Главный редактор издательства «Вокруг света» Сергей Пархоменко в интервью главному редактору T&P Насте Поповой рассказал о соловьиных язычках, научно-популярных журналах, отряде айпэдообразных, Чехове, Гутенберге, советских эмигрантах, потребительских привычках и Angry Birds.

— У вас на сайте написано, что Vokrugsveta.ru — первый познавательный портал. Почему вы научно-популярный журнал при этом?

— Журнал «Вокруг Света», если вы его читали, — вовсе не про путешествия. Стоит прочитать один наш номер, начинаешь понимать, что это очень не похоже на журнал «Вояж» или на «Афишу-Мир». Здесь нет ни одного текста про то, как, предположим, в Омане открыли новый пятизвездочный «Хайят» с двухзвездным мишленовским рестораном и спа, где наш корреспондент лежал два дня в ванне из оливкового масла в ожидании пока ему поднесут жаркое из соловьиных язычков. И даже Геннадий Йозефавичус ни разу не ездил от нас в командировку.

** — Вы считаете это достижением?**

— Ни в коем случае, я просто констатирую это как факт. Я, может, и очень рад был бы, чтобы он съездил от нас куда-нибудь, но то объективное обстоятельство, что так и не ездил, — полностью выводит нас из ряда журналов, где читатель еще и еще раз может обнаружить репортаж про поездку роскошным поездом викторианской эпохи из Мадраса в Бомбей.

«У нас нет текстов про то, как наш корреспондент лежал два дня в ванне из оливкового масла в ожидании пока ему поднесут жаркое из соловьиных язычков»

** — Вас сравнивают с GEO и National Geographic.**

— Ну да, мы ближе к этим изданиям, хотя тиражи наши несравнимы. У нас все-таки почти двести тысяч, а у них — что-то вроде сорока или шестидесяти. Но что верно, то верно: существует такая группа изданий «про окружающий мир». Сюда еще традиционно относят «Популярную механику», а теперь вот и недавно появившийся на русском языке Science Illustrated. Совсем скоро, осенью мы тоже расширим эту группу еще одним изданием: запустим научно-популярный журнал под названием Science. Это будет лицензионная русская версия замечательного журнала Focus, который делает Би-Би-Си (тут важно не перепутать его с «Фокусом», несколько лет выходившим по-русски под маркой GEO, — это совершенно другое издание, оно ничего общего с нашим новым проектом не имеет).

Так вот, большинство журналов в этом классе относится к окружающему миру как к совокупности территорий, которые можно посетить. А у нас другое дело: для нас мир — это совокупность мест, где люди живут и где с ними что-то происходит, где они умудряются делать что-то важное. GEO при этом больше интересуется пейзажами, ландшафтами, географическими объектами. National Geographic — тем, что на этих ландшафтах растет, прыгает и плавает. А мы снова и снова умудряемся заинтересоваться и увлечься живыми людьми.

Ключевая для нас наука — это социальная антропология. К ней прилегает история, широкий спектр естественных и гуманитарных наук, которые тоже делаются людьми, и через этих людей тоже очень удобно и интересно описываются. Между прочим, одна из таких очень человеческих наук — сама же география. Мы сейчас с одним знаменитым российским профессором-географом (фамилию не скажу, потому что боюсь спугнуть) сговорились, что он для нас напишет текст о том, существует ли по-прежнему такая наука вообще — география. А то некоторым кажется, что география кончилась тогда, когда открылся Google Maps: чего там, в самом деле, изучать-то осталось, когда можно Google Maps открыть — и вот она, вся география у тебя на мониторе как она есть. Но нет, в ведущих университетах мира, оказывается, как ни в чем не бывало существуют факультеты и кафедры, защищается огромное количество диссертаций, а вместо одной географии образовалась целая гроздь: есть human geography, physical geography, economical geography…

[**Социальная антропология**](http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BE%D1%86%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%B0%D0%BD%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F) — межпредметная научная дисциплина, изучающая человека и человеческое общество, закономерности их развития и культурное многообразие.

** — В общем, наук много разных, и мы ими всеми занимаемся.**

— Сто пятьдесят лет, между прочим, это так продолжается. «Вокруг Света» — старейшее действующее русское издание. Я недавно читал один текст, где описывалось, как Чехов безуспешно пытался в нем опубликоваться… Так ничего у него в журнал и не взяли.

** — Почему не брали?**

— Ну, как-то, видать, не подходил по формату. В его время журнал был очень народный, попсовый, как теперь бы сказали. Два чрезвычайно отвязанных брата-издателя его издавали эдак… размашисто. А потом журнал перешел к Сытину, Чехов с ним очень дружил, восхищался переменами с журналом, но опять как-то не подошел… Ну не литературный же журнал, действительно.

** — На сайте у вас очень много разной информации, зачем она там вся? Цитата дня, события, календарь, фото дня, энциклопедия.**

— Смотрите, в чем дело. Вы просто посетили этот мир в его минуты роковые, когда вся структура «Вокруг Света» очень серьезно меняется. Сайт Vokrugsveta.ru был создан шесть лет назад, и все эти годы был отдельным СМИ: с отдельной редакцией, которая по отдельному плану, в соответствии с отдельной концепцией и для отдельной аудитории производила текстов общим объемом больше чем на миллион букв в месяц. И это были материалы, совершенно самостоятельные, вовсе не из журнала взятые: журнал выкладывался на сайт сам по себе — бонусом к этой самостоятельной информации. И вот этот самостоятельный сайт выехал не куда-нибудь, а на первую позицию в рейтинге самых крупных и посещаемых научно-популярных сайтов на русском языке. Так бы жить и жить, растить себе аудиторию помаленечку и дальше, она у нас уже достигала миллиона «уников» в месяц.

«Вокруг Света» — старейшее действующее русское издание. Я недавно читал один текст, где описывалось, как Чехов безуспешно пытался в нем опубликоваться...»

Но для издательства «Вокруг света» всегда, на протяжении всех этих ста пятидесяти лет, во все времена и при всех обстоятельствах было характерно одно редкое свойство: эта компания никогда не дожидается момента, когда становится поздно пить «Боржоми», когда все устарело, стухло, рухнуло и рассыпалось, а теперь надо срочно, срочно что-то делать, срочно как-то спасать положение. Наоборот: снова и снова воспроизводилась в «Вокруг Света» ситуация, когда все, вроде бы, было хорошо, и вдруг что-то такое начиналось, отчего люди со стороны начинали кричать — «Уберите руки! Ничего не трогайте! Щас все испортите! Все отлично и так!». И вот в эти-то моменты журнал методично, раз за разом устраивал внутри себя какие-то радикальные перерождения, проходил через реформы, которые и позволяли ему оставаться популярным, любимым и самостоятельным изданием, несмотря ни на какие потрясения.

В новейшую эпоху это случилось в 2000 году, когда журнал обрел своего нынешнего владельца. «Вокруг Света» лежал в руинах — практически, таких точно, как и другие замечательные просветительские издания советской эпохи, — но за несколько лет его удалось превратить в процветающее предприятие. И вот теперь любимые нашими папами и бабушками прекрасные в прошлом журналы стоят на коленях с протянутой рукой, христом-богом выпрашивают денег на издание очередного номера. А «Вокруг света» вышел обновленным, быстро наполнился рекламой, быстро отрастил тираж до 200 000. И огромное количество людей убеждены, что он таким был всегда, и совершенно не обращают внимания на то, как это не похоже на те подшивки, которые у них с дедушкиных времен лежат на чердаке на даче.

Издательство «Вокруг света» принадлежит генеральному директору группы [**«Видео интернешнл»**](http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%BE_%D0%98%D0%BD%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D1%88%D0%BD%D0%BB). Сергей Васильев, [по собственному признанию](http://slon.ru/articles/177292/), занимается проектом из удовольствия и до прихода Пархоменко на пост главного редактора лично вычитывал каждый номер перед отправкой в печать.

** — А вот этому журналу, который теперь можно видеть, сколько лет?**

— Чуть меньше года. Потому что «Вокруг Света» еще раз проделал тот же самый свой любимый фортель с реинкарнацией в июне 2010-го. Потому что и сегодня только способность и готовность вот так реорганизовываться — это единственный залог того, что журнал проживет еще 150 лет. И читатели теперь смотрят на нынешний логотип и говорят: «Немедленно верните нам тот, что был всегда!». А тот, который, как им кажется, «был всегда», появился в 2000 году, в отличие от нынешнего, который и в самом деле опирается на многодесятилетнюю традицию и стилизован под дизайн 60-70-х годов… Такие вот аберрации памяти.

** — Это про бумагу. А про небумагу?**

— Штука в том, что время, видимо, действительно течет все быстрее, и на истории журнала это очень хорошо видно. Раньше эти реинкарнации можно было проходить раз в 50 лет, потом раз в 20, в 10… А теперь мы вот только-только в середине прошлого лета сделали журнал в новом формате, макете и структуре, а поспать нам на этих чудесных лаврах не удалось ни одного дня. Понятно, что нужно готовить «Вокруг света» к следующему преображению.

Между прочим, нашему поколению журналистов и издателей — вот просто нам самим — досталось то, что в последний раз людям этой профессии довелось пережить при Гутенберге. Речь идет — не больше и не меньше — о радикальной перемене самого способа обмена информацией. Нам предстоит расстаться с бумагой, с индустрией печати красками на твердом физическом носителе. Ну, во всяком случае, наше отношение к этой индустрии должно будет радикально измениться, а роль ее должна оказаться в обществе ближайшего будущего совершенно не такой, как сегодня. И этот переход тоже надо пережить разумно, спокойно, чтобы он не превратился ни для кого ни в какую трагедию, никем не воспринимался как катастрофа и конец света.

«Нашему поколению журналистов и издателей досталось то, что в последний раз людям этой профессии довелось пережить при Гутенберге — радикальная перемена способа обмена информацией»

Знаете, события, которые сейчас с нами происходят, мне напоминают отношение к эмиграции в Советском Союзе. Человек живет-живет, здоров и счастлив, окружен родными, друзьями и коллегами, и вдруг говорит: «Все, я уезжаю!». И фактически это означает, что он в эту минуту умер. Все начинают рыдать, рвать на себе одежды, едут в Шереметьево толпой, там пьют водку, трагически машут платочками — человек покидает нас навсегда, как в могилу проваливается в свой Бостон, или в Лос-Анджелес, в Сидней, в Тель-Авив, куда там еще… С тех пор прошло некоторое время и выяснилось, что можно так не провожать людей. Ну, уезжает, а что такого-то? Ну, к лету вернется. Собрался — поучился, потом обратно, тут поработал, там попробовал, опять сюда. Чего рыдать-то? Зачем?

** — Вы сейчас про приложение к iPad говорите?**

— Ну, назовите эту миграцию, если хотите, переходом на iPad, да. В какой-то момент рядом с бумажным журналом появится небумажный журнал. Они будут жить в миру и согласии, а потом бумажный журнал куда-то денется. А потом, может быть, вернется — как из Бостона приедет, в кашемировом пальто… И никто не умер, никто не понес никакой тяжкой, невыносимой утраты. Но только это надо организовать разумно, рационально.

Вот поэтому на сайте перестают появляться специально для него написанные тексты — он становится частью схемы, в результате которой издательство «Вокруг света» переводит свои продукты из бумажной формы в разные электронные «воплощения», на разных носителях. Есть тупой подход к этому: «А давайте перенесем наш журнал в интернет». Куда в интернет? Что в интернет? Как? Люди не читают журнал в интернете, положив руки по обе стороны от клавиатуры. Люди читают журнал, сидя на унитазе, лежа на диване, или в постели на сон грядущий, или едучи в поезде. У них есть сложившиеся за многие десятилетия потребительские привычки, связанные с этим: журнал — часть их образа жизни. И в этой жизни нет места для чтения журнала с экрана монитора.

[**Сергей Пархоменко**](http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%BE,_%D0%A1%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B9_%D0%91%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87) перед тем, как возглавить издательство «Вокруг света», был главным редактором журнала «Итоги», «Еженедельного журнала», генеральным директором издательства «Иностранка», одним из основателей газеты «Сегодня» и политическим обозревателем «Независимой газеты».

Так что если пропустить, выражаясь научным языком, все промежуточные итерации, — мы поняли это и пришли к выводу, что «Вокруг Света» (весь «концерн» со всеми его журналами, с сайтом, с путеводителями, с аудиогидами, с гастрономическим и научным ежемесячниками), должен существовать в разных формах.

** — Каких?**

— Первая и основная форма — это ридер. Давайте условно назовем его пока айпэдом, хотя завтра это будет по меньшей мере не только айпэд, а целый огромный выводок разнообразных устройств аналогичной формы, конструкции и назначения. Отряд айпэдообразные. Уже сейчас есть море устройств для чтения разных текстов, они все несовместимы между собой. Понятно, что все это будет и дальше быстро развиваться и придет к какому-то стандарту: так было с видео, аудиозаписью, со звуковым стандартом кино. Разработчики и производители как бы ни ненавидели друг друга — все равно, конечно, вскоре договорятся о едином стандарте. Причем, что приятно, эту работу делаем не мы: эту войну ведут другие люди, очень умные и профессиональные, и тратят на нее уйму своих денег и сил. Но воюют они, в сущности, за нас. Потому что они а) вырабатывают единый стандарт для продуктов, которые во всех этих ридерах будут жить, б) создают систему монетизации, которая позволяет нам, производителям контента для ридеров, рассчитывать на экономическую целесообразность нашей работы.

«Люди не читают журнал в интернете, положив руки по обе стороны от клавиатуры. Люди читают журнал, сидя на унитазе»

Я подчеркиваю: сейчас мы работаем на один айпэд, который стоит во главе отряда айпэдообразных, и пока другие виды с ним не скрещиваются, в неволе не размножаются…

** — Редактор научно-популярного журнала, честное слово.**

— Ну да, а вы как думали? Но так, как сейчас, будет недолго. Завтра ридеров в нашем распоряжении будет много разных, и наш продукт будет работать с ними со всеми в равной мере. Это неизбежно. Вот музыкант, когда записывал свой диск, нисколько не беспокоился, на чем будут его слушать: на панасониках или на грюндигах… Впрочем, это все давно в прошлом.

Ридер — это вещь, внутри которой журнал остается журналом. Мы все-таки умеем делать журнал, а не выкладывать на сайте текст отдельной веревочкой и рядом — разрозненные картинки. Главный редактор нашего сайта Егор Быковский совершенно правильно сказал однажды, что мы всю жизнь торговали кока-колой, а теперь решили все это усовершенствовать и вышли на рынок с прекрасным набором в целлофановом пакетике: бутылочка, пробочка, стакан воды, пробирка с чернилами, два куска сахара и баллончик с углекислым газом.

** — Вы так себе представляете интернет?**

— То, как существует чаще всего бывшая бумажная пресса, которую вот так механически выложили в интернет — да, именно так. Это люди, которые всю свою жизнь делали прекрасные газеты, выходят там с рассыпным товаром, абсолютно утратившим свой товарный вид, а главное — свою идентичность. Они расстаются с важнейшими для всякого печатного издания свойствами и достоинствами: композиция, баланс, умение мыслить номерами, выпусками, имеющими начало, середину и конец, обладающими определенной целостностью и законченностью, — это как раз то, что отличает хорошую газету от плохой, или сильный журнал от слабого.

Когда новое издание рождается сразу в интернете, оно изначально устроено по-другому, сама природа его иная, посмотрите хоть на Huffington Post. Но это другая история, а мы же с вами говорим о возможности продолжать делать в новую, постбумажную эпоху, журнал, который 150 лет высоко несет свое собственное достоинство и теперь не должен его уронить. Важные умения и преимущества, за которые нас уважает читатель, — вот то, например, что мы умеем делать раз в месяц самостоятельное произведение журнального искусства, номер, — должны сохраниться. А в интернете же нет понятия «номер». Какой еще номер может быть у Ленты.ру?

— Но Лента.ру никогда и не была газетой, а вот «Гардиан» был — он и в интернете газета.

— Я не очень себе хорошо представляю «Гардиан», но очень хорошо знаю, что из себя представляют в интернете Figaro, Liberation, Washington Post, New York Times. Там люди в редакциях давно с ума посходили! Они все когда-то нанимались работать в ежедневную газету, а оказались на какой-то галере, где ты гребешь и слышишь: «Ау! Ты где вообще?! Где текст?!». Ты отвечаешь: «Подожди, я ж уже сегодня писал же, я ж закрыл же уже номер же!». А тебе: «Какой номер, идиот?! У нас восемнадцать дедлайнов в день!». И так круглосуточно, семь дней в неделю.

[**The Huffington Post**](http://en.wikipedia.org/wiki/HuffPo) — интернет-газета, основанная в 2005 году Арианной Хаффингтон и впоследствии выкупленная медиакорпорацией AOL за 315 миллионов фунтов. Стала символом успешного существования СМИ в интернет-среде.

Вот у нас есть в редакции очень важные для всякого журнала люди — дизайнеры. Нам что, надо с ними теперь расстаться? Какой, к черту, дизайн, если мы не знаем, какие у пользователя на его мониторе настройки браузера, и какой вообще браузер, и стоит ли у него монитор вертикально или горизонтально, и отключены ли картинки, подгружены ли шрифты? Мы ничего этого не знаем, поэтому насыпаем ему всего нашего товару насыпом и продаем нашу кока-колу отдельными ингредиентами.

Нет, я все-таки постарался бы добиться права делать и продавать по-прежнему полноценный журнал. Пусть он в ридере будет совершенно не таким, как на бумаге, пусть в нем не останется без изменений ни единого макетного параметра, ни буквы шрифта, ни квадратного сантиметра картинки. Пусть все будет по-другому: но пусть эта новая сущность все равно будет журналом.

«Cейчас мы работаем на один айпэд, который стоит во главе отряда айпэдообразных — и пока другие виды с ним не скрещиваются и в неволе не размножаются»

Второе, что нам важно: ридер сохраняет потребительские привычки читателя. Журнал не должен лежать в процессе чтения перед читателем на столе. Журнал должен стоять у него на животе, потому что сам читатель должен лежать на диване. И никто не вправе запретить ему принимать эту привычную позицию. Третье, мы понимаем, как собрать с читателя деньги. Мы не понимаем этого в интернете.

— Реклама?

— Да, если бы мы были поисковиком или почтовой службой, тогда мы надеялись бы заработать на рекламе. А так, оставаясь журнальным издательством, — что мы рекламой соберем? У нас есть миллион посетителей в месяц, будет у нас три миллиона — они нас что, золотым доджем осыплют? Ничего не изменится. Ну да, кто-то вяло кликнет на наш баннер, если на него не нападет баннерная слепота, которую сами же рекламщики констатируют все чаще. По-моему, у этой коровы под названием «Журнал в интернете» попросту нет вымени. И нечего пытаться ее доить.

А с ридером мы понимаем, за что намерены собирать с потребителя деньги, как этот сбор должен быть организован, как установить с нашим потребителем длительный взаимовыгодный контакт. Теперь — вторая форма бытования «Вокруг света» — это всякие айфоноподобные, карманоживущие, снабженные всякими камерами, а главное, GPS-модулем. Они тоже все движутся к какому-то стандарту.

— Давайте определимся, это смартфон?

— Да. Вот там ничего этого — никакого номера, верстки, дизайна, не получается. Бессмысленно пытаться засунуть журнал в айфон. Он там жить не будет. Есть на рынке приложение одного из наших, как вы их назвали, конкурентов. У них был хороший журнал (конечно, гораздо хуже нашего, но тоже ничего), они его превратили в набор кратких вестей и боевых сводок с научно-технического фронта. Кто эти люди, которые будут это читать? Почему они не смогут это в ленте любого агентства? Почему им CNN или РИА Новости про это не расскажут? Бессмысленные усилия, совершенно.

— Другое дело — сервис.

— Другое дело — доступ, назовем его так. У нас есть массив информации: «Вокруг Света» за всю свою колоссальную историю (архив уже сегодня оцифрован в большой своей части, и эта работа продвигается каждый день), журнал «Первое, второе, третье», журнал Science, который начнется с сентября, путеводители, наконец, сайт с его миллионом букв в месяц на протяжении нескольких лет, — мы все общими усилиями напроизводили массу замечательных вещей: прекрасных текстов, инфографик, фотографий, карт, видеороликов. Это все теперь должно быть разложено на полках большого и удобного для доступа «склада», а мы будем продавать доступ на этот склад.

«У этой коровы под названием «Журнал в интернете» попросту нет вымени. И нечего пытаться ее доить»

И наша задача создать такой поисковый механизм, который в этом информационном пространстве собрал бы и аккуратно упаковал для вас все необходимое.

— А что с сайтом будет?

— Сайт нам для двух вещей. Во-первых, продвигать и рекламировать вот это все, что я описал выше. Хорошо бы люди, которые ищут дверь на пресловутый склад, нашли бы ее, общаясь у себя в фейсбуке, или на сайте нашего журнала, или из новостной ленты. В общем, сведения о наших продуктах должны широко циркулировать за пределами этих самых продуктов. Только тогда круг потребителей и пользователей сможет расширяться.

Вот читатели сидят в интернете. Они там чем заняты вообще-то? Они общаются, читают новости или ищут всяких полезных и своевременных сервисов. И сервисы — это то второе, что мы им можем предложить. И вот здесь важно, что в словах «Вокруг света» все-таки есть некоторая хорошо различимая внутренняя нота: и это мотив путешествий, перемещений в пространстве, открытия новых мест и обстоятельств. Даже если в журнале это на самом деле не совсем так, что касается общей репутации бренда, идею путешествий все-таки недооценивать нельзя. Так что когда мы задумываемся над теми мотивами, которые заставят пользователя прийти общаться именно на нашей площадке, мы все равно формулируем целый список причин, и все они более или менее связаны с путешествиями.

— На вашей площадке — это у вас на сайте или в ваших соцсетях?

— В наших соцсетях, которые в значительной мере живут и на сайте. Соответственно, и предлагаемые нами сервисы тоже должны быть специализированными в этом же направлении: люди, придя к нам, должны иметь возможность придумать себе какое-нибудь путешествие, его спланировать, детально осмыслить, а потом, может быть, и забронировать.

[Альманах «Полдень. XXI век»](http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%8C._XXI_%D0%B2%D0%B5%D0%BA) — российский журнал литературной фантастики, главным редактором которого является писатель Борис Стругацкий.

— Тексты останутся?

— Я думаю, что нет — постепенно чтение с сайта уйдет. Раз уж человек сидит за столом, его там можно удержать не тем, что он будет пялиться в экран, а тем, что он станет барабанить по клавиатуре. Тогда есть смысл в этом сидении: он во взаимодействии с другими такими же пользователями, а не в организации виртуальной избы-читальни.

— А что с альманахом «Полдень. XXI век»?

— Это совершенно автономное издание, редакция его сидит в Питере, и свою линию они формируют и ведут совершенно самостоятельно. Объективно говоря, это издание, не выпускаемое издательством «Вокруг Света», а находящееся под эгидой «Вокруг Света». Наша роль в издании «Полдня» заключается почти исключительно в том, что мы размещаем заказ в типографии, а потом распространяем тираж.

«Вы газет не читаете! Это же была целая сенсация, когда приложение «Полдень. XXI век» стояло первым в рейтинге»

*— Что с ним будет в ближайшее время? *

— Альманах «Полдень. XXI век» оказался на положении подопытного кролика, — с его, впрочем, согласия. Поскольку технически это очень простое издание, мы и начали с него, когда решили делать приложение для ридера.

— Приложение можно купить?

— Уже два месяца — в Appstore. И когда оно вышло в свет, моментально выстрелило на первую позицию в чарте русских бесплатных программ. Вы газет не читаете! Это же была целая сенсация, когда вот эта совсем простая вещица стояла первой в рейтинге. Сейчас, наверное, уже не стоит, не может же это вечно продолжаться. Впрочем, сейчас посмотрим.

— Все-таки Angry Birds взяли свое.

В разделе канала «Стрелка» появилось видео, в котором Сергей Пархоменко и Дима Барбанель рассказывают о редизайне журнала «Вокруг света».

Сергей Пархоменко о редизайне журнала «Вокруг света»

Видео лекцииСергей Пархоменко, Дима Барбанель: Сергей Пархоменко о редизайне журнала «Вокруг света»