«Понятие „класс“ должно исчезнуть», — считает выпускник Физтеха, создатель адаптивной платформы для школьного образования «Учи.ру» Иван Коломоец. В интервью T&P он рассказал, как самые разные технологичные инструменты, от онлайн-игр до Big Data, влияют на успеваемость школьников и переформировывают систему образования в целом. И, конечно, о том, насколько сложно запустить собственный образовательный проект в России.

— С какими основными сложностями приходится сталкиваться тем, кто запускает проект в онлайн-образовании?

— При запуске любого проекта возникает много проблем, с образовательным — в десятки раз больше. Когда мы стартовали три-четыре года назад, то столкнулись с тем, что школы не очень хотели использовать цифровые продукты в образовательном процессе. Причин тому было много. Ключевой фактор — консервативность учителей и недоверие к новым технологиям. Дело не в предрассудках, а в осторожности и желании не навредить ребенку. Кроме того, несмотря на оптимистичную статистику о том, что все образовательные учреждения подключены к интернету, его скорость очень низкая и организовать работу класса во многих школах до сих пор невозможно.

Следующий момент: к сожалению, далеко не все родители вовлечены в учебный процесс. Некоторые отдали ребенка в школу, считая, что там лучше разберутся, как его учить. Было бы здорово, если бы родители следили за своими детьми не только дома, но и в рамках разумного влияли на то, как и чему ребенка учат в школе, насколько корректно оценивают его знания. Сейчас складывается ситуация, когда учителя не пробуют новые методы, опасаясь реакции родителей, а родители ждут четкого сигнала из школы. При этом, например, оторвать от планшета даже первоклассника почти невозможно. Значит, надо это использовать, значит, там должен быть образовательный контент.

При всей сложности ситуации по своему опыту я должен сказать, что большинство учителей, конечно, хорошие люди, которые детей реально любят. И если им доказать, что ты делаешь что-то полезное для ребенка, то можно достаточно быстро из человека, на которого смотрят с осторожностью и недоверием, превратиться в их лучшего друга. Мы изначально отказались от конфронтации, поставив себе цель наладить с учителями диалог, и нам это удалось. Да, мы потратили много времени, но мы поняли, как учителя могут принять платформу «Учи.ру». В итоге теперь опросы учителей показывают, что проект нравится детям, делает их умнее; заметно даже изменение атмосферы в классе. Это, наверное, и есть переломный момент, когда ты становишься другом учителя, его ассистентом.

— Вы выпускник МФТИ. Конференция «Физтех-ИТ» и подобные мероприятия показывают, что стартапы в области EdTech очень популярны, особенно у студентов Физтеха. Почему?

— Действительно, многие проекты в школьном образовании, которые сейчас на слуху, сделаны на Физтехе. Одна из причин такой тенденции в том, что многие студенты приезжают на учебу в Долгопрудный не из Москвы. Им нужны деньги на карманные расходы, поэтому они занимаются репетиторством со школьниками. А надо сказать, что студенты МФТИ — это действительно умные ребята, победители всероссийских олимпиад, поэтому желающих с ними заниматься предостаточно. Так что студенты уже с первого курса пробуют себя в роли преподавателей. Но выпускники Физтеха запускают много разных стартапов (например, ClusterK год назад купил Amazon; «ВкусВилл» и др.), и в основном не в образовательной сфере, а в коммерческой. Сейчас уже состоявшиеся выпускники (среди которых — основатели компаний Merlion, «Спортмастер», ABBYY, Acronis) поддерживают стартапы студентов МФТИ напрямую или через существующие партнерства.

Лично моя история началась с репетиторства — и да, я тоже имею олимпиадный опыт. Мы с моим однокурсником Женей Милютиным пошли чуть дальше и сделали сайт, на котором студенты, абитуриенты и школьники могли найти друг друга. Этот первый проект трудно назвать образовательным в полной мере, скорее это был стандартный маркетплейс. Но когда мы учились на третьем курсе, на нас неожиданно вышла компания — разработчик компьютерных игр «Акелла». По их просьбе мы сделали линейку дисков «Репетитор по физике», «Репетитор по математике» и так далее.

https://uchi.ru/

https://uchi.ru/

— Чем отличаются онлайн-проекты, созданные для высшего образования и начальной школы?

— Отличие между студентами и учениками начальной школы радикальное. Например, ребенок не может долго концентрировать внимание, читать и понимать большие объемы текстов. Даже эстетическое восприятие ребенком картинок отличается от восприятия взрослого: детям присуща высокая эмоциональность восприятия, они очень восприимчивы. Множество подобных факторов нужно учитывать при разработке цифрового образовательного продукта. Если посмотреть на большинство существующих в сети проектов для студентов вроде Coursera, то это в основном видеолекции плюс тесты. А в начальной школе это игровые тренажеры, польза которых не всегда очевидна. С помощью тренажеров ребенок не приобретает новое знание, а отрабатывает уже усвоенный навык. Дети быстро начинают скучать, повторяя одно и то же.

Мы же делаем полноценную интерактивную платформу, позволяющую учителю работать с каждым учеником индивидуально, учитывая сценарии его поведения. Сейчас у нас зарегистрированы 900 тысяч учеников — 15% от общего количества детей начальной школы в России.

— В чем практическая польза онлайн-платформы для школы?

— Цели у нашей платформы те же, что и у школы, но подходы абсолютно разные. Онлайн-платформы не заменяют учителя или учебник. Мы даем ребенку возможность самостоятельно изучать предмет, что является важной частью образовательного процесса. Доказано, что знания, полученные самостоятельно, являются самыми надежными и крепкими. Это самый эффективный способ изучения предмета, даже если до этого его вам никто не объяснял. Круто, что ребенок, изучающий предмет по любому учебно-методическому комплексу, получает возможность отработать все те же знания и навыки в другой форме. По сути, платформа делает то же самое, что и учитель, работающий с ребенком индивидуально: не объясняет, а задает ребенку наводящие вопросы и создает условия, при которых тот сможет разобраться и найти ответ сам.

Например, мы изучаем счет в пределах 10. У нас есть автобусные остановки, на одной из которых сидит котенок. Сначала платформа просит ребенка подписать каждую остановку по порядку (важный момент: не компьютер пишет эти цифры, а человек вбивает их руками). Все задания ученик делает самостоятельно. Если мы вводим какие-то определения, теоремы и правила, то никогда не рассказываем о них: ребенок строит их в своей голове сам. После того как он подписал все 10 остановок, он получает задание посложнее: подписать конкретную остановку. Допустим, он делает ошибку и вместо «4» пишет «5». Тогда система говорит, что это неправильно, но не дает верного ответа. Она создает условия для того, чтобы ученик, отвечая на вопросы, добывал новые знания.

https://uchi.ru/

https://uchi.ru/

Важно, что ребенок не получает заданий, с которыми он не может справиться. Если он не умеет считать в пределах 10, то мы не будем давать ему задания на счет в пределах 20; самостоятельно перескочить в следующий раздел он тоже не может. Переход на следующий уровень возможен после того, как система убедится, что ребенок обладает достаточным объемом знаний для изучения новой темы. Платформа одинаково полезна тем, кто уже прошел эту тему в школе или проходит ее сейчас, а также тем, кто до нее еще не дошел. Решая задачи на одну и ту же тему в разных средах (с учителем, с родителями, самостоятельно с помощью компьютера), ребенок лучше понимает то, что он делает. Системе школьного образования очень не хватает самостоятельного изучения. Результаты, которые мы видим сейчас, превосходят наши ожидания. Дети любят игровую форму, так что изучение новой темы для них — это переход на следующий этап игры, а не чтение нового параграфа в учебнике. Мы пытаемся дополнительно мотивировать учеников — например, «Реши 10 карточек, и увидишь новую серию мультфильма «Заврики», которого нет в открытом доступе на YouTube».

Вторую серию «Завриков» могли увидеть только ученики, решившие 10 заданий.

Да, пока еще не у всех детей есть планшеты или ноутбуки, но это может стать нормой в достаточно короткие сроки. Уже сейчас купить их всем детям в классе дешевле, чем установить интерактивную доску.

— Изучение каких школьных предметов можно оптимизировать с помощью онлайн-платформы? Где технологии будут мешать, а не помогать?

Физкультуру будет сложно перевести на онлайн-платформу. Хотя, если бы им выдали учебник физкультуры, они бы лучше понимали, как правильно заниматься спортом и меньше себя травмировать. С музыкой, наверное, будет тяжело, но изучить с помощью платформы сольфеджио и нотную грамоту тоже можно быстрее. Правильно задаться вопросом «Где будет заметен эффект от внедрения технологий?». Я считаю, что ограничений нет. Даже раскрытие творческого потенциала с помощью электронных систем реально. Посмотрите на похожие индустрии, например на спорт: при подготовке к Олимпийским играм все чаще используются системы, отслеживающие прогресс конкретного спортсмена. На основе этих данных появляются рекомендации, которые учитывают тренеры, выстраивая тренировочный процесс. В творческих сферах такие замеры и рекомендации тоже возможны.

— Насколько онлайн-программа привязана к учебникам, по которым занимаются в школе?

— Мы не электронный учебник или его копия. Мы также не привязаны к одному конкретному автору или книге. У нас полностью оригинальный контент, который мы разработали самостоятельно, анализируя лучшие материалы, используемые сейчас в российской школе. Над созданием каждой карточки работают минимум четыре человека: методист, проектировщик (он же дизайнер), разработчик и тестировщик. При этом методисту нужно не просто отобрать нужные задания, но и прописать сценарий поведения ребенка при взаимодействии с материалом и реакцию системы на его действие. Проектировщики адаптируют интерфейс для детей 7–10 лет, убирают все лишнее, расставляют акценты. Ключевая задача иллюстраторов — правильно выбрать цвет, форму и пропорции для формирования верных представлений об объектах из реальной жизни и эстетического вкуса. Разработчики Java Script программируют задания и следят за тем, чтобы даже при минимальной скорости интернета ребенок мог в комфортном темпе выполнять задания. Ведь у нас полноценный интерактив — то, чего нет ни в обычном учебнике, ни в электронном. Поэтому без психологов здесь тоже не обойтись. Конечно, есть Федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС). Есть примерная общеобразовательная программа, в соответствии с которой написаны все учебники. Мы не исключение и работаем в рамках данной программы. Те знания, которые ученики должны получить в школе, они могут получить на «Учи.ру».

— Способны ли онлайн-системы заменить учителей?

— Перед нами не стоит такой задачи. Роль учителя сдвигается в сторону ментора и наставника, а мы стараемся помочь ему более эффективно организовать процесс обучения. Что это значит? Сейчас один учитель работает с 30 учениками. Все дети разные, и у него физически нет возможности уделить каждому достаточно времени. Во втором классе — пять уроков математики в неделю по 40 минут. Это 200 минут чистого времени. Если бы учитель решил индивидуально заниматься с каждым учеником как репетитор, то на ученика приходилось бы по 6,7 минуты индивидуальной работы. Очевидно, что этого времени недостаточно. На образовательной платформе ребенок занимается в своем темпе; кроме того, она подстраивается под его особенности, используя систему трекинга, которая отслеживает ошибки и успехи. По статистике «Учи.ру», в прошлом учебном году самый быстрый ученик освоил базовый курс математики второго класса за два часа, а самый медленный — за 120 часов. Возьмем другой пример — английский язык. Кому-то нужно подтянуть времена, а кому-то — словарный запас. Это разные темы, и платформа способна учитывать такие нюансы, выстраивая индивидуальную траекторию обучения.

— Целые поколения учились в таких же условиях и даже хуже, но чего-то достигли.

— Безусловно, но это вопрос эволюции системы. Дети, которые сейчас учатся в школе, где пользуются технологическими возможностями, могут узнать больше или лучше понять предмет. Глобально может сложиться ситуация, при которой школы и учителя, не использующие цифровой контент, увидят на выходе детей, которые отстают от своих сверстников — выпускников школ, где подобные платформы внедрены. В Китае и Бразилии тоже есть школы, но до сих пор не решена проблема неграмотности. В этих странах до сих пор многие не умеют читать и писать. В странах с устаревшей системой школьного образования вырастет поколение, отстающее в образовании от других стран. А это уже вопрос конкурентоспособности страны на мировой арене. Все быстро меняется — не хотелось бы, чтобы лет через 30 на нас смотрели так же, как сейчас на Китай с Бразилией.

Кроме того, есть исследования, которые подтверждают, что обучение более эффективно, если не ученики усваивают знания в темпе учителя, а учитель подстраивается под возможности каждого ученика. Существует большое движение за смешанное обучение, когда класс делится на четыре группы по восемь человек, с которыми учителю проще работать. Одна группа занимается 15 минут на онлайн-платформе, другая — с учителем, третья — математическими играми, а четвертая — работой на внимание. Через 15 минут они меняются местами. В идеале понятие «класс» должно исчезнуть. Дети могут с самого начала делиться на группы динамически, чтобы изучать разные предметы в соответствии со своими возможностями. Это позволит более корректно формировать состав групп, а онлайн-платформы будут этому процессу способствовать.

— Как определяется эффективность обучения онлайн?

— О, это отдельная тема. Для начала хорошо бы понять, как определяется эффективность образования в целом на данный момент. В России до недавнего времени объективного измерения знаний не существовало, первой такой попыткой стал ЕГЭ. Субъективные оценки учителей, которые в основном пользуются пятибалльной системой, мало что дают. Получается, что только в 11-м классе мы замеряем знания школьников. Но что считать содержательной оценкой? Это важный дискуссионный вопрос. Очевидно, что любая система образования всегда будет адаптироваться под систему оценки, которая в ней заложена.

Мы же знаем о ребенке очень многое: скорость его обучения, ошибки, сложные темы и так далее, это полноценная картина знаний. Сейчас мы дошли до пятого класса, а когда охватим все 11, то сможем точно прогнозировать результаты ЕГЭ. Онлайн хорош тем, что позволяет не зависеть от какого-то теста. В любой момент времени вы видите объективный уровень знаний детей и можете пробовать разные модели обучения, меняя таким образом систему образования.

— Что можно сказать тем, кто боится автоматизации в сфере образования?

— Я бы посоветовал перестать бояться и сопротивляться. Если есть технология, которая позволяет что-то автоматизировать, все произойдет независимо от сферы деятельности. Автоматизация всегда побеждает, ее внедрение требует все меньше времени: это уже вопрос не поколений, а нескольких лет. Уверен, что можно сделать принципиальный скачок в школьном образовании с точки зрения и качества знаний, и управления. Так что давайте пробовать.