До того как попасть в лабораторию Эрмитажа, Денис Прокуратов был курьером, работал на стройке, в компании по производству ж/д-оборудования и в магазине электроники. Еще четыре года назад он даже не интересовался живописью, а сейчас занимается музейной экспертизой и проверяет на подлинность великие картины. О том, как с помощью лазера узнавать секреты гениальных художников, — в новом выпуске регулярной рубрики T&P.

Где учился: окончил магистратуру факультета электроники СПбГЭТУ «ЛЭТИ» (кафедра квантовой электроники и оптико-электронных приборов), сейчас работает над диссертацией на соискание степени кандидата технических наук

Что изучает: применение оптико-электронных приборов в исследовании и реставрации произведений искусства

Особые приметы: младший научный сотрудник отдела научно-технологической экспертизы Государственного Эрмитажа, победитель петербургского Science Slam

В университете я слушал курс Вадима Александровича Парфенова, который занимается темой лазерного очищения предметов культурного наследия. Эта область меня заинтересовала, поэтому я пошел к нему сначала в магистратуру, а затем и в аспирантуру. Наукой мне захотелось заняться после общения с другим преподавателем нашей кафедры — Виктором Константиновичем Груниным. На парах он настолько досконально объяснял механизм теплопроводности и других физических явлений, что мне тоже захотелось разбираться, как работает природа в мелочах.

О возможности устроиться на работу в Эрмитаж мне рассказал мой научный руководитель. В музейной лаборатории я самый молодой сотрудник. Мы изучаем объекты из фондов Эрмитажа, проводим экспертизу вещей, которые музей хочет приобрести в коллекцию, помогаем хранителям готовить выставки и публикации. Надо проверять произведения на подлинность, устанавливать авторство, выявлять авторский замысел и обнаруживать следы предыдущих реставраций или повреждений, внешне незаметных глазу.

Экспертиза состоит из нескольких этапов. Если вещь изготовлена из серебра или золота, с помощью анализа мы устанавливаем долю драгоценного металла в сплаве, которая не всегда соответствует указанной на изделии пробе. Если нужно провести экспертизу картины, мы делаем снимки в ультрафиолетовом и инфракрасном диапазонах спектра, анализируем состав красочных пигментов с помощью рентгенофлуоресцентного анализа, исследуем связующее в красках и грунте, используя спектроскопию Рамана и ИК-Фурье. Рентген помогает узнать об изменениях в композиции, о почерке художника, структуре холста, способе его плетения. Каждый из слоев картины — основа, грунт, лак, краски — может нам что-то рассказать. Например, лак изготавливается на основе древесных смол и со временем стареет: в процессе его окисления и полимеризации образуются центры люминесценции, которые становятся видны при освещении картины ультрафиолетом. Можно увидеть внесенные в лаковый и красочный слои изменения — случайные повреждения и намеренные реставрационные записи. Точные данные о периоде использования красок и определение каждого пигмента на картине позволяют предположить, когда картина была написана.

Когда я экспериментально подтверждаю, что картина является подделкой, то только радуюсь: значит, я хорошо делаю свою работу

Хранители музейных экспонатов — это ученые-искусствоведы. Визуальной оценки не всегда хватает, и, если хранитель хочет подкрепить свои выводы фактами, мы стараемся эти факты предоставить. Знатоков и суждений очень много, поэтому необходимо от чего-то отталкиваться: не только от личного мнения, но и от объективных критериев.

Я не искусствовед, поэтому о картинах, которые приходят к нам в лабораторию, узнаю чаще всего только в процессе работы над ними. Обычно одни мне сразу нравятся больше, другие меньше. Я просто к ним привыкаю, а через месяц их уносят и приносят новые. Я не задаюсь вопросом, изменится ли мое отношение к картине, если я узнаю о ней правду. Выяснить подлинность, установить время написания и раскрыть секреты мастера в процессе создания шедевра — очень интересная часть моего дела. Когда я экспериментально подтверждаю, что картина является подделкой, то только радуюсь: значит, я делаю свою работу хорошо. Есть картина, которая мне эстетически, визуально нравится, — это «Девочка в поле» Людвига Кнауса. И если бы в ходе анализа выяснилось, что ее автор не тот, чье имя написано на табличке в музее, мне кажется, я бы не расстроился. Это как с вещами: мне могут одинаково нравиться джинсы за тысячу и 5 тысяч рублей.

Под красочным слоем в ИК-области виден предварительный рисунок, по которому можно понять, как художник менял положение фигур в пространстве, искал и хотел что-то улучшить, пусть у него это и не сразу получалось. Чем больше я могу сказать о картине, тем интереснее. Мне нравится видеть маленькие недочеты, которые никто не видел до меня, — это знание нас немного сближает, ведь я наблюдаю процесс творчества, хотя он мог происходить пару веков назад.

Эрмитаж — место со своим именем и историей: здесь хранятся редчайшие экспонаты, работают опытные, талантливые и интересные люди. Мне нравится быть там, где нет посторонних глаз, и видеть то, что никто другой, кроме меня и моих коллег, может никогда не увидеть, нравится рассказывать об этом людям. Техническое образование дает мне счастье узнавать искусство, радость открытий. Это всегда дверь в новый мир, которым приятно делиться. Я научился отличать хорошее от плохого, и в мире появилось много красивых вещей, например ежедневные закаты, а на Дворцовой площади они очень-очень красивы.

Мне нравится видеть маленькие недочеты, которые никто не видел до меня, — я наблюдаю процесс творчества, хотя он мог происходить пару веков назад

В музейной лаборатории у меня нет никаких масштабных исследований, я просто делаю свою работу. В магистратуре я занимался вопросами лазерной очистки современных монет, а для диссертации мы совместно с разными специалистами — реставраторами и лазерщиками — исследуем возможности применения лазеров в очистке металлических экспонатов. Это абсолютно новое знание, этими вопросами практически никто в России не занимается. Лазер — относительно новый инструмент, поэтому необходимо понять некоторые закономерности взаимодействия его излучения с веществом. Мне также интересно, как взаимодействует лазерное излучение с керамикой, витражным стеклом, поэтому стараюсь экспериментировать и с этим.

Для меня стало открытием то, что как заочный аспирант я не имею права участвовать практически ни в одном грантовом конкурсе: обязательным условием является очная форма обучения. Еще одна проблема — в России сложно найти людей, с которыми можно было бы обсудить вопросы моей научной работы. Есть музейные реставраторы, которые работают с химией, а с лазером не сталкивались, и есть ученые, которые работают с лазерами, но никогда не работали с музейными предметами и минералами коррозии. Нужно организовывать связи в научном сообществе как в России, так и за ее пределами: в работе очень важно обсуждать вопросы исследований, советоваться. Хочется не изобретать велосипед целиком, а ограничиться хотя бы педалью, но Россия не принимает участия в европейских исследовательских программах, и с западными учеными мы можем советоваться разве что по переписке.

Моими профессиональными и научными ориентирами являются мои коллеги — заведующий отделом научно-технологической экспертизы Эрмитажа Александр Иосифович Косолапов и его заместитель Сергей Владимирович Хаврин. Это очень опытные эксперты, которые понимают и законы физики, и искусство. Как профессионала я уважаю Бажену Кутергину, реставратора керамики в лаборатории научной реставрации предметов прикладного искусства Эрмитажа, а также Николая Курганова и Константина Горлова — реставраторов из Института истории материальной культуры РАН.

Важно формулировать и ставить себе конкретные исследовательские (и вообще) задачи. В моем случае это заняло длительное время: я слишком долго раскачивался, научный руководитель подталкивал меня, а я не обращал внимания и осознал это только после четырех лет обучения. В ближайшее время я планирую прочитать курс по спецхимии в Санкт-Петербургской художественно-промышленной академии имени А. Л. Штиглица и защитить диссертацию.

Книги, которые советует Денис:

  • А.И. Косолапов «Естественнонаучные методы ...

    А.И. Косолапов «Естественнонаучные методы в экспертизе произведений искусства»

  • Martin Cooper «Laser Cleaning in Conservation (...

    Martin Cooper «Laser Cleaning in Conservation (Conservation and Museology)»

  • Ю.И. Гренберг «Технология станковой живопи...

    Ю.И. Гренберг «Технология станковой живописи. История и исследование»

Фотографии предоставлены Денисом Прокуратовым.