Тегеранцы пьют много чая с розами и постоянно стоят в пробках, в Куала-Лумпуре летают огромные мотыльки и очень жарко, корейцы не только едят много кимчи, но и постоянно ходят в горы, а в Никарагуа все откладывают на завтра. T&P попросили студентов из России и СНГ рассказать про свою учебу в экзотических странах — Малайзии, Иране, Никарагуа, Южной Корее, Индонезии и Эквадоре.

Ария Амантай

студентка бакалавриата по международному бизнесу в HELP University, Куала-Лумпур, Малайзия

«Мы рассматривали как варианты Чехию и Китай, но остановились на Малайзии, потому что тут училась родственница, которая многое могла рассказать о стране. В 11-м классе я сходила на выставку малайзийских университетов, выбор пал на HELP University. Я сдала IELTS, набрала проходные 5,5 балла, подала все документы и поступила. У этого университета серьезные требования, он входит в десятку лучших частных университетов Малайзии, и учиться тут непросто. Все преподаватели — с практическим опытом, что очень отличает их от наших, которые знают только теорию. Почти у всех есть PhD, хотя и те, что с магистерскими степенями, отлично преподают.

Первое время я задыхалась от духоты и влажности, но потом привыкла. Еще поражают огромные здания рядом с крайне бедными кварталами и многообразие запахов, еды и людей, которых тут можно встретить. По идее, тут грязно, но все равно не сравнить с моим родным городом (Ария из Усть-Каменогорска. — Прим. ред.). Учиться мне дико нравится, несмотря на сложность. Я очень люблю общаться с людьми из разных стран, у меня появилось много друзей из Кореи, Японии, Ирана, Ливана, даже Германии. Многие местные уезжают учиться в Россию — в основном на медиков или по программам, связанным с космосом.

Мне не нравится, что здесь высокий уровень преступности. Одному вечером прогуляться не выйти: товарищи с мачете будут поджидать за углом, или мотоциклисты могут схватить сумку на ходу. Полиция почти не работает — даже местные говорят, что на нее бесполезно надеяться. Хорошо работает только полиция международная, которая решает вопросы о депортации иностранцев, нарушивших законы страны. Тут похищают людей, хотя уже не так часто. За два года ко мне три раза подъезжала машина с тонированными стеклами и большим багажником (что-то типа фургона) с предложением «подвезти». Еще не нравится обилие разных насекомых. Тараканы тут огромные, они еще и летают. Комары переносят малярию, лихорадку денге и вирус Зика. Не нравится, что если накраситься и хорошо одеться, но придется добираться на автобусе, то от наведенной красоты ничего не останется. Очень жарко, пот стекает как в сауне, хотя абсолютно в каждом помещении работает кондиционер. Иногда работает так, что люди надевают куртки.

Куала-Лумпур, Малайзия © iStock / ahau1969

Куала-Лумпур, Малайзия © iStock / ahau1969

Местные очень простые, приветливые, всегда помогут. Им очень нравятся иностранцы, так что даже те, кто не говорит по-английски, все равно как-то пытаются изъясняться. Тут вроде бы и существует сегрегация по национальности, но люди все-таки держатся вместе, притеснений практически нет. Большинство говорит, что все они — малайзийцы и что они едины. Еще тут очень много праздников, так как здесь живут китайцы, малайцы и индийцы (эти три национальности преобладают), которые отмечают все свои традиционные праздники. Например, индийский фестиваль огней Дипавали, Хари-Рая-Пусса (окончание священного малайского поста) и китайский Новый год. Природа тут очень красочная. Все цветет, везде очень зелено, по ночам летают огромные красивые мотыльки, везде ящерицы, даже дома.

Большой плюс обучения здесь — в возможности встретить людей действительно со всего мира, и это не так уж дорого по сравнению с Европой. Многие местные спрашивают: «Зачем вы приезжаете сюда учиться? Поезжайте в Австралию!» Многие ругают местное образование, хотя оно лучше того, откуда я приехала, — даже по цене. Учиться сложно. К примеру, из моего университета очень многие соотечественники уезжают недоучившись, потому что уж больно много времени тратят на развлечения и клубы. Здесь много филиалов британских и два филиала немецких университетов. Практически во всех вузах есть программы «2+1» или «1+2», которые позволяют поучиться в другой стране на выбор. В основном это Австралия, Канада, США, Великобритания. Я хочу окончить малайзийскую программу, а потом магистратуру в каком-нибудь другом месте. Но сейчас кризис и все дорого».

Мария Косякова

студентка магистратуры ВШЭ по программе «Управление в сфере науки, технологий и инноваций», проводит семестр по обмену в College of Engineering при Сеульском национальном университете, Южная Корея

«Мы можем выбирать из трех вузов-партнеров, куда можно поехать по программе обмена студентами, но еще только поступая, я знала, что хочу именно в Сеульский национальный университет. Во-первых, Южная Корея — очень подходящая среда для изучения всего, что связано с технологиями и инновациями. Во-вторых, СНУ — самый престижный университет страны, который занимает высокие строчки международных рейтингов. В-третьих, большие города — немного наркотик, Сеул как раз из таких. К тому же это отличный повод начать изучать восточные языки.

Университет мне нравится всем: начиная с огромного зеленого кампуса, окруженного горами, и заканчивая организацией административных вопросов. Например, свидетельство о том, что я являюсь студенткой СНУ, я могу распечатать из личного кабинета студента самостоятельно в любой момент и в любом количестве. Учебная нагрузка на втором курсе магистратуры небольшая, я выбрала себе три курса по душе: Innovation and Development, Theories of Digital Convergence и Seminar on Emerging Technologies.

Преподаватели здесь не только признанные профессионалы в своей области, но и очень увлеченные люди, каждое занятие для меня — источник вдохновения. Поскольку курсы рассчитаны на студентов магистратуры и аспирантуры, они сильно отличаются от традиционного формата «слушаем и записываем, на следующей неделе контрольная». Мы много читаем (материалы всегда самые актуальные, в нашей области все меняется очень быстро), а потом под руководством преподавателя обсуждаем прочитанное в классе, разбираем кейсы, делимся опытом. Недавно, например, профессор вынес на обсуждение статью, над которой работает в настоящий момент, причем специально для нас он перевел ее с корейского на английский. Больше всего мне понравилось то, что он с интересом выслушал наши комментарии, вопросы и сомнения и записал наиболее важные моменты, поблагодарив за вклад в его научную работу.

Я легко достаю руками до потолка, едва-едва помещаюсь в кровати и ласково зову свое жилище норой

Кроме этого, регулярно в рамках учебной программы мы посещаем международные конференции и форумы, работаем над прикладными задачами и проектами — как в группах, так и индивидуально. Впоследствии студенты могут представить результаты своей работы на конференциях и опубликовать в научных изданиях, что особенно важно для соискателей докторской степени. Поскольку преподавание происходит на английском языке, процент иностранных студентов очень велик, и в итоге получается интересная смесь взглядов. Большинство иностранцев — из развивающихся стран Азии и Африки, поэтому каждый раз открываешь для себя совершенно иную перспективу на уже изученные и знакомые проблемы. Я очень ценю возможность менять угол зрения, ведь обычно в качестве примеров мы изучаем кейсы из развитых стран Европы и Северной Америки, а Азия и Африка остаются где-то на периферии сознания.

Первое, что меня поразило по приезде в страну, — это размеры моей комнаты в общежитии. Я легко достаю руками до потолка, едва-едва помещаюсь в кровати и ласково зову свое жилище норой. Здесь все жилье очень компактное, пространство используется максимально рационально.

Корейцы — очень дружелюбная нация, как мне кажется; они всегда стараются помочь, даже если не понимают ни твой английский, ни твой корейский. Несмотря на то что у меня нет никаких шансов ассимилироваться на 100%, я не чувствую себя здесь неким пришельцем. Конечно, базовое знание языка помогает (кстати, это не иероглифы, у корейцев — алфавит). Мне очень нравится местная кухня, особенно кимчи — ферментированная капуста в остром соусе, без которой не обходится ни один прием пищи, даже завтрак. Корейские друзья иногда смеются, что я люблю кимчи больше самих корейцев! Что интересно, здесь не принято есть в одиночку, и это выражается даже в размерах блюд: они все рассчитаны на компанию, одному столько никогда не осилить.

© iStock / theJIPEN

© iStock / theJIPEN

Еще из интересного: корейцы часто ходят в горы, но горы здесь — это такие цивилизованные холмы с указателями, дорожками и даже небольшими станциями подзарядки, работающими от солнечных батарей. В общем, никакого экстрима, поэтому хайкинг здесь — занятие для пенсионеров. Утром в выходные многочисленные корейские бабушки и дедушки, экипированные по последнему слову спортивной моды, покоряют местные вершины, причем они запросто дадут фору любому молодому туристу — вот что значит регулярные тренировки.

Корея лишь недавно стала популярным туристическим направлением — раньше европейское лицо здесь было редкостью. Сейчас иностранцев стало больше, однако до сих пор можно поймать на себе настойчивые любопытные взгляды. Особо любопытные даже могут сделать селфи на твоем фоне. К русским относятся хорошо, но удивляются, что я из Москвы, а не из Хабаровска или Владивостока. Все-таки далеко.

Всем советую обязательно ехать учиться в Корею, причем не на один семестр, как я, а хотя бы на год: вроде бы и маленькая страна, а я чувствую, что не успею до конца года посмотреть и прочувствовать все, что хочется. Мне кажется, именно для студенческой жизни Корея подходит идеально: здесь огромное разнообразие развлечений, заточенных именно под молодежь: бары, клубы, караоке. Ночная жизнь в Сеуле кипит даже по понедельникам. Заскучать невозможно и некогда. Впрочем, я планирую еще вернуться сюда на пенсии и обойти все местные горы».

Галина Галкина

студентка Института стран Азии и Африки МГУ, изучала индонезийский язык в Университете IKIP Saraswati на Бали, Индонезия

«Для студентов ИСАА МГУ годовая стажировка в изучаемой стране является обязательной. Я ездила учиться в прошлом году по индонезийской программе «Дармасисва», позволяющей год бесплатно учиться в Индонезии любому человеку, интересующемуся индонезийским языком и культурой. Когда в феврале мы проходили собеседование и заполняли анкеты, я выбрала один из вузов на Бали, так как именно этот остров связан с темой моего диплома, и, честно говоря, из-за пленительных пейзажей с океаном, солнцем, белоснежным пляжем, которые возникали перед глазами.

На церемонии открытия программы в Джакарте мы познакомились с нашими провайдерами, которые рассказали о предстоящем обучении. В моем университете были курсы индонезийского с нуля, а у меня уже был продвинутый уровень. Поэтому, договорившись с преподавателями, я начала ходить с местными студентами на их пары по истории Индонезии (мой основной профиль в России) и истории Бали. У нас был довольно большой и очень красивый кампус, в который входил не только сам университет, но и еще три школы: начальная, средняя и высшая (в Индонезии они разделены). Места всем не хватало, поэтому пары студентов проходили по вечерам, что было не очень удобно. Преподаватели всегда были радушными и заинтересованными, помогали не только с освоением материала, но и с бытовыми вопросами. Моей основной группе, которая изучала индонезийский язык, он давался сложнее, потому что носителю сложно объяснить тонкости своего языка, ему проще объяснить грамматику чужого. А вся сложность индонезийского заключается в его предельной легкости.

Убуд, Бали © iStock / Evgeny Ermakov

Убуд, Бали © iStock / Evgeny Ermakov

Учеба занимала лишь малую часть времени. Мы путешествовали, впитывали новую культуру. Бали — невероятное место как по своей энергетике, так и по красоте пейзажей, здесь есть буквально все: от серфинга до трекинга с водопадами, от горных озер до фантастических пещер и каньонов. Природа — первая причина, по которой я полюбила этот остров. Другой причиной стали балийцы. Они радушные, открытые, готовые помочь. Но тут я не могу говорить про всех индонезийцев, ибо само понятие «индонезиец» создано искусственным образом, ведь Индонезия — многонациональная страна и у каждого этноса свои особенности и привычки. Главное отличие балийцев от всех остальных — их религия (индо-буддизм). Балийцы очень набожны, ежедневно они проводят от двух до пяти церемоний: какие-то из них поскоромнее, какие-то поражают своим размахом. Я жила в традиционном доме в местной семье, поэтому была свидетелем всей подноготной проведения этих церемоний.

На Бали многие привыкли к постоянному присутствию белых гостей с Запада, а вот на острове Флорес, который находится восточнее, наше появление вызывало бурный восторг у местного населения. Для индонезийца нет разницы, откуда приехали «буле» (так индонезийцы называют европейцев), они точно знают, что издалека — из Европы или Америки. Я безумно рада, что этот опыт был в моей жизни. И, конечно, я бы посоветовала другим испытать все это на себе».

Александра Черкунова

студентка факультета гуманитарных технологий Российского нового университета (РосНОУ), изучала персидскую литературу, фарси и иранологию в Университете имени Алламе Табатабаи в Тегеране, Иран

«Иран я выбрала из интереса к восточной культуре и истории, а этот университет был принимающим по моей стажировке. Я изучала персидскую литературу, усиленную грамматику, иранологию (предмет по смыслу и назначению схож с российским москвоведением), было очень много уроков, посвященных развитию речевых навыков. По программе каждый день сначала у нас был час на завтрак, а потом мы шли на пары, каждая из которых длилась 1 час 20 минут. Пятидневка с тремя парами в день с прекрасными учителями. Мы жили в кампусе в очень удобных и хорошо обустроенных номерах, там же ужинали и проводили свободное время. Организаторы старались каждый день находить для нас развлечения после занятий.

Меня многое поразило в Иране. Например, превосходные горы в северной части страны; постоянные пробки, которые выводили из себя; отсутствие правил дорожного передвижения. Из-за этих пробок у меня сложилось ощущение, что Тегеран — гигантский город по сравнению с Москвой, хотя географически это не так.

© iStock / BornaMir

© iStock / BornaMir

Иранцы постоянно едят рис на обед и ужин и запивают его солоноватым йогуртом, который называется Doogh. Я не знаю, как на русском объяснить его суть, но это не айран, так что пусть будет просто йогурт. Иранцы пьют очень много чая, самый вкусный — с розами. Еще в Иране есть интересный обычай «таароф», на русский это можно перевести как «излишняя вежливость», и она не всегда положительно оборачивается для туриста. Это не только очень подробное общение на тему «Как дела, как там твоя семья и дети». Например, когда садишься в такси и спрашиваешь цену, таксист отвечает: «Ой, да ладно, мы же друзья, я довезу тебя бесплатно». На самом деле нужно спросить цену три раза, и тогда он тебе ее назовет. Это лишь правило вежливости. Но главное — там живут очень дружелюбные и улыбчивые люди, которые всегда готовы помочь в любой ситуации. Они очень радовались, что мы интересуемся их культурой и изучаем их язык».

Александра Попкова

в течение года была президентом международной студенческой организации в Никарагуа

«Я год была президентом международной студенческой организации в Никарагуа, а теперь здесь живу и работаю. У меня не было цели поехать именно в эту страну, просто до этого я три года работала в международной некоммерческой организации в России, Индии и Бахрейне и намечала поездку в Латинскую Америку на год. Во всех случаях я отталкивалась именно от профессиональных задач, а не от страны. Офис в Никарагуа открыли за год до того, как я начала выбирать, и это означало, что я смогу попробовать себя во многих вещах, построить все своими руками. Так я оказалась в стране, о существовании которой даже не подозревала. Я приехала туда сразу после двух месяцев работы в Бахрейне, и культурный шок был максимальным. После одного из самых богатых государств я попала в одну из беднейших стран третьего мира. С точки зрения образования в целом тут, конечно, нечего сравнивать с Россией.

Здесь меня удивило отношение людей, расслабленность и, как говорит моя подруга, посылание всего «на маньяну» (исп. mañana — завтра). Солнце, фрукты и латинский менталитет вкупе с высокой разрозненностью общества и тесными семейными связями определенно не мотивируют двигаться быстрее и решать проблемы. Как бы то ни было, ничто не может умалить вдохновения, которое дарит местная природа: тропические леса, единственное в мире пресное озеро с акулами, десятки вулканов и нетронутые пляжи. Все это в вашем распоряжении в любой момент. И да, нужно привыкнуть к землетрясениям, со временем они даже превращаются в рутину.

Друзья моего молодого человека специально устроили вечеринку, потому что очень хотели со мной познакомиться, при этом никто во время нее ко мне не обратился

Местная система образования также не радует. Тут есть пара частных вузов, латиноамериканский кампус американского университета Keiser, магистерские программы хороши в Thomas More и INCAE Business School. Обычно местная молодежь, у которой есть деньги и желание хоть как-то развиваться после бакалавриата, едет либо в Гондурас и Чили, либо в Испанию. Думаю, главная проблема — не само образование, а культура. Мы столкнулись с проблемой абсолютной неосведомленности и нежелания что-то менять. Но это можно понять: люди в Никарагуа в своей жизни видели не много. Большинство молодых людей не сильно переживают о своем будущем благополучии, ведь у папы — своя компания, а если там вдруг что-то пойдет не так, есть еще множество близких родственников. Меня вообще удивила частота семейных встреч. Каждый месяц находится повод: у кого-то из близкого семейного круга, состоящего из 50 человек, обязательно будет день рождения, помолвка или поминки. Обычно встречи устраивают одни и те же люди у себя дома или в ресторане. Платят за всех и организуют ужины как в кино — с официантами и цветами на столах.

Гранада, Никарагуа © iStock / venemama

Гранада, Никарагуа © iStock / venemama

Люди тут очень консервативные. Все новое вызывает у них панику, при этом они очень стараются сохранять poker face и просто делают вид, что этого раздражителя не существует. Друзья моего молодого человека только спустя восемь месяцев начали говорить со мной по-английски, хотя каждый месяц мы встречались в общей компании. Они даже устроили специально для меня вечеринку, потому что очень хотели со мной познакомиться, при этом никто во время этой вечеринки ко мне не обратился. В общем, я могу описать местные межличностные отношения как очень поверхностные. Все всегда очень милые, улыбаются, вежливые, много всего обещают, но лишь потому, что в их картине мира не заводить разговор о погоде, не улыбаться и не рассказывать первому встречному о своей семье является оскорблением и вообще неудобной ситуацией».

Екатерина Зарипова

выпускница Уральского федерального университета, по обмену училась в Международном университете Эквадора в Кито

«После окончания бакалавриата мне посчастливилось бесплатно поучиться семестр в Эквадоре благодаря договору об обмене между двумя университетами. Я училась в формате guest student, чего условия академического обмена не предусматривают, однако я была первой из нашей страны, и для меня сделали исключение. В России я выпустилась с кафедры европейских исследований (факультет международных отношений), а в Эквадоре выбрала предметы, связанные с латиноамериканским регионоведением и туризмом.

Мое обучение полностью проходило на испанском, но в других университетах есть большой выбор предметов на английском. Преподаватели в основном из Латинской Америки, Испании и США. В плане самого процесса обучения могу сказать, что на тех предметах, которые я выбрала, мне было интересно. Преподаватели были скорее практиками, которые делились опытом, нежели академиками, прожившими последние 30 лет в университете. Замечу, что школьная программа, несмотря на дороговизну основного образования и количество часов, в большинстве случаев является очень слабой.

Главное отличие между нами и латиноамериканскими студентами в том, что мы умнее, а они предприимчивее. Молодежь активно участвует в преображении страны, развивая местные продукты и туризм. Внеакадемическая деятельность менее разнообразна, чем в УрФУ, при этом занятия могут быть совершенно неожиданными. Я, например, в свободное время училась верховой езде. Языки, театр, гольф, йога, латиноамериканские танцы, скалодром, слэклайн, музыкальные инструменты. Вообще все студенты могут посещать любые предметы.

Кито, Эквадор © iStock / alessandro_pinto

Кито, Эквадор © iStock / alessandro_pinto

Учиться было совсем несложно. В УрФУ мне дали очень сильную языковую базу. К тому же даже для начинающего эквадорский акцент довольно прост и разборчив. Плюс все всегда готовы тебе помочь. После окончания обучения мне выдали сертификат с перечислением предметов, которые я прошла, и указанием количества баллов.

Эквадорцы очень эмоциональны. Бурно реагируют на любую мелочь. Они очень открыты со всеми, но войти к ним в доверие довольно сложно: у них с детства узкий круг родных и друзей, новых людей они всегда держат на расстоянии. Относились ко мне хорошо. О России они знают мало, так что задавали много вопросов, но реагировали вполне спокойно, потому что в последнее время русских здесь довольно много.

Меня совершенно поразила природа Эквадора — разнообразие природных зон и климатические контрасты. Джунгли, пляж, горы — все это умещается на такой небольшой территории».