3D-портрет из «Войны и мира», кружева из Борхеса и дом из содержимого библиотеки. T&P выбрали самых известных художников, использующих книги в качестве материала для творчества и источника вдохновения.

Забросив философию и математику в университете, Роберт Тэ увлекся каллиграфией — а затем и бумажной скульптурой. Тогда была заложена основа для его дальнейшего творчества: слово может принимать физическую форму, а книга заслуживает повторного внимания. Его первая концептуальная работа под названием THIS проделала долгий путь от мусорного контейнера до галереи SoHo.

© Robert The

© Robert The

Бывший скейтбордист Майк Стилки стал художником довольно поздно: рисуя на всем, что подвернется под руку, включая страницы и обложки книг, он складывал готовые работы на полку. Как-то окинув взглядом свою коллекцию, он задумался — почему бы краске не позволить переходить с торца одной книги на другую? Сейчас Стилки делает скульптуры и инсталляции из книг, а на поверхность наносит изображения своих любимых героев: животных, сексуальных женщин, пьющих бородатых мужчин, в том числе и Буковски, выполненных в стилистике немецкого экспрессионизма. Большую часть книг Майк берет из библиотек университета Райс и в книжных магазинах в районе Хьюстона, но никогда их не читает — только просматривает. Например, в одной из книг он нашел два неиспользованных билета на самолет до Нью-Йорка за 1967 год.

© Mike Stilkey

© Mike Stilkey

Команда световых художников Luzinterruptus из Испании делает уникальные лайт-инсталляции, интегрируя их в городскую среду. Для этой арт-группы свет — это краски, а ночь — холст. Один из проектов команды был посвящен книгам и назывался «Литература против трафика» — 800 подсвеченных книг перекрыли целую улицу Нью-Йорка: все желающие могли их трогать, читать и при желании унести домой.

Luzinterruptus: «Мы хотим, чтобы литература вышла на улицы и на равных соперничала за публичное пространство с трафиком — скоростью, грязью и шумом»
© Luzinterruptus: Literature versus traffic

© Luzinterruptus: Literature versus traffic

Голландская художница Анук Крейтхоф строит стены из разноцветных книг, обложки которых создают градиент, напоминающий радугу. Словак Матей Крен строит из книг дома и утверждает, что специально для инсталляции Book Cell брал их в библиотеке под честное слово. В руках испанки Алисии Мартин книги превращаются в застывшие водопады и фантасмагорические потоки.

© Anouk Kruithof

© Anouk Kruithof

© Matej Kren

© Matej Kren

© Alicia Martín

© Alicia Martín

Джорджия Рассел закончила университет в Абердине и Королевский колледж искусств в Лондоне. Прогуливаясь как-то по блошиному рынку в Париже, художница купила пару старых книг и принесла их домой. Теперь ее работы находятся в коллекциях многих музеев, включая V&A. Художница утверждает, что понимает тайный язык книг и каждый раз дает им вторую жизнь и новый смысл.

© Georgia Russell

© Georgia Russell

Николас Галанин — родом из Аляски, с искусством познакомился в мастерских отца и дяди. В 18 лет будущий художник сбежал в Лондон и поступил в Университет Гилдхолл. В своей серии What Have We Become? Галанин представил 3D-портреты ручной работы, сделанные из тысячи страниц.

© Nicholas Galanin

© Nicholas Galanin

Жаклин Раш Ли с трепетом относится к выбору книг для своих скульптур: подмечает заметки на полях, следы от кофе и забытые закладки. Вдохновляясь вновь найденными формами, цветами и материалами в повседневной жизни, художница передает их в своих работах, добавляя немного чернил или красок.

© Jacqueline Rush Lee

© Jacqueline Rush Lee

После окончания Школы изящных искусств Прилидиано Пуэйрредона Пабло Леманн много путешествовал по Европе, написал диссертацию о творчестве Умберто Эко и долгое время сотрудничал с группой Works on Paper. Особое влияние на художника оказало творчество Артура Биспо, а известность пришла после плетения паутин и кружев из текстов Жака Деррида, Жака Лакана и Хорхе Луиса Борхеса.

© Pablo Lehmann

© Pablo Lehmann

Томас Аллен учился изобразительному искусству в Миннесотском университете и Уэйнском университете в Детройте. Благодаря ножницам, таланту и иронии, его любовь к женщинам и мягким обложкам бульварных романов конвертировалась в довольно динамичные трехмерные работы.

© Thomas Allen

© Thomas Allen

Склонность к хаосу и разрушению, свойственную работам Джонатана Каллана любят многие художественные площадки — в их числе Музей современного искусства в Нью-Йорке и Британский музей в Лондоне. Художник утверждает, что какой-то теории насчет своих работ у него нет — он просто хочет напомнить всем, что книга может быть не только сосудом, где хранятся знания.

© Jonathan Callan

© Jonathan Callan

Брайан Деттмер занимается книжной резьбой и предпочитает работать хирургическими инструментами. Работа эта — нервная, вдумчивая и требует большой усидчивости.

© Brian Dettmer

© Brian Dettmer

Александер Корцер-Робинсон делает акцент на художественной части своих работ, используя только иллюстрированные книги. Диплом психолога, по словам художника, помогает ему решать «внутренние проблемы» изданий.

© Alexander Korzer-Robinson

© Alexander Korzer-Robinson

В детстве Сью Блэквелл не любила ходить в школу и предпочитала играть в лесу неподалеку от дома. Уже тогда англичанка начала потихоньку придумывать свой сказочный мир, а когда выросла — пошла учиться в Королевский колледж искусств. Первую работу сделала из очень красивой и старой книги, которую купила в Таиланде.

© Su Blackwell

© Su Blackwell