За последние полгода по главным новостным телеканалам вроде BBC и Aljazeera прошли сводки о бунтующих студентах в Европе. В Лондоне 52 000 студентов победили полицейских и прорвались в офис консервативной партии, 32 человека арестовано. Пизанская башня в транспарантах, в Дублине конный отряд полиции обращен в бегство толпой рыжих хулиганов, в России крутят акционистов в портретных масках Дворковича.

Финансовый кризис заставил правительства стран ЕС идти на сокращение бюджетов, и первыми, как это обычно бывает, пострадали социальные статьи, в частности, пенсионные фонды и образование. В конце 2010 года, когда бюджеты на следующий год были вынесены на обсуждение, население взбунтовалось: студенты, как самая активная, неравнодушная и мобилизуемая часть населения, вышли на улицы.

Италия, ноябрь/декабрь


Повод: запуск реформы по коммерциализации образования, которую инициировали правоцентристы — главным антигероем этой маленькой студенческой революции объявили министра образования Мариастеллу Джельмини. Промежуточным итогом стало взятие Колизея: студенты на видео кричат: «Колизей — это только начало», «Единство и университет», «Сегодня львы — это мы».

Суть реформы: уменьшить нагрузку на дефицитный бюджет, с которым Италия борется с 2009 года, что выражается в сокращении финансирования университетов. Это, по словам чиновников, должно было стимулировать конкуренцию в академической сфере. На деле же привело к сокращению бюджетных мест, стипендий и зарплат преподавателей.

Форма: В связи с особенностями национального характера в Италии студенты учатся долго — лет до 30, потому что до последнего оттягивают момент поступления на настоящую работу: можно было спрогнозировать реакцию населения на такие серьезные покушения на любимое образование, но никто не ожидал таких массовых выступлений. Пиза, Болонья (самый старый европейский университетский город), Форли, Рим, Милан — все города Италии до сих пор взрываются шествиями с плакатами, сидячими забастовками и взрывами в метро.

Результат: В палате депутатов проголосовали за, голосование в Сенате закончилось принятием законопроекта 14 декабря. Берлускони победил своего давнего соперника Джанфранко Фини, а студенты прошли по Виа дель Корсо, громя рождественские базары, и по Пьяцца дель Пополо — поджигая машины. В Палермо захватили вокзал и аэропорт, а в Турине — устроили забастовку в метро.

Масштаб завораживает: требования манифестантов переросли из экномических в политические. В учебниках истории писали, что это самый страшный сон для любого правительства — следом за политическими требованиями приходит революция. Активисты из Лицея Мамиани в Риме растянули полотно, на котором было написано, что фашистам не место среди студентов — протест направлен против неофашистких групп в итальянских университетах.

Ирландия, ноябрь


На государственном телеканале показывали видео с места событий, в котором студент кричит в лицо полицейскому: «This is your country too!».

Повод: В Ирландии существует обязательный так называемый регистрационный взнос, который студенты большинства колледжей платят ежегодно. До 2011 года потолок был установлен в 1500 евро, но в ноябре правительство предложило увеличить его до 2500. Очевидная опасность: в сочетании с уровнем безработицы, который в Ирландии в 2010 году составил 13,3% (это в два раза больше, чем в 2008-м), эти реформы могут спровоцировать утечку мозгов.

Форма: 3 ноября в Дублине мирная демонстрация переросла в столкновение с полицией около здания Министерства финансов, несколько демонстрантов были арестованы, несколько десятков человек пострадали.

Результат: правительство подняло сбор до 2000 евро.

Великобритания, декабрь


Повод: Снижение финансирования образования на 40%, отмена преподавательских грантов во всех дисциплинах кроме математики и естественных наук. Правительство предложило покрывать расходы на остальные дисциплины за счет увеличения платы за обучение с нынешних 3000 фунтов в год до 6000, которые университеты могут по желанию поднять до 9000.

Форма: 50 000 студентов вышли протестовать, захватили офис консервативной партии, разрисовали краской памятник Уинстону Черчиллю, подожгли рождественскую елку на Трафальгарской площади, написали огромное No на лужайке перед парламентом, напали на автомобиль, в котором находился принц Чарльз с супругой Камиллой, и уже собирались громить палату Общин, но были остановлены полицией — 22 человека были задержаны.

Результат: Королевский колледж объявил о переходе на оплату в 9000 фунтов, Кембридж и Оксфорд планируют сделать то же самое, а правительство урезало финансирование университетов на общую сумму в 940 миллионов фунтов стерлингов.

Россия, февраль


РИА Новости посчитали, на что можно [потратить](http://rian.ru/infografika/20100907/273218075.html) одну студенческую стипендию —1140 рублей: 60 порций лапши, 1 пару кроссовок или 5 учебников.

Повод: Заявление Аркадия Дворковича о том, что стипендии надо отменить. По словам помощника президента, в них нет никакого смысла, стипендии — только лишняя нагрузка на налогоплательщиков, а студенты могут работать после учебы и получать больше денег.

Форма: В Санкт-Петербурге студент-филолог и главный редактор университетской газеты Orator Николай Артеменко вышел босиком к Гостиному двору с плакатом «Руки прочь от моей стипендии», а 6 февраля члены Комитета академической солидарности инсценировали избиение студентов «дворковичами».

Результат: Неизвестно, результат ли это студенческой протестной активности, но отменять стипендии пока не собираются — базового повышения, впрочем, тоже не будет.

Весна сопротивления


Организации, которые отстаивают права студентов в России и Европе:
[Студсовет](http://studsovet.org/) — движение, которое занимается решением проблем студентов СПбГУ.
[Knowledge Liberation Front](https://we.riseup.net/klf) — глобальное объединение активистов, борются против ограничений студенческой свободы.
[Уличный университет](http://streetuniver.narod.ru/) — студенты против коммерциализации образования и за расширение самоуправления.
[Комитет Академической Солидарности](http://academsolidarity.wordpress.com/) — координация общественной активности во всех вузах России.

В России существует несколько студенческих организаций, которые ведут тщательный мониторинг ситуации с коррупцией в университетах, условиями проживания, политикой в сфере образования. Главные — это Студсовет СПбГУ, Уличный Университет и Комитет академической солидарности. У КАС есть отделения в Питере, Москве, Саратове, Перми, соратники в Украине, Польше, Литве. Все студенческие организации являются частью европейского движения Knowledge Liberation Front, которое регулярно собирает съезды европейских активистов. Последний прошел в Париже с 11 по 13 февраля 2011 года, там студенческие лидеры Европы обсуждали, как им бороться против сокращения бюджетных мест, повышения платы за обучение, как сохранить принцип экстерриториальности и не дать коррупции погубить их тягу к знаниям.

T&P расспросили активистов студенческого движения о том, зачем и как они протестуют.

** — В каком состоянии студенческое сообщество в России?**

**[Павел Арсеньев](http://theoryandpractice.ru/presenters/653-pavel-arsenev), один из организаторов «Уличного университета»:** Oно очень разобщено, вокруг университетских проблем его очень сложно мобилизовать: зачем сражаться за цены в столовой, когда намного интересней хуй на мосту нарисовать. Студенты не воспринимают университет как место, где можно творить, протестовать. Cейчас намечаются какие-то сдвиги: совмещение активистского, художественного, талантливого протеста и реальной материальной проблематикой университета. Cтуденческое движение является более художественно подкованным и более мобилизованным, чем все остальные протестные движения. Студентов оставляют в очень рискованной кучности, и все интересы и проблемы сразу обнаруживаются, и одновременно происходит обсуждение методов и вообще необходимости борьбы. До 2008-2009 года это было только в уме и на языке — и то только у отдельных маргиналов — тех, кто начитался чего-то или у кого родители диссиденты. И обычно протест выливается во внутреннюю миграцию: все плохо, я вижу проблемы, академические и бытовые, поэтому я буду Брюсова читать. А сейчас из-за роста критических настроений и аудитории все эти слова переходят в действие. Как такового множества движений в России нет, я рассказываю об исключительных случаях, они бывают где-то раз в год. Был Европейский Университет в СПб, соцфак в МГУ, а потом два года не было ничего. **— Какие формы студенческой активности существуют?**
**Олег Журавлев, до отчисления был студентом Соцфака МГУ, сейчас учится в Европейском университете в СПб:** За последние 10 лет было может быть 5 протестных движений — за последний год были СПбГУ и Полиграф в Москве. Почему студенты аполитичны и пассивны? Потому что их набирают за взятки и им ничего не нужно. Мы делали [ОД-групп](http://www.od-group.org/): в 2007-2008 году была цепочка: падение уровня образования, уровень коррупции, приток платных студентов, повышение цен в студенческой столовой до уровня ресторанных. Но были люди, которые поступают честно, был научный кружок, где мы занимались настоящей наукой и читали зарубежные книжки, потому что понимали что то, что нам преподают — это фейк. Мы были настроены против нашего декана Добренькова и решили делать самоуправление. Основной целью борьбы мы сделали повышение качества образования, мы хотели в преподаватели звезд мировой величины и обратились в Академию наук, которая направила нас в Общественную палату.
«Почему студенты аполитичны и пассивны? Потому что их набирают за взятки и им ничего не нужно»

Некоторые преподаватели могли бы нас поддержать, но не стали, там был такой авторитаризм, что они все боялись лишится работы. Зря мы не стали обращаться за помощью ко всем преподавателям. Была мощная атака на факультет. Мы раздавали листовки, а декан вызвал милицию. Это был нонсенс — на студентов натравлять ментов. У нескольких преподавателей были связи с иностранными учеными, те написали письмо в нашу поддержку. Заинтересовались журналисты, я просыпаюсь утром, а мне звонят из «Нью-Йорк Таймс», «Лемонд», «Фигаро». Я вообще этого не ожидал. Но университет — это закрытая корпорация, пока изнутри ситуация не изменится, никто на нее повлиять не сможет. Единственный плюс, после этого один год не было взяток и 25% платных мест сделали бесплатными.

— Как вы встроены в еропейское студенческое движение?

**Павел Арсеньев:** В этом году мы ездили в Париж на международную конференцию, которая служила отправной точкой так называемой «Весны сопротивления». Это был слет разных самоорганизованных инициатив по всей Европе. Три дня мы устраивали разные круглые столы, собрания, пикеты, демонстрации. В Париже мы делали акцию в поддержку арт-группы «Война», так как суд был 14 февраля в день любви, а Париж — город романтики, мы вышли с сердечками на которых было написано «Нахуй «Рафаэлло» — подари революцию» и «День всех заключенных» и стояли с ними около Бастилии. Композиция из сердца и здания образовывала революционный символ.

— Вы же студенты, откуда у вас деньги съездить в Париж и бастовать?

Павел Арсеньев: Туда съехались студенческие сообщества со всего мира. За день до съезда была вечеринка, открывающая съезд, там была бесплатная еда, выпивка, танцы, знакомства, и вход туда стоил пять евро. И на эти деньги была оплачена дорога нищим русским и украинцам.

— В чем разница между Россией и Европой в плане студенческой активности?

Павел Арсеньев: Там совсем другой контекст: нет такой коррупции в вузах, нет бесплатного образования, которое стремительно коммерциализируется у нас еще с 90-х годов. Они например борются за то, чтобы цена на образование не повышалась. Увидев, как это делается в Европе и проведя круглый такой «постсоветский» стол с поляками, литовцами, украинцами, мы решили создать региональный блок для будущих общих совместных действий: у нас просто общая проблематика.