У города Сочи большие планы: глобальный Олимпийский проект, город-сад Красная Поляна, «Формула-1» и футбольный чемпионат мира-2018. Об уровне развития и стратегических перспективах региона T&P рассказали теоретики стрит-арта, граффитчики и культурные активисты, имеющие отношение к проекту «Трамплин» — курорту, который строится, по словам организаторов, для нового поколения людей.

[**Influx**](http://Influxcrew.com) — московская граффити-команда: Никита Сциссор, Коля Bigud, Илья Volum.
[**Игорь Поносов**](http://prokvadrat.ru) – составитель серии книг об уличном искусстве в России [«Objects»](http://objectsbook.ru); художник, куратор проекта «Стена» на Винзаводе, критик, теоретик.
[**Алексей Митрофанов**](http://www.360sca.ru/eng/tags/360sca/_/staff/38/) — Sport commucation 360SCA, проект Freeclinic (путешествия и мероприятия в Красной Поляне и Сочи), участник проектной группы [«Трамплин»](http://www.tramplin.tv).
[**Кирилл Лебедев**](http://kirill-kto1.livejournal.com) – сокуратор проекта [«Стена»](http://www.thewallproject.ru) на Винзаводе.
[**Павел Карыхалин**](http://theoryandpractice.ru/presenters/10787-pavel-karykhalin) — режиссер и совладелец Stereotactic Films, участник проектной группы [«Трамплин»](http://www.tramplin.tv).

** — Расскажите про Сочи, каково состояние культурной жизни в городе?**

**Никита Сциссор:** Собственно, ее не существует. Во многом по причине менталитета местных жителей: все довольно ленивые, расслабленные и утомленные солнцем. Из-за этого практически нет конкуренции: ты будешь единственным художником, если начнешь что-либо делать. Я сам стал намного ленивее, когда приехал сюда из Москвы. Никаких выставок нет, нет ни одной галереи.

Здесь нет стрит-арта, постеров, трафаретов, наклеек — разве что обычное граффити. Когда стикеры только появились, их было много в Сочи. Знаешь, бывает, что люди чем-то загорелись, поделали-поделали и бросили. Некоторое время назад я очень плотно заклеил весь город. Светофоры, знаки, — везде был мой стикер, и мне через какое-то время просто надоело клеить их, потому что я видел только свои работы. Стоп-кран.

**Игорь Поносов:** Я жил в Тюменской области, в Краснодарском крае и Ростовской области достаточно долго, и знаю, что культурная жизнь вне Москвы достаточно скудна. Это касается не только культурных направлений но, в частности, молодежных субкультур и инициатив. Я думаю, что причины неразвитости тривиальны: общее наплевательское отношение к культуре и отсутствие общества как такового. Формально оно существует, но по факту нет, да и власть делает все возможное, что бы его не замечать. Никогда не чувствовал себя в России единицей общего и важным элементом, чего не скажешь, попадая в Европу хоть на день. И это глобальный вопрос того, что есть наше поколение сегодня и что нас мотивирует. Вся жизнь нашей широкой страны сосредоточена не то чтобы в пределах МКАД, а даже скорее в пределах Садового кольца.
**Кирилл Лебедев:** Мне бы хотелось верить, что в Сочи есть невыявленная мной культурная жизнь. Но все чрезвычайно грустно: архитектура удручающе эклектична, обилие уродливых, строящихся пентхаусов на фоне разрушающихся или по-лужковски криво отремонтированных пансионатов советского периода. При совке на строительство таких объектов ставили лучших архитекторов, и они наряду с домами культуры получались вдохновляюще абсурдными внешне. А современные торгово-развлекательные центры – пошлая мегаломания и китч. Повсеместная реклама услуг и развлечений для отдыхающих также сильно уродует город.
Архитектура в Сочи удручающе эклектична: обилие уродливых, строящихся пентхаусов на фоне разрушающихся или по-лужковски криво отремонтированных пансионатов советского периода.

Что касается уличного искусства, то его я там не заметил вовсе. Такое часто бывает: оно прячет само себя в резервации, не выдерживая конкуренции с рекламой. Художнику, работающему в городской среде, надо научиться учитывать контекст и находить материал для вдохновения везде.

[**Проект «Трамплин»**](http://www.futuresochi.ru/?p=222) — город-курорт территории Красной Поляны, который должен быть построен к 2014 году. По замыслу разработчиков, в нем будут двухуровневые квартирамы-студии в футуристических домах, самообеспечение экологически чистой электроэнергией, фан-парк и коллекция самых необычных экстремальных видов спорта, а также бассейн с искусственной волной для серфинга и площадки для проведения музыкальных фестивалей.
**Павел Карыхалин:** Если говорить о регионе, то я бываю в Красной Поляне. О самом Сочи я знаю крайне немного: есть ряд клубов разного уровня и ежегодная музыкальная конференция. От более старших и обладающих более аналитическим складом ума людей я слышал, что это место, где люди собираются, чтобы поклубиться, потанцевать и набухаться, а реально серьезных профессиональных разговоров о музыке нет. Это больше похоже на маскарад, где старые и опытные так и остаются старыми и опытными, а молодые интересные артисты просто туда не ездят. Я полагаю, есть зачатки культуры, но это гораздо менее живая история, чем могла бы быть. Судя по сноуборд-индустрии в том регионе, два года назад на пике развития там был один небольшой магазин, который же и являлся культурным центром для этой субкультуры, и держалось все на энтузиастах. **— Как власти города относятся к уличному искусству, в частности, к граффити?**
**Никита Сциссор:** Туристы, президент и администрация для поддержания статуса курорта и Олимпиады-2014 город стараются держать аккуратным и чистым. Особенно на Курортном проспекте, где мы постоянно рисуем, по нему постоянно проезжает Путин и стена закрашивается моментально.
Никогда не чувствовал себя в России единицей общего и важным элементом — чего не скажешь, оказавшись в Европе хотя бы на день

— Расскажите про Красную Поляну и проект «Трамплин» — для кого он создается?

**Павел Карыхалин:** Изначально проект должен был функционировать в полную силу всего лишь две недели во время Олимпиады, а дальнейшая его судьба была неизвестна. Затем был рожден проект города-курорта для более молодой части аудитории с принципиально другой ценовой политикой нежели Горки, где все гораздо более помпезно и дорого. Когда наша команда пришла в проект, мы проапгрейдили эту идею. Город превратился в центр для людей, интересующихся аутдор-активностями, экстремальным спортом, йогой, эко-туризмом, горным велосипедом, сноубордом, скейтбордом, серфингом и просто активным образом жизни, культурой, искусством. **— А что происходит с соседними районами — например, с Гаграми?**
**Кирилл Лебедев:** В Гаграх ситуация куда более интересная в плане культуры, чем в Сочи. Обилие оригинальных вилл всевозможных стилей, построенных после появления там принца Ольденбургского; сказочные мозаичные остановки от раннего сумасбродства Церетели и хиленький нарождающийся частный бизнес в виде домашних кафе и гостиниц, — такая картина гораздо приятнее. Многие уличные художники ездят рисовать именно в Гагры, не останавливаясь в Сочи. Сказать, что Гаграм особенно нужно граффити, я не могу — в таких местах любое вмешательство должно быть крайне деликатны. Надо уметь сохранить дух места, а не использовать эффектную фактуру, грубо запихивая в нее свои шрифты ради вкусной картинки. **— Что изменилось в городах в связи со строительством глобального Олимпийского проекта в Сочи, Красной Поляне, Гаграх?**
**Никита Сциссор:** Когда я приехал сюда, это был уютный, спокойный и приятный городок, местами немного диковатый. А сейчас растет Москва на море: трассы, эстакады, мосты, торговые центры.
**Илья Volum:** Повсюду появляются логотипы с тигром на лыжах.

Алексей Митрофанов: С приходом Олимпийского проекта в Сочи обязан повысится уровень клиентского сервиса. Город должен быть идеально чистым и опрятным. Самое главное — это появление новых олимпийских спортивных объектов и последующая их грамотная эксплуатация. Остается вопрос — как это будет функционировать?
МОЭК – Московская объединенная энергетическая компания, в качестве борьбы с нелегальными граффити по инициативе городских властей периодически устраивает фестивали типа «Энергия мечты», где уличные художники официально могут разрисовывать трансформаторские будки. Тематика рисунков определяется руководством.

Павел Карыхалин: Большие деньги сложно идут на контакт с молодыми интересными идеями. Регион очень серьезно направлен на привлечение большого количества профессионалов высокого уровня из России и мира. Там строятся новые железные дороги и транспортные инфраструктуры, помимо проекта «Трамплин» есть проект «Роза Хутор», там же начинают реализовываться проекты, не связанные с Олимпиадой — «Формула-1» и чемпионат мира по футболу-2018. Я оптимистично настроен на то, что общая картинка изменится. Вообще, конечно, надо говорить о том, что будет после Олимпиады. Как это будет жить после — это гораздо более интересная и живая тема.

Кирилл Лебедев: Что касается Гагр, перспективы Олимпиады и последовавший за этим строительный бум ничего хорошего не предвещает. Так было уже не раз и вряд ли стоит ждать от художников какого-то адекватного взаимо/противодействия. Скорее, наоборот, кто-то попытается прицепиться к распилу бюджета и устроит очередной ура-патриотический фестиваль в духе МОЭКовских будок или Селигеровского арт-парада. И сам продукт таких фестивалей и последующая за ними эскалация граффити предсказуемы. Возможно, в ответ на девелоперские потуги появится низовая инициатива политизированного граффити-вандализма. К сожалению, эти действия, чаще всего политически бесполезные, в итоге реально еще больше уродуют городскую среду.