Книга Нины Джексон «Классный учитель: Как работать с трудными учениками, сложными родителями и получать удовольствие от профессии» — это неформальная методичка. Джексон приходилось работать в самых разных школах, так что ответы на вопросы, которые волнуют преподавателей во всем мире, она берет из личного опыта. T&P поздравляют учителей с их праздником и публикуют отрывки из книги Джексон о том, надо ли ругать детей за плохой почерк, что делать, если в классе много интровертов, и как быть с дислексией, аутоагрессией, синдромом дефицита внимания и гиперактивностью.

Нина Джексон

британский педагог, международный консультант по образованию, специалист по работе с особенными детьми

Дислексия — дар, проклятие и особенность обучения

Среди моих учеников довольно много детей с дислексией — во всяком случае, мне так сказали. Одни учатся в обычных классах, другие в коррекционных. У меня нет никакой специальной подготовки, а мне бы хотелось им помочь. Не посоветуете что-нибудь?

Позвольте начать со статистики. В отчете Британской ассоциации дислексии говорится, что в среднем 10% населения Великобритании страдают дислексией, из них 4% — в серьезной форме. И это только цифры по зарегистрированным случаям, а сколько людей живет себе, не подозревая, что у них дислексия! Многие, в том числе преподаватели, толком не понимают, что такое дислексия, и не знают, как с ней работать. К тому же довольно часто эту особенность сразу не разглядеть, а скрыть ее не составляет труда. Среди дислексиков немало тех, кто, преодолев трудности своего состояния, вырос в блестящую личность, нередко меняющую мир к лучшему. Стивен Спилберг, Уолт Дисней, Стив Джобс, Тео Пафитис, Генри Уинклер (Фонзи), Пабло Пикассо, Кэт Кидстон и Роберто Боланьо — все эти гении страдали дислексией. Разве такое придет в голову кому-то из ваших учеников?

Если вы хотите помочь своим ученикам, давайте сначала проясним, что такое дислексия. Итак:

— Дислексия — это не отставание в развитии.

— Дислексия — это дар, но только в том случае, если его обладатель осознает свои преимущества и таланты. Само по себе нарушение не делает человека талантливым. Многих дислексиков нужно «раскрывать», поскольку они чрезмерно зациклены на том, что не способны делать, и забывают о том, на что способны.

— Среднестатистический человек считает, что дислексия выражается в нарушениях чтения, письма, сложностях с орфографией и математикой, а некоторые думают, что дислексия — это когда человек путает буквы и слова. Но дислексия гораздо шире.

— Многие полагают, что дислексия влечет за собой пониженную обучаемость, хотя это справедливо лишь в том случае, если ребенок не способен развить навыки и найти пути, как преодолеть сопряженные с расстройством сложности, или позволяет дислексии мешать учебе и жизни.

Дислексикам очень нужна эмоциональная поддержка. Но этого недостаточно. Нужно помочь им выработать индивидуальные механизмы работы с нарушением. Только тогда они откроют свои сильные стороны, в которых и будут добиваться успехов. Ключ в том, чтобы отвлечь их от того, что они не могут делать, и показать с помощью многих других доступных им учебных навыков, на что они способны.

Соавтор книги «Дислексия» Рональд Дейвис рассказывает, как однажды его пригласили поучаствовать в телешоу и спросили про «плюсы» дислексии. Ведущая перечислила с десяток знаменитостей, страдающих этим нарушением, и выразила изумление, что, несмотря на дислексию, все эти люди гениальны. Дейвис считает, что она не уловила главного — их гений расцвел не вопреки, а благодаря дислексии! Конечно, не все дислексики одинаково талантливы, не все становятся гениями, но, думаю, полезно понимать, какие мозговые процессы стоят за превращением дислексии в дар в истинном понимании слова. Мы от природы уникальны, поэтому каждый из нас способен стать по-настоящему необыкновенной личностью. Вот несколько определений дислексии, взятых из разных источников, в том числе с сайта Британской ассоциации дислексии.

— Дислексики способны с помощью определенных мозговых функций влиять на чувственное восприятие других людей и создавать новые воображаемые миры.

— Люди с дислексией тонко чувствуют, что происходит вокруг.

— Любопытство у дислексиков развито гораздо сильнее, чем у среднестатистического человека (хотя я не уверена, что определение «среднестатистический человек» вообще имеет право на жизнь!).

— Люди с дислексией обычно мыслят образами, а не словами.

— Дислексики, как правило, весьма проницательны и обладают хорошей интуицией.

— Дислексики постоянно используют все органы чувств, поэтому они думают и воспринимают мир многомерно.

— Нередко дислексики принимают воображаемое за действительное, как будто то, о чем они думают, совершенно реально.

— Люди с дислексией часто обладают невероятным, очень живым воображением.

Вот почему так важно, чтобы ни родители, ни учителя, ни кто-либо еще в «обычной» системе школьного образования не подавил, не загубил и не обесценил эти уникальные способности. Если дислексики проходят годы юности без потерь, то во многих случаях они вырастают в более высокоразвитых, необычайно творческих личностей. Вот в них-то дар дислексии и расцветает пышным цветом. Все это к тому, что наша педагогическая задача — направить этих удивительных, творчески одаренных людей по правильному скоростному маршруту в обучении.[…]

Где же их детская искорка?

У меня есть класс, где собрались одни интроверты. Они такие тихие! Где же их детская искорка? Что мне делать?

Мы такие, какие мы есть. Я такая, какая я есть, и вы такая, какая вы есть. И, как ни странно, наши ученики такие, какими они уродились. Все, что мы делаем или решаем не делать, заложено в характере. В частности, огромное влияние на нашу жизнь оказывает уровень интро- или экстравертности — начиная с языка, которым мы пользуемся, и степени нашей авантюрности и заканчивая психическим здоровьем и способностью к счастью.[…] А знаете ли вы, что интроверты и экстраверты даже разговаривают по-разному? У них разный уровень владения устной речью и разный языковой запас. Иногда это отличие выражается в скорости речи и в том, насколько быстро они способны выразиться. Согласно исследованию, опубликованному в Journal of Language and Social Psychology, язык экстравертов в высшей степени абстрактен, в то время как интроверты скорее придерживаются голых фактов.

Как минимум треть жителей Земли погружены в себя. Они предпочитают не говорить, а слушать, они изобретают и придумывают, но терпеть не могут саморекламу, они охотнее работают в одиночку, чем в команде. А знаете ли вы, что Розу Паркс (американский общественный деятель, основатель движения за права чернокожих граждан США. — Прим. пер.), Фридерика Шопена, Доктора Сьюза (американский детский писатель и мультипликатор. — Прим. пер.) и Чарльза Дарвина можно причислить к интровертам, хотя какой учитель отказался бы от таких учеников? Я порой сильно завидую интровертам, их способности неспешно мыслить и не рубить сплеча, как часто делаю сама.

Так грустно, что наша школа и профессиональная карьера ориентированы в основном на экстравертов. А все из-за бытующего мнения, что производительность труда и творчество дают богатые всходы там, где процветает сотрудничество. Для интровертов это утверждение справедливо с точностью до наоборот. Я обожаю работать с интровертами — среди моих застенчивых коллег есть лучшие педагогические умы XXI века. У них невероятный дар прислушиваться к другим, перерабатывать полученную информацию и затем излагать свое собственное творческое видение вопроса в потрясающих книгах.

Попробуйте:

— Спросить у детей, что вызывает их интерес и как они предпочитают делиться с вами усвоенными знаниями.

— Дать им на выбор несколько способов выполнения одного и того же задания (так, впрочем, должен поступать любой учитель — инклюзивность, дифференциация и все такое!) и попросить прокомментировать, почему они выбрали тот или иной способ.

— Принять, понять и уважать, что этот класс будет искриться по-своему, не обязательно как фейерверк.

— Разработать новые подходы, которые помогут подтянуть и обучить отдельных учеников. Не стоит ждать от них молниеносных ответов, будь то письменных или устных, лучше постепенно налаживать плодотворные учебные взаимоотношения.

— Давать ученикам-интровертам письменные задания, в которых они смогут полноценно продумать и представить свои идеи.

— Использовать информационные технологии. Интроверты, как правило, дружат с цифровыми устройствами, поскольку последние освобождают их от необходимости говорить вслух или немедленно выкладывать свою точку зрения. Интровертам требуется время, чтобы все взвесить, расшифровать и выбрать из множества вариантов тот ответ, который они считают оптимальным. Я называю это союзом мыслящего мозга с мозгом цифровым.

— Настроиться на ваших учеников (а не наоборот). Ведь тихий не значит бездеятельный. Махатма Ганди ребенком каждый день мчался домой из школы, чтобы посидеть в тишине, переварить то, что услышал в школе, и после, включив свой внутренний мотор, творить собственные идеи. Именно так и зарождались его лидерские качества. А ведь Ганди не назовешь человеком-фейерверком — он яркое, но ровное пламя. Он просто ненавидел суматоху, сопутствующую любым скоплениям людей. Чтобы проанализировать то, что творится в мире и с миром, ему необходимо было оставаться одному, в спокойном месте, навевающем раздумья. Поэтому при следующей встрече с классом вспомните о Ганди. Именно тихие искры интровертов подпитывают самое яркое творческое пламя экстравертов. […]

Дисграфия — это не только плохой почерк

У меня есть ученики, чей почерк я почти не могу разобрать. Не хочу ставить их в неловкое положение, говоря, что они не справляются. Пожалуйста, подскажите, как мне себя вести. Наш координатор по особым образовательным потребностям утверждает, что это дисграфия, поскольку другие особые потребности у них тоже налицо. Но я не вполне понимаю, что такой дисграфия. Буду очень признательна за любую помощь

Мы, люди из системы образования, слишком часто не уделяем дисграфии должного внимания, считая, что она выражается исключительно в плохом почерке. Хотя на самом деле она подразумевает наличие и других особых образовательных потребностей, или особенностей обучения, как я их называю. Чтобы помочь детям с дисграфией, сначала нужно признать, что это проблема, и дальше действовать: поддерживать таких учеников советом, давать им возможность выполнять задания иными способами и, главное, подбадривать их, постоянно заверяя, что плохой почерк еще никому не мешал добиться в жизни успеха.

В двух словах, дисграфия — неврологическое расстройство, выражающееся в серьезных затруднениях моторных и сенсомоторных функций. Среди симптомов: плохой почерк, проблемы с орфографией и сложности при изложении мыслей на бумаге. «Дис» означает «трудно», а «графия» — «писать». Ученые обнаружили, что дисграфия связана с пережитыми в детстве неврологическими травмами, с соматическими нарушениями вроде синдрома Туретта, с синдромом дефицита внимания, синдромом дефицита внимания с гиперактивностью, с особенностями обучения, такими как дислексия, а также с расстройствами акустического спектра, в частности с синдромом Аспергера, — хотя прямой взаимосвязи может и не быть. В перечне Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders Американской ассоциации психиатров дисграфия описывается как «расстройство письменного выражения», подразумевая, что навыки письма у конкретного индивида существенно ниже положенных ему по возрасту, интеллекту и полученному образованию.

Необходимо помнить, что неврологическое нарушение не означает поражение интеллекта. Мне доводилось работать с уникальными детьми, необычайно одаренными личностями, которые, кроме симптомов дисграфии, не проявляли никаких других особенностей развития. Ученику, страдающему дисграфией, трудно только писать — он без проблем читает или придумывает, что написать. С другой стороны, все дети разные, и вряд ли найдутся два ученика со схожими симптомами. Вот почему так важно тщательно тестировать детей, чтобы все — преподаватели, родители и социальные работники — предоставляли по итогам теста ребенку именно то образование, уход и медицинское обслуживание, которое ему необходимо.

Есть три основных типа дисграфиков: дислексики (неразборчиво пишут, но нормально переписывают текст и часто делают ошибки в словах при произнесении), люди с моторными дисфункциями (неразборчиво пишут и неразборчиво переписывают текст из-за проблем с двигательными навыками) и люди с пространственными дисфункциями (неразборчиво пишут и неразборчиво переписывают, поскольку плохо ориентируются в пространстве). Дисграфия имеет отношение и к другим особенностям обучения, с которыми ее роднят сложности с координацией и восприятием слов.

Необходимо также подчеркнуть, что эмоциональные нагрузки обостряют дисграфию. (Вы замечали, что начинаете писать как курица лапой, если переработали, выдохлись, а нужно быстро что-то чиркнуть? Бывает, в такие моменты и почерк-то свой не разберешь. Теперь представьте, как чувствует себя ребенок с дисграфией!) Он знает, что пишет, и полагает, что все в порядке, но, когда учитель или он сам читает написанное, оказывается, что перед ним куча расползшихся макаронин, червяков, букв, фигур и каракулей. Кто только из великих не был дисграфиком — взять хотя бы Агату Кристи, Альберта Эйнштейна и Томаса Эдисона! Ведь уникальные особенности обучения дают невероятный толчок развитию творческих способностей, заставляя нас по-иному общаться с миром и, следовательно, приводя к необычным результатам. В конце концов, не нам решать, какими мы рождаемся; мы можем только научиться понимать себя и соответственно действовать.[…]

Самоповреждение

По-моему, одна из моих учениц наносит себе увечья. Как мне на это реагировать?

Мало кто из учителей или учеников готов обсуждать табуированную тему детской аутоагрессии (самоповреждения). Хотя количество подобных инцидентов растет, особенно в экзаменационный период. Зарегистрированы даже кошмарные случаи самоповреждения среди пятилеток: они режут и прижигают себе кожу, пьют токсичные химикаты и лекарственные препараты в слишком высоких дозировках. По данным детской службы доверия Child Line, количество мальчиков, которые наносят себе увечья, возросло на 30%, и это только зарегистрированные цифры. По словам Криса Лимана из благотворительного общества Young Minds, ситуация достигла «эпидемиологического порога». Согласно статистике, каждый двенадцатый ребенок в Великобритании страдает аутоагрессией. Так что тема эта злободневная, и ею необходимо заниматься в школах, общественных организациях и семьях.

Аутоагрессия подразумевает, что человек намеренно наносит себе телесные повреждения. Для одних это способ справиться с угнетенным состоянием, душевной травмой или запутанными эмоциями, скажем с заниженной самооценкой, школьным или экзаменационным стрессом, проблемами дома. Для других — своеобразная попытка наказать себя и реализовать свойственную некоторым детям потребность «почувствовать себя живым», поскольку без самоповреждений им кажется, что они вообще ничего не чувствуют.

Под аутоагрессией мы понимаем любой тип саморазрушительного поведения: ребенок режет себя, глотает предметы, прижигает себе кожу зажигалкой или сигаретой, выбегает на дорогу перед машинами, щиплет себя до синяков, кидается с лестниц, принимает стероиды, пьет не соответствующие возрасту и состоянию здоровья протеиновые коктейли и целенаправленно доводит себя до расстройств пищевого поведения. И главное — делает он все это намеренно. Некоторые молодые люди даже «подсаживаются» на самоповреждение, поэтому к вопросу нужно подходить чрезвычайно серьезно.

По отзывам детей, они наносят себе увечья с целью:

— излить злость и досаду;

— взять себя в руки;

— отрешиться от окружающего мира;

— остановить поток дурных мыслей и эмоций;

— снять напряжение;

— уверить себя, что ты сам, а не кто-то другой, управляешь своей жизнью;

— увидеть «красное» — кровь (актуально в тех случаях, когда ребенок режет себе кожу): так ребенок чувствует, что живет;

— наказать себя за то, что недостаточно хорош для родителей, учителей или для себя самого;

— избавиться от онемения чувств, проверить, способен ли испытывать боль и стыд;

— вытеснить эмоциональную боль физической;

— почувствовать прилив адреналина.

Есть разные уровни аутоагрессии. В наиболее тяжелых случаях ребенок задается целью умереть, но в основном они лишь стремятся вынести наружу горе, избавиться от невероятного напряжения, несчастья, подавленности. Иногда это их способ попросить о помощи. Некоторые дети показывают другим, что они с собой натворили, но так поступают не все. Это сложное душевное заболевание, которое тем не менее при должной поддержке, заботе и психологической помощи можно остановить. Яростным аутоагрессорам требуется медицинская помощь и лечение, но остальным молодым людям вполне способны помочь школа, семья, друзья и даже Интернет.[…]

Если механизм самоповреждения запущен, остановить его не так-то просто (особенно тем, кто режет себе кожу). В ответ на боль тело выделяет естественное болеутоляющее — эндорфины, которые на время снимают чувство подавленности, приносят умиротворение и хорошее самочувствие. Поскольку из-за прилива адреналина ребенку сразу же становится невероятно хорошо, ему не терпится повторить удачный эксперимент. Иными словами, самоповреждение вызывает зависимость.

Если хотите помочь ученице, попробуйте следующее.

— Спросите ее, не хочется ли ей поговорить с вами или просто перекинуться словечком про то да се, — возможно, ваши сомнения рассеются.

— Если беседа убедит вас, что она сознательно калечит себя, объясните девочке, что вы готовы всячески поддерживать ее, но что у вашей конфиденциальности есть границы: ваш долг — сообщить о ее состоянии соответствующим людям, которые, не осуждая, помогут ей. Очень важно донести это до нее, иначе вы рискуете случайно спровоцировать новый приступ аутоагрессии.

— Ни в коем случае не осуждайте. Даже восклицание в духе «Какой ужас!» может стать каплей, перевесившей чашу весов. Заверьте ученицу, что вы ее понимаете и знаете, что, когда она себя ранит, ей становится легче, но для нее будет лучше в таких случаях приходить к вам.

— Дайте ей «пароли и явки» специализированных организаций (но не забывайте, что в Интернете можно натолкнуться и на ненадлежащую информацию и пользователей).

— Просто быть рядом уже большое дело. Молодым людям крайне важно знать, что им есть с кем поговорить, что их выслушают — подробно и обстоятельно — и не осудят. Вы, школьный психолог, медсестра, завуч или священнослужитель — кто угодно, лишь бы умел слушать. Аутоагрессоры обычно ищут человека, который даст им ощущение безопасности.

— Следите, чтобы «зараза» не пошла дальше. Будьте бдительны с друзьями аутоагрессора: следите, чтобы они тоже не начали себя калечить. Причины у всех разные, и каждому необходима поддержка с глазу на глаз. Но если речь идет о целой группе подростков, то терапевтического эффекта можно достичь путем открытого обсуждения.

— Очень важна поддержка сверстников. Бывает, что молодые люди пытаются выйти на разговор с учителем через одноклассников. Как правило, если друзей ребенка что-то беспокоит, они вам скажут. […]

СДВ, СДВГ — СОС!

Вопрос у меня простой. Посоветуйте, как справиться с детьми, у который синдром дефицита внимания и синдром дефицита внимания с гиперактивностью. В Школе я не первый день, но впервые у меня в одном классе трое таких учеников. Я в легком замешательстве и буду признательна за любую помощь. Что посоветуете?

[…] Три главных показателя СДВ и СДВГ — невнимательность, гиперактивность и импульсивность. И в зависимости от того, какие показатели преобладают, у ребенка наблюдается либо СДВ, либо СДВГ. Какие же бывают дети с СДВ/СДВГ?

— Невнимательные. Не гиперактивные или импульсивные, а, напротив, порой заторможенные.

— Гиперактивные и импульсивные. Зато на сто процентов «включенные», даже когда они кажутся дергаными или подавленными.

— Невнимательные, гиперактивные и импульсивные (самая распространенная комбинация при СДВ/СДВГ). У таких детей бывают «эпизоды» несусветного поведения и физические изменения, которые пугают как педагогов, так и самих детей.

Те дети, у которых СДВ/СДВГ сопровождается исключительно невнимательностью и мечтательностью, часто переходят в разряд «невидимок», поскольку они ведут себя в рамках нормы и никогда не выказывают признаков взрывного поведения. В результате они нередко замыкаются. Невнимательность имеет и прочие последствия: таким учащимся попадает от родителей и учителей за то, что они не выполняют указания, учатся хуже, чем могут, и не ладят со сверстниками, потому что не хотят играть по их правилам.

Если давать скучные или повторяющиеся задания, дети с СДВ/СДВГ быстро «отключаются» (хотя и я отключусь при скучном задании, — так что винить надо не ребенка, а преподавателя!). Дело не в невнимательности: когда они занимаются тем, что доставляет удовольствие, или слушают про то, что интересно, они без проблем концентрируются и внимают обучению. То есть учителю нужно работать над теорией «включенности» — отыскивать, что же заводит маленькие механизмы учеников.

Детям с СДВ/СДВГ сложнее придерживаться расписания и выполнять учебные обязанности, чем сверстникам. Большинству таких учащихся свойственна «внутренняя суетливость», и вы им сильно поможете, если научите распоряжаться своим временем. Нам всем не мешало бы обзавестись чем-то вроде системы управления жизнью, иначе мы рискуем растечься мыслью по древу и потеряться в многочисленных заботах. Это все равно что пытаться думать, когда вокруг толпа народа и все галдят, вместо того чтобы выйти в чисто поле и размышлять себе спокойно в одиночестве.

Еще одна типичная проблема таких детей — концентрация на чем-то одном. Их мозг работает сверхурочно, поэтому он перескакивает сразу через несколько ступеней или действий. Их чрезвычайно утомляет необходимость сосредотачиваться, думать и гадать, о чем их спрашивают, особенно если рядом что-то происходит. Вот почему так важно выделить для них спокойное место, где они смогут собраться с мыслями. […] У СДВ/СДВГ немало положительных сторон, поэтому данное «расстройство» следует рассматривать как очередную особенность жизни и обучения, но ни в коем случае не как ограничение. К наличию таланта или интеллекта СДВ/СДВГ не имеют никакого отношения. Многие дети, обремененные этими синдромами, творчески одарены и обладают таким же ясным умом, как мы с вами.

У этих деток много прекрасных черт, поэтому, если хотите им помочь настроиться на обучение, вам следует настроиться на них. Как только вы решите эту проблему, учеба начнет преподносить приятные сюрпризы как вам, так и вашим учащимся с СДВ/СДВГ. К примеру, такие дети обладают невероятно гибким мышлением: поскольку им приходится одновременно рассматривать массу ва-риантов, они открыты для самых разных мыслей, а значит, ответов и комментариев вы тоже получите много. Есть педагоги, которые рассматривают это качество как безусловный талант и дар. Я раньше называла учащихся с СДВ/СДВГ «пламенными мыслителями» за внутренний огонь, который заставляет их мгновенно выпаливать ответы, чтобы хоть как-то остудить кипящий мозг. Они стихийны и восторженны — с ними не заскучаешь; среди них много живых, чудесных, интересных личностей. Еще они бывают чудо как красноречивы и уморительны, главное — настроиться на их волну и обуздать их неимоверную энергию.

Когда дети с СДВ/СДВГ увлечены, их пыл и рвение поистине волшебны. Они умеют истово трудиться, так же истово играть; они хотят во всем быть первыми, впрочем, как и большинство детей. Только вот дух соревнования у них порой зашкаливает, и если они вдруг не оправдывают собственных ожиданий, то могут очень расстроиться, рассердиться и даже проявить агрессию. Их очень сложно оторвать от деятельности или заданий, которые им интересны, особенно если речь идет о чем-то активном, — без дополнительного способа давления порой не обойтись! С этими детьми вам очень пригодится принцип соотношения похвалы к критике 4:1.

Творческий потенциал детей с СДВ/СДВГ не знает границ, у них в голове роится множество мыслей, а воображение поистине чудесно. Ребенок, который день напролет мечтает и думает десять разных мыслей одновременно, может вырасти в гуру кризисного менеджмента или стать оригинальным художником. Да, дети с СДВ/СДВГ легко отвлекаются, зато они подмечают то, что не дано увидеть другим. А то, что не дано увидеть другим, часто рождает новые идеи и мысли, которые вы можете внедрять на своих уроках, например использовать в групповой работе. Нам, педагогам, весьма полезно иметь под боком учеников, которые видят и думают не так, как все, — это держит нас в тонусе! […]

Это страшное слово «диспраксия»

У меня в классе есть неуклюжий ученик: он постоянно на что-то натыкается, что-то роняет — похоже, у него проблему с координацией или что-то в этом роде. Коллега предположила, что он диспраксик. Она права?

Прежде чем я заведу свою обычную шарманку, только теперь уже на тему диспраксии, вот вам мой первый совет: ведите дневник, отслеживайте и записывайте те проявления поведения ребенка, которые вас тревожат. Если диагноза еще нет, если на данном этапе это всего лишь предположение коллеги, высказанное, безусловно, из самых лучших побуждений, попросите других преподавателей тоже понаблюдать за ним. Узнайте у родителей/опекунов, не замечали ли они чего-нибудь подобного. Чем больше людей готовы помогать ребенку бороться с внешними проявлениями, скажем с неуклюжестью, чем больше людей заботятся об эмоциональном состоянии ребенка, тем лучше в конечном счете для него. Мы ведь не хотим, чтобы ребенок чувствовал себя ущербным только из-за того, что он не всегда способен сделать то, что могут сверстники. Ребенок порой вообще не понимает, отчего все идет наперекосяк, а предметы постоянно «попадаются под ноги». Поэтому главное — окружить его эмоциональной заботой.

Диспраксик испытывает сложности во многих сферах: страдают когнитивные навыки, движения; часто такие люди не понимают, что вокруг и какие рядом предметы, а это, в свою очередь, влияет на координацию, способность выносить суждения и запоминать, что где находится. Элементарно донести поднос в столовой до стола и сесть — уже тяжелая работа, даже если этот стол ближайший к стойке. Из-за ослабленного иммунитета у многих диспраксиков есть и другие проблемы со здоровьем.

Диспраксия — особенность жизни и обучения, выраженная в затруднениях двигательно-сенсорного аппарата. Раньше ее называли синдромом неуклюжего ребенка, но (слава богу!) перестали. Диспраксикам очень сложно координировать движения рук, ног, глаз, поэтому даже будничные манипуляции вроде чистки зубов или правильного обращения с вилкой и ножом даются им с трудом. Для многих юных диспраксиков занятия физкультурой в школе — сущая пытка, особенно если нужно бросать и ловить мяч. В компьютерные игры тоже особенно не поиграешь: не справиться с джойстиком.

Как и у некоторых дислексиков, у диспраксиков часто наблюдаются проблемы с мыслительными процессами, развитием речи и связным выражением мыслей. Диспраксикам сложно планировать, поскольку в голове у них царит хаос. Собраться и привести план в исполнение им тоже тяжело, поэтому нужен кто-то, кто поможет им сначала организовать самих себя, а уж потом — задания и занятия. Так что всегда готовьте для таких учеников карточки-подсказки и пошаговые инструкции: они им пригодятся на уроках, а особенно дома. Диспраксия не затрагивает интеллекта, хотя может повлечь за собой определенные сложности в учебе. Учтите, пожалуйста, что диспраксия — это не окончательный диагноз. При своевременном вмешательстве и надлежащей помощи это состояние управляемо и хорошо поддается коррекции. Наличие особенности жизни и обучения не означает наличие проблемы — просто такому ребенку требуется больше поддержки, чем среднестатистическому ученику.

Фридман Э. Оказывается, Гарри Поттер такой чудак, потому что у него диспраксия (Friedman E. Dyspraxia Explains Harry Potter’s Klutziness / ABC News, 19.08.2008). См.: http://abcnews.go.com/Health/story?id=5605093.

Дэниел Рэдклифф, звезда киноэпопеи о Гарри Поттере, подробно описал, как живется людям с диспраксией*. Он говорит, что стал актером во многом из-за того, что в силу своего состояния не пользовался особой популярностью в школе. Когда же его спросили, как он зашнуровывает ботинки, Дэниел воскликнул: «Что-что? Липучки, надеюсь, никто не отменял?» У всех свои таланты, их нужно только направить в верное русло. И всегда помнить про невидимую отметину!

Надеюсь, эта информация поможет вам разобраться в некоторых нюансах диспраксии и сделать элементарные действия, чтобы вашему ученику было спокойно и комфортно в школе. Только, пожалуйста, помните, что ярлыки чрезвычайно пагубно влияют на детское развитие, поэтому всегда начинайте с имени, к примеру: «Марк потрясающе мыслит и очень творчески подходит к учебе, давайте поможем ему преодолеть трудности, вызванные диспраксией», а не «У Марка диспраксия». Речь учителя играет огромную роль в формировании мировоззрения ребенка, поэтому будьте предельно деликатны с детьми, испытывающими подобные затруднения. На первом месте у вас всегда должен стоять ребенок со своей индивидуальностью, а уж потом — в качестве довеска — его особая учебная потребность. Вы даже не представляете, сколько педагогов навешивают на детей ярлыки особенности обучения, забывая при этом называть их по имени. Ведь это непростительно! […]

Фотографии: © iStock.