциал локального рынка и ограниченность рынка труда. Преимущества — в низких расходах на персонал и вполне развитой IT-сфере.