Вот уже два года на Хохловке действует не совсем обычный коворкинг — Impact Hub Moscow. Хаб такой в России один, в нем работают социальные предприниматели, которые решают проблемы своих целевых групп: трудоустраивают людей с особенностями развития или учат детей из детских домов создавать сайты и приложения, при этом наравне с коммерческим сектором занимаются интернет-маркетингом, следуя устойчивой финансовой модели. В спецпроекте «Рабочая среда» — материал об идеальной работе, которая прокачивает осознанность.

Партнер спецпроекта Juwoto — сервис, который позволяет свободному человеку найти свое пространство для работы.

Impact Hub — международная ассоциация социальных хабов с головным офисом в Вене. Чтобы открыть отделение, нужно подать заявку, после чего все хабы (сейчас их 86 по всему миру) путем голосования решают, войдете вы в семью или нет. Система простая: один хаб — один голос. Демократический процесс касается вообще всех важных аспектов жизнедеятельности ассоциации, в том числе расчета вступительного разового взноса. Большинство проголосовало за калибровку, и теперь сумма варьируется, например, от такого фактора, как величина валового внутреннего продукта. Голосованием же раз в год выбирают глав практик (например, работы с сообществами или акселерационных программ). Члены разных хабов объединяются в рабочие группы, чтобы разрабатывать новые и совершенствовать существующие практики для повышения уровня компетенции всего сообщества. Кооперации способствует и социальная сеть, в которую входят все 15 тысяч членов ассоциации и резидентов хабов.

По словам Анастасии Гулявиной, сооснователя Impact Hub Moscow, такая система обеспечивает высокий уровень доверия внутри сообщества и объясняет готовность делиться наработками внутри глобальной сети. Доступ ко всем интеллектуальным продуктам любого хаба — сильная сторона сообщества и часть культуры.

*Как открыть Impact Hub в городе N

Ассоциация подготовила мануал для тех, кто хочет повторить это дома. Последовательность действий:

1) Оцените собственные силы. Располагаете ли вы временем, деньгами и энергией? Хаб для социальных предпринимателей — игра вдолгую, приготовьтесь посвятить ей 5–10 лет.

2) Проверьте список хабов: возможно, в вашем городе уже есть отделение. Если да — объединитесь с единомышленниками. Если нет — вперед! Для тех, кто хочет сделать это в России: Impact Hub Moscow — единственный на всю страну, поэтому региональные инициативы могут получить одобрение хабов.

3) Не пробуйте повторить это, если вы один: в Impact Hub говорят, что это ни у кого еще не получалось. Ищите команду — профессионалы советуют ввязываться, если вас трое и больше. На момент написания этой статьи 21 отделение в мире готовилось к открытию.

4) Нажмите на кнопку Let’s do it.

5) Заполните анкету.

6) Поехали! ©

«Идеальная работа, которую ты сам себе придумал»

Impact Hub Moscow открыли в восемь рук — три девушки из России, которые знали друг друга как менеджеры международной студенческой организации AIESEC, и британец, который приехал в Москву по программе Alfa Fellowship. В 2012 году подали заявку, встречались в 08:30 утра в кафе на «Белорусской» всю зиму 2012/2013 для обсуждения общего дела, а после каждый проводил по восемь часов на основном месте работы. Крупных инвесторов не было, поэтому первый лицензионный взнос при вступлении в ассоциацию — 5 тысяч евро — внесли из личных средств.

С весны 2013 года, еще не имея собственной площадки, команда начала заниматься конференциями и инкубационными программами — это был способ в том числе найти финансирование. В 2014 году затеяли конкурс социальных предпринимателей Social Impact Award, после чего нашлось пространство на Хохловке. Фонд Citi поддержал инициативу, и летом 2014-го случился полноценный старт Impact Hub Moscow. Сейчас в планах соорганизаторов хаба — открытие второго коворкинга, тоже в Москве.

Одним из победителей Social Impact Award 2014 стала Гузель Санжапова из Екатеринбурга и ее проект Cocco Bello. Это магазин крем-меда с ягодками, рубашек и галстуков-бабочек, которому уже четыре года. Хорош он не только тем, что крем-мед действительно вкуснее обычного, но и тем, что производство дает деревне рабочие места: в нем заняты жители деревни Малый Турыш в Свердловской области.

Анастасия Гулявина

сооснователь Impact Hub Moscow

Совет. Модель зарабатывания на коворкинге начинает работать на площади от 400 квадратных метров. Если пространство меньше, стоит развивать образовательные программы, искать партнеров. Но о площадке тоже не забывайте: например, в Impact Hub Moscow после 19:00, когда рабочий день в коворкинге заканчивается, место используется для специальных мероприятий. Заказчики — резиденты и другие неслучайные люди, близкие по духу.

В 2012 году о социальном предпринимательстве мало кто говорил, поэтому мы начинали с организации конференций, объясняли смысл этой деятельности, воспитывая своих будущих резидентов, проводили программы акселерации. Да, шли на риск, потому что сформированной целевой аудитории не было. Но верили в то, что у нас получится так же, как получилось у фонда «Наше будущее», который занимается развитием социального предпринимательства. Они начинали в чистом поле.

Финансовую устойчивость соорганизаторы Impact Hub Moscow почувствовали в начале 2016 года. Вообще, поиск финансовой модели — это ориентир для каждого социального предпринимателя. Например, один из первых резидентов коворкинга дизайн-бюро Verstak направляет треть прибыли от работы с коммерческими проектами на оплату труда исполнителей социальных проектов компании. Среди реализованных — «Азбука антикоррупции», «Агенты здоровья против инсульта».

Денис Пономарев

сооснователь Verstak

Наше знакомство с хабом и случайно, и закономерно. Два с половиной года назад мы запустили «Верстак» как студию, где все работают удаленно. Нам не хватало площадки для общих встреч, тогда как раз открывался Impact Hub Moscow. К тому моменту мы уже попробовали работать с НКО и решили сделать это нашим профилем. Отношения у нас очень близкие, поэтому хаб для нас и заказчик, и друг, и офис. Мы делаем что-то для них, хаб — для нас. Так и живем. Кроме преимуществ, общих для всех коворкингов, здесь сильное профильное комьюнити и выход на международную сеть хабов.

Социальное предпринимательство в регионах

Неудивительно, что осведомленность об этом виде бизнеса в регионах была невысокой. По словам Анастасии Гулявиной, сейчас есть инициативы в Омске и Петербурге, есть проекты отдельных корпораций. Например, «Русал» делает школу для социальных предпринимателей из Иркутской и Свердловской областей и Красноярского края. В 2015 году Impact Hub Moscow, несмотря на Moscow в названии, провел мастер-классы Social Impact Award в пяти городах России, а онлайн-программу акселерации — более чем для 10 городов России. Приходят заявки из Белоруссии, Казахстана, Эстонии.

«Теплица социальных технологий», резидент коворкинга в Москве, с самого начала пытается уйти от столичной «близорукости». Команда развивает отдельное региональное направление силами девяти региональных партнеров в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Казани, Самаре, Новосибирске, Ульяновске, Пензе, Перми и Иркутске. Всего в работе над «Теплицей» занято около 20 человек, команда — распределенная, и многие работают из дома, двое — в Impact Hub.

Алексей Сидоренко

основатель «Теплицы социальных технологий»

Наличие или отсутствие общественной деятельности с использованием новых технологий зависит от трех факторов: размера города, развития городской гражданской культуры, наличия центров формирования социальных инноваций, таких как вузы, индивидуальные активисты или сообщества, коворкинги или антикафе. Impact Hub Moscow — это идеальный пример такой среды, сообщество людей, которым близка тема использования технологий и интернета в своих социальных проектах. Поэтому в Москве мы именно здесь проводим многие хакатоны и митапы. Часто проекты, которые участвуют в наших мероприятиях, могут найти будущих партнеров среди резидентов Impact Hub Moscow, которые работают буквально за тем же столом.

Сегодня предприниматели выделяют ресурсы на разработку сайтов, активно занимаются интернет-маркетингом. Анастасия Гулявина считает, что такая ответственность определяется отношением к себе не как к просителям, а как к профессионалам, которых оценивают наравне с коммерческими проектами. Более того, пару лет назад начался бум технологических стартапов с социально-ориентированной миссией, и среди резидентов Impact Hub Moscow есть несколько примеров таких команд.

Дарья Абрамова

«Кодабра»

В школе цифрового творчества «Кодабра» мы учим детей создавать компьютерные игры, мультфильмы, сайты и приложения. В 2015 году получили премию Google RISE, которая присуждается лучшим компаниям в области компьютерного образования для детей. Более 8 тысяч детей по всей стране уже сделали свои первые цифровые проекты с нами, часть из них — это дети из детских домов и с особенностями развития. Мы начинали в 2014 году как волонтерское движение. Ходили по московским школам и вместо обычных уроков или во время продленки проводили занятия по программированию компьютерных игр. Сейчас наши волонтеры проводят открытые занятия по цифровому творчеству в восьми городах России.

В 2015 году «Кодабра» вышла в финал конкурса инноваций в образовании КИвО от ВШЭ, получила два месяца резидентства в коворкинге от Impact Hub, после чего там и осталась.

Пространство для жизни

Предпринимателям без приставки «социальный» в Impact Hub Moscow тоже рады, тем более что после первых месяцев в сообществе она начинает проявляться сама. Главное — разделять ценности и быть готовым делиться опытом. Помимо «Верстака», в коворкинге работают бизнес-резиденты Space4Life. Один из основателей Impact Hub Эндрю Гренфелл, друг основателей Space4Life, рассказал дизайнерам-предпринимателям, что его команда ищет площадку под хаб. Дизайнеры интерьеров предложили свою помощь, пришло решение с бартером. Space4life на тот момент базировался в другом коворкинге — переехали.

Елена Проскурина

Space4Life

Коворкинг зацепил общей атмосферой. Стольких воодушевленных активных людей на квадратный метр, которые осознанно живут и работают, мало где встретишь. Сообщество всегда готово откликнуться, помочь консультацией и поддержкой по любому вопросу. Благодаря Impact Hub мы находим клиентов, экспертов и просто друзей. Здесь мы познакомились с НКО «Яблочко», и сейчас их подопечные — люди с особенностями психического развития — занимаются ткачеством и вышивкой на нашем втором проекте The Sneg, мастерской изделий из кожи и льна.

Дарья Алексеева

CharityShop

Хаб успешно балансирует между рациональным зрелым предпринимательским подходом и тем, что называется социальным воздействием. Это здоровый и близкий мне подход. Хаб притягивает людей, которые не прикрываются социалкой, а работают над тем, чтобы сделать свой проект устойчивым.

По словам Анастасии Гулявиной, еще три года назад типичным представителем сообщества социальных предпринимателей была 25-летняя девушка, сейчас каждый третий — 30-летний парень. Поскольку в России нет отдельного статуса для социального предпринимателя, начинающий бизнесмен в этой области открывает ИП или ООО, платит налоги и берет все риски на себя. Облегченного налогообложения для этой категории SMB не предусмотрено.

Гузель Санжапова

владелец социального бренда Cocco Bello

В России потенциал социального предпринимателя очень высок из-за очень жестких условий реализации проектов. Это и нехватка государственных программ поддержки социального предпринимательства, и пробелы в понимании значимости сотрудничества с социальными предпринимателями среди коммерческих организаций. Все работающие проекты в России сегодня априори сильнее европейских, им приходится думать в первую очередь о самоокупаемости — налаживать бизнес-процессы, не забывая о социальной миссии. 80–90% европейских проектов рассчитывают на грантовую поддержку, поэтому умирают после того, как грант заканчивается. Мы же живем и стремимся к устойчивости.

Фотографии © Impact Hub Moscow