Студенты, которые учатся в других странах, рассказывают, в чем разница между образованием в России и за границей.

Вера Берсудская, 25 лет


— Где, чему ты училась, сколько времени?

— Училась три года в Калифорнийском университете Беркли и один год в Институте политических наук в Париже. Основная моя специальность (помимо французского языка) звучит странновато по-русски — «Международная политическая экономика». Мне часто приходится объяснять, что это за зверь, я привыкла: смесь экономики, политологии, истории, социологии, и еще чего угодно, если интересно. В Беркли это была одна из так называемых интердисциплинарных специальностей.

— Планируешь дальше учиться?

— Да, осенью подавала документы в магистратуру. Меня приняли во все университеты, куда я подавала: Гарвард, Принстон, Колумбию, Беркли и Университет Джона Хопкинса. Я выбрала Принстон, потому что там мне полностью оплачивают образование и предоставляют довольно щедрую степендию. В магистратуре так редко бывает, все ресурсы обычно направлены на аспирантов. Программа состоит из набора обязательных классов по экономике, статистике, эконометрике, и общественной политике и десятка курсов по выбору. Я собираюсь специализироваться в международном экономическом развитии, так что буду брать соответствующие предметы.

Физики из [University of California](http://berkeley.edu/) в Беркли сыграли ключевую роль в разработке атомной бомбы во время Второй мировой войны и водородной бомбы после нее. Ученые из Беркли изобрели циклотрон, исследовали антипротон, занимались разработкой лазера, объяснили процессы фотосинтеза, открыли множество химических элементов.

Продолжаю учебу, потому что хочется: интересно и люблю учиться. Но есть и практические соображения, конечно. В Америке сейчас инфляция в образовании, во всяком случае, в моей сфере. То есть, недостаточно иметь бакалавра для того, чтобы тебе поручили ответственную, а значит, интересную работу. В консалтинге компании надо показать, что проект будут исполнять специалисты, а человек с бакалавром таковым не считается. А еще иду учиться, потому что уже почти три года занимаюсь вопросами американского образования, и это не совсем то, чем мне бы хотелось заниматься. Так что, надеюсь, магистратура поможет мне не застрять тут совсем.

— Училась в российском вузе? Какие воспоминания?

— Нет, мы уехали в Калифорнию когда мне было 14 лет, я даже 8-й класс в Москве не закончила.

— Какие бонусы есть у студента?

— Студентам полагаются льготные билеты в кино, театр, оперу, музеи, на балет и так далее. В оплату образования входил проездной на автобус на семестр. Мне очень нравилось ходить слушать лекции приезжих профессоров. При университете был очень дешевый и довольно сносный спортклуб с тренажерными залами и классами йоги, пилатеса, кардио-сальсы, борьбы.

— Как выглядит процесс обучения?

— Все довольно стандартно. Профессора читают лекции, к лекциям прилагаются семинары, где студенты обсуждают материал, пройденый на лекции и заданные книги/статьи/задачки (в экономике или статистике). В добавок к письменным экзаменам надо было писать 1-2 научные работы. Очень горжусь моим доскональным исследованием участи любовницы Людовика XIV, мадам де Монтеспан. Это была первая моя значительная работа на французском языке, еще до того, как я съездила во Францию и полностью овладела этим языком. Невероятными путями достала ее дневник

и кучу других французских источников. Было ужасно интересно и сложно, но в итоге вышла отличная работа.

— Самый крутой профессор — кто он был?

— Сложно, их было много. Алан Каррас преподавал всемирную историю и классические теории политической экономики (этот класс мне дал основную базу для понимания многих социальных проблем, которые до сих пор актуальны). Алан очень красноречивый, интересный мужчина. В жизни не видела его в одном и том же галстуке, а их он носил на каждую лекцию. Безумно его боялась и до сих пор боюсь. Но он классный.

Алан Каррас принимал участие в серии дискуссий о влиянии финансового кризиса на образование.

— Какое самое главное знание или умение, которое ты получила в процессе обучения?

— Американское образование в лучшем своем проявлении учит человека думать, анализировать, задавать правильные вопросы. Конечно, этому продолжаешь учиться на протяжении всей жизни, но, думаю, задатки мне для этого дали.

— Насколько образование помогает в работе?

— Я отнюдь не целенаправленно получала образование и не по конкретной специальности. Некоторые навыки, как, например, чтение статей, поиск информации в интернете, знание того, когда можно полагаться на источник информации, и тому подобные вещи, которые я получила в университете, мне пригодились. Скажем так, я готова была научиться тому, что от меня требовалось, и это было нетрудно.

— Планируешь вернуться?

— Нет, не собираюсь. Опять же, я в Америке живу уже почти 11 лет. Мне даже писать по-русски сложновато, коряво получается. А потом, на следущий год я же собираюсь в магистратуру.