Баланс между оптимизмом и скептицизмом, верная доза занудства и уважение к читателю. T&P попросили научного журналиста, руководителя проекта «Красивая наука» и бренд-менеджера телеканала «Наука» Василису Бабицкую рассказать об основах научно-популярной журналистики. О том, как не ошибиться с темой материала и выбрать подходящий формат, где искать экспертов и какие источники использовать, — в материале T&P.

Выбор темы

Василиса Бабицкая — руководитель проекта «...

Василиса Бабицкая — руководитель проекта «Красивая наука» и бренд-менеджер телеканала «Наука»

На первом этапе можно руководствоваться одной из трех нижеперечисленных стратегий.

1) Определите популярные темы в СМИ и не только. Плюс этого пути — первичное вовлечение: люди кое-что знают по теме, поэтому, скорее всего, перейдут по ссылке и прочитают ваш текст (во всяком случае, начнут). Минус здесь в трудности создать нечто уникальное и конкурентоспособное (только дурак не писал про нано-), и, как следствие, подобный контент недолговечен с точки зрения его ценности в медийном поле.

2) Человеку всегда будет интересно узнавать про себя и про тех, кто очень сильно отличается от нас, а в идеале еще плохо изучен и неизвестен вовсе. Всегда интересно, как там у соседа и что там у инопланетян. Если журналисту удается найти в инопланетном человеческое, а в человеческом — инопланетное, то это не оставит читателя равнодушным.

В рамках «Красивой науки» я снимала препарат берцовой кости — зеленую структуру продолговатых клеток, которые «уложены» рядами. В кадр попала надкостница нежно-розового цвета. Невероятное заключалось в том, что в надкостнице застрял кусок кости, который очень напоминал портрет человека в профиль. Я до сих пор не знаю, как такое возможно, — чистая случайность. Но получился невероятно живописный портрет мужчины с бородой, плывущий по нежно-розовым волнам на зеленом корабле. Это пример случайно найденной параллели, соединения научного факта с визуальной аллегорией. В тексте стоит делать аналогичные вещи — находить как можно больше пересечений.

3) Если речь идет о чем-то очень сложном, нужно придумывать аналогии. Если вы не до конца понимаете, о чем идет речь, и не можете объяснить это по принципу «Explain like I’m five», то ничего хорошего не получится. Авторам иногда не под силу проработать тему, и это нормально. Начинающие часто испытывают какой-то невероятный стыд по этому поводу, но правда в том, что они не ученые и могут чего-то не понимать.

Но есть и другая стратегия, когда у автора есть четкая задача создать контент определенного формата. Например, нужно снять научно-популярный фильм про фотосинтез или написать подборку «10 ученых-психопатов-вегетарианцев». В этом случае следует выбирать все самое новое и важное, чтобы полностью раскрыть тему. Здесь вы как журналист используете формат, близкий к sciencetainment, — развлекаете своим материалом (это в первую очередь касается видеоформатов, материалов-калейдоскопов и подборок вроде «10 ученых, которые…»). В форматах-калейдоскопах важны следующие критерии. Первый — актуальность (подборку можно подготовить к определенному инфоповоду, но исследования должны быть актуальными). Далее — оригинальность, критерий здесь — личное удивление автора плюс его знания в этой области и понимание того, что какой-то факт уже транслировался в медийном поле, а другой еще не сильно засвечен.

Источники и эксперты

Можно читать журналы Nature, Science и пользоваться агрегаторами вроде PubMed и Google Scholar (когда требуется найти не только материалы в научных статьях, но и посмотреть контекст, GS позволяет прочитать материалы по теме). И, конечно, все научные журналисты были бы беспомощны без ресурса Sci-Hub. Если вы думаете, что российские научные журналисты молятся на Докинза, вы ошибаетесь, мы молимся на Sci-Hub. Что касается самих исследований по биологии, химии, медицине, психологии и другим наукам, то здесь есть волшебные четыре составляющие — двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Всем научным журналистам необходимо набить его куда-нибудь в качестве модной хипстерской татуировки и каждый раз, когда захочется посмотреть какое-нибудь неслепое или не плацебо-контролируемое исследование, больно себя за эту татуировку щипать. Это касается не всех, но в этом случае спасают: а) сознательность журналиста и умение прочитать не только вывод в статье, но и эксперимент и методологию, б) авторитетность журнала, в) ссылки на выбранную статью (хотя этот аргумент точно не основной).

Читателю неинтересно «Ах, какая великолепная колючка!». Он и без вас может сделать «Ах!».

Нужно обращаться к авторам исследований. Если история неспорная, можно спокойно написать ученому на почту и спросить, что это такое он придумал. Найдите лучших (это станет ясно по количеству публикаций в зарубежных научных журналах и академическому статусу) и разговаривайте с ними, где бы они ни были — в США, Японии или России. Как их искать? У каждого университета есть почта, и чаще всего почта указана на странице каждой лаборатории или даже сотрудника. Нобелевские лауреаты, кстати, очень часто отвечают в тот же день. Причем даже во время церемонии вручения Нобелевской премии. Достучаться до них намного проще, чем до поп-звезд.

Форматы

Формат зависит от целей. Надо понимать: научпоп — для чего он? Существует научно-популярная журналистика, цель которой — развлечение, то есть sciencetainment. Минус такого подхода в том, что авторы часто допускают фактические ошибки и не углубляются в содержание научного материала, что сказывается на его качестве. С другой стороны, им удается быть понятными. Если функция научпопа больше просветительская, то в этом случае авторы более ответственно подходят к фактам и ошибки встречаются реже. Хорошим авторам удается балансировать, но так бывает далеко не всегда, многое зависит от профессионального уровня знаний пишущего.

Необходимо ориентироваться на усвояемость материала. Информация, которую мы получаем из видео, усваивается хуже всего. Наиболее эффективны тексты, перед которыми стоит задача запомниться читателю фактами, а не гифками.

Если вы хотите развлекать, то логичнее и правильнее подавать информацию в формате видео. Телевидение предоставляет сегодня больше возможностей для просвещения (другой вопрос, используем ли мы эти возможности), потому что здесь нет такой бешеной конкуренции и скорость потребления информации ниже (только 20–30% роликов на YouTube досматривают до конца, в то время как на научно-популярных телеканалах время смотрения достигает 20 минут). К тому же ТВ позволяет меньше упрощать, чем того требуют ролики на YouTube. Непонятно, как усложнение контента влияет на рейтинги, но с YouTube такие штуки точно не прокатят. Научная журналистика будущего, как и вообще журналистика, — это кроссформатные истории: сочетание текста и гифок, фото и видео и так далее. Можно и нужно использовать самые разные форматы, но здесь стоит вопрос уместности и доступности. Если можно показать и рассказать проще — делайте это. Огромный массив данных всегда может стать инфографикой, подробное описание какого-нибудь существа или явления лучше заменить чем-то наглядным — снимком или зарисовкой.

Иммерсив

Лучший способ погружения читателя в текст любой сложности — это вы сами: ваш взгляд и степень заинтересованности. Очень важен и контекст: расскажите как можно больше интересного по этой теме, добавьте анекдот, гифку с пальцем, делающим червячка.

Чтобы читатель дошел до конца, во-первых, нужно начинать материал с той информации, которая ему уже знакома. Или, наоборот, с невероятно парадоксальной, но частично ранее известной; во-вторых, нужно придерживаться «правила луковицы»: строить свой материал так, чтобы у читателя во время его изучения складывалось ощущение, будто он разделывает луковицу. Чем дольше он читает, тем ближе подходит к сути, тем интереснее ему самому.

Бесполезно подстраиваться под читателя — ломать голову, что ему будет интересно. На это надо ориентироваться при выборе темы, а после уйти в самостоятельное плавание и писать про то, что интересно в первую очередь вам. Читатель найдется сам. Не надо ему угождать, надо стараться с ним разговаривать.

Главные правила построения научно-популярных текстов

Заголовок

В заголовке должен быть глагол. Читателю неинтересно «Ах, какая великолепная колючка!». Он и без вас может сделать «Ах!». Но узнать, что эта колючка умеет разговаривать с другими колючками, не может.

Материал не должен начинаться с «Ученые доказали, что зеленые яблоки помогают похудеть». Это значит лишь то, что журналист хочет достучаться до как можно большего количества людей и готов поступиться научной адекватностью. Чаще всего такие заголовки — очень грубые обобщения, которые не будут соответствовать реальным результатам (это станет понятно, если хорошенько прочитать хотя бы abstract и вывод).

Лид

В лид надо выносить то, что заинтересовало вас больше всего. Не надо стесняться писать: «Мы бы никогда не подумали, что зеленые помидоры — это сливы, но ученые из Папуа — Новой Гвинеи это доказали». Но вступление от первого лица необязательно. Можно найти несколько интересных фактов из вашего текста и перечислить их через запятую: крокодилы едят бегемотов, а зеленые скунсы умеют разговаривать. Согласитесь, интрига.

Основная часть

Не надо начинать с библиографической справки — это скучно. Объяснить что-то подробнее вы всегда сможете в следующем абзаце, зато читатель от вас не уйдет. Однако это не означает, что вам нужно убрать важную занудную составляющую из текста, — вы должны ее грамотно туда интегрировать. Ищите человеческое, но не антропологизируйте чересчур: не надо писать, что мы как обезьяны, а обезьяны как мы: это практически всегда неправда. Не стесняйтесь быть скептиками. Поверьте, технологический оптимизм тошнотворен до невозможности, особенно для искушенных читателей. Если у вас «Завтра мы все будем роботами во плоти», то это означает, что вы как автор ничего интересного в самой сути исследования не увидели. Но и со скептицизмом нужно быть аккуратнее — всегда есть шанс стать жутким занудой, а это может испортить даже самый интересный на свете текст, только если вы не самый харизматичный на свете человек. Так что добавьте щепотку скептицизма (желательно с юмором и иронией) и удивления. Научный журналист — это прежде всего почемучка, который умеет разбираться и делает это так, чтобы читатель сделал «Ах!».

Язык

Читателю не обязательно знать, что вы выбрали двойное слепое плацебо-контролируемое исследование (это должно быть сделано по умолчанию), не надо подчеркивать, что вы делаете ему большое одолжение. Также не стоит думать, что читающие вас люди — умственно отсталые. Уважение к читателю — очень важная штука. И еще:

1) Не надо перегружать материал терминами.

2) На один абзац — не более двух незнакомых слов, которые нужно объяснить.

3) Говорите на понятном читателю языке. Здесь действует тот же принцип — «Explain like I’m five».

Вы должны кайфовать от своего текста. Если, работая над ним, вам не хочется позвонить друзьям и рассказать, что ревность — вещь, которой мы во многом обязаны нашим предкам ардипитекам, в один прекрасный день начавшим питаться определенными продуктами, найдите тему, которая вам по душе.

Фото: © iStock/gropet