Студенты, которые учатся в других странах, рассказывают, в чем разница между образованием в России и за границей.

Геннадий Желницкий, 22 года


— Где, чему ты учишься, как давно?

— Учился в Нью-Йорке в Университете Лонг Айленд четыре года на факультете международного бизнеса. Изучал маркетинг, финансы, бухучет, менеджмент, другими словами — как грести деньги и управлять людьми, чтобы они помогали грести еще больше денег. Довольно практичные умения.

— Ты учился в российском вузе? Какие воспоминания?

— Поступил в университет в Штатах еще до того, как закончил школу в Москве, поэтому в наших вузах не учился. Судя по рассказам друзей и знакомых, которые учились в России, я много потерял, хотя, вообще, я удивлен, что они что-то помнят про универ: мои друзья — раздолбаи.

«Изучал маркетинг, финансы, бухучет, менеджмент, другими словами — как грести деньги и управлять людьми, чтобы они помогали грести еще больше денег»

— Где ты сейчас живешь?

— Пока учился, жил несколько лет в общежитии на территории университета. Было интересно, необычно и весело: знакомства, дебош, бесплатный спортзал, учеба и библиотека близко. Правда, меня сначала удивляло то, что в нашем здании уборная и душ были общими в конце коридора. До этого я думал, что в американских университетах раковины из золота, а все оказалось более прозаично. В течение следующих двух лет переезжал с места на место. Снимал дома с друзьями на Лонг Айленде (огромный пригород Нью-Йорка), квартиры в Гарлеме, в Бруклине и даже в Гринвич Вилладж на Манхеттене, там где живет золотая молодежь. Меньше всего понравилось в Гарлеме.

— Какие бонусы дает статус студента?

— Страховка на машину для студентов, живущих в общаге, стоит дороже. Но вряд ли это можно считать бонусом. Вообще, если ты студент, от тебя либо ожидают, что в четверг вечером ты напьешься и пойдешь бросаться на полицейских, либо смотрят с определенным уважением. Это только в России почти все молодые люди — студенты, а в Америке это необязательно: в армию насильно не тащат, а деньги и так можно заработать. Многие поступают в университет, будучи уже взрослыми людьми с детьми и многолетним опытом работы — или вообще не поступают. Если ты студент — значит, ты стремишься к новым горизонтам, пытаешься чего-то добиться, в Штатах это ценят. Бонус в общественном мнении, так сказать.

— Как успехи?

— Неплохо. Закончил с отличием — правда, после окончания было трудно найти работу. В Америке тогда еще сильно ощущался экономический кризис и подходящие для моей специальности компании не то что не нанимали новых работников, а активно избавлялись от старых. Я знаю, что в России в связи с кризисом было (и продолжает быть) еще хуже, поэтому не жалуюсь. В конце концов, я нашел работу. Не совсем по специальности, но мне нравится.

— Какой у тебя был самый крутой профессор?

— Роберт Кон. Он вел предмет, где изучалось общение в бизнесе. Учил нас, как профессионально писать письма, делать официальные отказы, общаться с недовольными клиентами, а также как искать работу и составлять резюме. В результате эти знания оказались для меня полезнее чем, допустим, понимание нью-йоркской биржи или принципов управления персоналом. Часть его экзамена представляла собой собеседование, где он изображал представителя компании, а студент должен был прийти в костюме, с резюме и сопроводительным письмом, готовый биться за вымышленное рабочее место. После «собеседования» профессор обсуждал с каждым, какие тот допустил ошибки, почему провалился, включая цвет галстука и длину юбки у девушек. Может, на самой работе это все не очень понадобится, но вначале эту работу нужно получить, не правда ли?

«Судя по рассказам друзей и знакомых, которые учились в России, я много потерял, хотя, вообще, я удивлен, что они что-то помнят про универ: мои друзья — раздолбаи»

— Как выглядит процесс обучения? Опиши свой обычный учебный день?

— Каждый студент сам себе выбирает занятия и собирает расписание. Только часть предметов на каждой специальности абсолютно необходима, многие предметы можно выбирать из списка — в зависимости от того, что тебе интереснее. А дальше смотришь, какие предметы, по каким дням и кто ведет, и составляешь себе учебную неделю на весь семестр вперед. Обычно 5 предметов, каждый по две пары в неделю. Некоторые брали себе по 7 или 8 предметов за семестр и выпускались раньше на полгода или даже на целый год. Многие заваливали классы или запутывались в том, какие предметы им нужно брать, а какие нет, и учились дольше четырех лет. В Америке это не возбраняется. По крайней мере, пока ты студент, родители готовы платить.

[Long Island University](http://www.liunet.edu/) — частный университет в Нью-Йорке, предлагает около 590 образовательных программ для бакалавров, магистров, аспирантов. Главные учебные центры находятся в Бруклине и Бруквилле.

— Какое самое главное знание или умение, которое ты получил в процессе обучения?

— Эффективно работать под давлением. Так как сам себе строишь расписание, то иногда бывает, что во время сессии в один день 2, 3, а то и 4 экзамена и еще надо сдать кучу рефератов. Поэтому нужно не только сидеть ночами, печатать, учить и есть пончики, но и правильно расставлять приоритеты и распределять время.

Главное, чему учат в Америке — это учиться. В американском университете тебе не столько вбивают в голову все, что связано с твоим предметом, сколько тренируют адаптироваться и разбираться в чем-то, что тебе незнакомо. И когда приходишь на работу, то не пытаешься безуспешно применить вызубренные знания на практике, а уже знаешь, что делать, чтобы понять, что от тебя хотят и как научиться это делать.

— Сколько стоит обучение?

— В частном университете — много. Пара десятков тысяч за год. Я знаю, что в нашем университете многие ребята из стран СНГ получали от своего правительства гранты и пособия. Но из русских все учились на свои кровные. Правда, если поступить в государственное учреждение, то стоить будет либо намного дешевле, либо бесплатно. Но там свои фокусы. В Нью-Йорке довольно дорого жить. Если не ошибаюсь, по дороговизне он на уровне Москвы, Парижа и Лондона.

«Мне, кажется, работать в российских условиях я не смогу — бизнес-ланч в «Дровах» мне как-то не по душе»

— Планируешь вернуться?

— Я возвращаюсь домой регулярно, раньше на каникулы, теперь езжу в командировки. Хотя насовсем вряд ли приеду. Мне, кажется, работать в российских условиях я не смогу — бизнес-ланч в «Дровах» мне как-то не по душе.

— Где будешь работать, когда выпустишься?

— Я уже работаю, правда, не в Нью-Йорке, а в Вашингтоне и не совсем по специальности. Но как я говорил, американская система образования учит приспосабливаться и самообучаться, так что я без особых проблем разобрался, что нужно делать на новом месте. Работаю в довольно серьезном независимом политологическом научном центре под руководством известного политолога, но говорить более точно не буду. Как говорят американцы, If I told you, I’d have to kill you.